БЕСЕДЫ С ЛОГОПЕДОМ 5. Логопед Инна Богородицкая и психолог Татьяна Шишова о чтении и письме у детей

Поделиться:
13.09.2015



Татьяна Шишова: Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня в студии «Иван-Чая» я, Шишова Татьяна, ведущая, и в гостях у нас Инна Константиновна Богородицкая. Мы продолжаем цикл наших передач, посвященных подготовке детей к школе и успешному школьному обучению. Инна Константиновна психолог-логопед, который очень много занимается с детьми, испытывающими различные  трудности в обучении русскому языку, чтению, этим важнейшим предметам. А я буду выступать в этой серии в качестве родителя, который хочет поучить своего ребенка и не хочет совершать каких-то ошибок. И вот, первый мой вопрос в качестве родителя: может ли родитель самостоятельно готовить ребенка к школе, потому что последние годы эта подготовка к школе настолько распространилась, что очень многие родители думают, что сами они с этим справиться не в состоянии?

Инна Богородицкая: Вопрос действительно очень важный, потому что от того, как ребеночек начнет знакомиться с грамотой, как будет происходить его обучение, какие отношения будут между ним и его мамой, если она принимает это решение, или между ребенком и первым педагогом, во многом зависит то, как он будет относиться к процессу получения знаний вообще, всю жизнь. И эта ответственность, большая ответственность, конечно, налагает определенные обязательства.

Татьяна Шишова: Но может ли родитель-то все-таки сам?

Инна Богородицкая: С одной стороны, конечно, может. С другой стороны, есть определенные обстоятельства, которые нужно учитывать, если все-таки такое решение родитель принимает. И самое главное, что это решение должно быть одобрено не только самой мамой, но и специалистами, в частности логопедами, психологами, неврологами. Особенно в том случае, если у ребенка есть какие-то особенности. Если у него есть логопедические проблемы, если он не совсем хорошо и правильно выговаривает слова, если у него есть неврологические проблемы. Эти все обстоятельства требуют,безусловно,более детального и более тщательного рассмотрения проблемы и тщательной подготовки к этому процессу. Очень часто бывает так, приведу пример. Все идет замечательно, мама вообще не думает, что ребенка нужно обучать грамоте, но совершенно случайно она встречает на улице какую-нибудь свою приятельницу или соседку, которая ей говорит о том, что ее сын, внук, племянник или сосед уже давно бегло читает, изучает энциклопедии, хотя ему всего пять или шесть лет. В этот момент в сознании мамы происходит перелом. Она приходит домой и она полна решимости своего ребенка подогнать под те высокие нормативы, о которых она только что узнала. Но вся проблема в том, что ребенок ничего этого не знает, он продолжает жить своей детской жизнью. Ему четыре или пять лет, он привык играть, он привык, что его все любят, что любой его поступок принимается с радостью. Он умный, он гениальный, он прекрасный, он все умеет и все может. И тут мама принимает такое решение, что она будет его обучать. Она не советуется  со специалистами. Это я говорю такой плохой сценарий. Как она это делает? В самом худшем случае она просто хватает любой первый букварь, который остался еще со времен еще ее школьной жизни. Например, когда ей было семь лет, ее учили по этой книге, она хватает эту книгу – а почему бы и нет, и начинает своего ребенка учить. Естественно, она сразу сталкивается с определенными проблемами, потому что то, чему можно научить семилетку, у которого, например, нет никаких логопедических проблем, который абсолютно спокойно готов к этому процессу, совершенно иная ситуация с четырех-пятилетним мальчиком, да еще или девочкой, если у них есть какие-то особенности речевого развития, психофизиологического. Вы как психолог это прекрасно знаете, что дети бывают разными. Вообще есть такой непреложный закон: ребенок зачитывает, если говорить о чтении, ровно тогда, когда созреют все предпосылки для того, чтобы он зачитал. Пока это не произойдет, усилия родителей, педагогов будут совершенно тщетны. А понять, насколько это так…

Татьяна Шишова: Да, а вот как понять? Это тоже очень важно.

Инна Богородицкая: Очень важно понять, как это происходит. Я еще про сценарий скажу. Есть еще второй вариант сценария. Она все-таки дойдет до магазина, и в магазине она увидит огромное количество литературы, красочной, яркой. Но красочность этой литературы, к сожалению, никоим образом не отражает ее богатого содержания. Достаточно часто так бывает, поэтому такие пособия при том, что они все, в общем-то, похожи примерно внешне на азбуку. Здесь есть буковки везде какие-то, картинки, но логика расположения материала не такая, какая должна быть в детском пособии, особенно для ребенка, не достигшего семилетнего возраста. Потому что еще в четыре-пять лет ведущей деятельностью возраста является игровая. И мы это все прекрасно знаем, и нарушать этот естественный ход событий нельзя. Теперь к вопросу о том, как понять, что ребенок готов.

Татьяна Шишова: Да, как понять?

Инна Богородицкая: Во-первых, речевое развитие вашего ребенка. Нужно понимать, что ребенок в возрасте четырех-пяти лет должен говорить грамотно, он не должен коверкать слова, он должен выговаривать практически все звуки. Допустимо, мы в предыдущих передачах с Ириной Яковлевной останавливались более подробно – звук «л» и «р». К шести-семи годам они тоже уже детьми осваиваются, но в возрасте четырех-пяти лет сонорные согласные ребенок может не выговаривать. Это первое. То есть речь должна быть в прекрасном, идеальном состоянии. Уже к этому моменту он должен посетить логопеда, который должен подтвердить, что действительно речь ребенка развита хорошо и у него нет никаких отставаний, нет речевого недоразвития, нет никаких других проблем. Далее, ребенок проявляет сам активный интерес. Это очень важно, потому что есть дети, которые уже с трех лет тянутся к книжкам, к буковкам и их практически невозможно остановить. То есть, «какая это буква?», «какая это буква?», проходит два месяца, мама с папой с удивлением обнаруживают, что ребенок читает, например, заглавие какой-нибудь статьи крупными буквами в газете. Все бывают очень удивлены этому обстоятельству, но это факт. Очень важно, чтобы ребенок проявлял интерес. Третье: мама должна эмоционально быть готова к тому, что этот процесс может быть не очень легким, потому что иногда мама встречается с первыми уже какими-то неудачами, например, ребенок не принимает эмоционально радостно эти уроки, и ее сразу это настолько расстраивает, она начинает думать о том, что что-то не так с ребенком. В этом случае, скорее всего, что-то не то именно с ее отношением к данному явлению, данному событию, данному делу. Далее, я бы, конечно, хотела сказать, что это не просто так чтение. До того, как ребенок начинает обучаться, он должен овладеть теми видами деятельности и теми навыками, которыми ребенок должен в этом возрасте владеть. Он должен знать стишки наизусть в большом количестве. Это такой очень важный показатель, к сожалению, сейчас почему-то очень редко дети знают тексты наизусть. Меня это всегда очень удивляет, потому что раньше любой ребенок в четыре-пять лет читал большое количество литературы наизусть.

Татьяна Шишова: Да, сейчас многие дети не знают стихов.

Инна Богородицкая: Не знают даже простых, маленьких стихов. Даже не знают стихов Агнии Барто. Я всегда очень удивляюсь. На консультации я прошу: «Почитай мне что-нибудь». Хорошо, если недавно был Новый год и если только что-то в детском саду задали, предположим.

Татьяна Шишова: То есть это очень важная предпосылка для обучения.

Инна Богородицкая: Это очень важная предпосылка, я на этом всегда останавливаюсь, потому что это и развитие фонематического слуха, рифмы, то есть развитие линейной памяти, способности запоминать фразу, это развитие эстетического восприятия, потому что хорошая детская литература – это великолепные произведения, на которых выросло не одно поколение. Далее, это детские попевки, потешки, чистоговорки, скороговорки.

Татьяна Шишова: Например, какие?

Инна Богородицкая: «У ужа ужата, у ежа ежата». Предположим, «купи кипу пик». «От топота копыт пыль по полю летит». «Цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла». Их очень много, они очень смешные, дети всегда веселятся, когда мы учим, особенно с этой цаплей. Есть повод объяснить, ведь это устное народное творчество, в нем всегда заложены какие-то еще скрытые резервы и очень приятно, когда ты рассказываешь ребенку, что такое «чахла», что такое «сохла»…

Татьяна Шишова: Что такое «сдохла».

Инна Богородицкая: Что это, оказывается не прямое значение, что сохла, а именно так раньше,когда болел кто-то, говорили, что сохнет на глазах. Ну, и «сдохла», конечно – тоже есть о чем поговорить. И сколько остроумия в этих детских песенках всевозможных. Я очень люблю не только народные песни детям давать, но великолепный наш композитор Струве Георгий Александрович, песенка про лисенка. Потерялся лисенок, как он скучает – нет мамы. Дети всегда просто плачут в три ручья, ведь детям нужны эмоции – это тоже очень важно. И тот ребенок, который хочет учиться, у которого прекрасно развита речь, у которого нет никаких проблем: ни логопедических, ни психологических, который знает много текстов наизусть, у которого хорошая память и который тянется к знаниям – вот такого ребенка мама может смело обучать грамоте, но опять же даже в этом случае – по методикам, предназначенным для детей раннего возраста.

Татьяна Шишова: Подождите, про методики мы поговорим чуть-чуть позже, а вот мне интересно, сейчас же у очень многих детей есть какие-то логопедические проблемы.

Инна Богородицкая: Да, есть.

Татьяна Шишова: А у многих – даже не какие-то, а довольно серьезные. И что делать? Пока не наладилось это, не обучать чтению?

Инна Богородицкая: Есть такая точка зрения, я ее не разделяю, но она в принципе существует. Есть такая азбука, очень любимая родителями, Жуковой. И я не могу сейчас сказать, что касается последних изданий, я не смотрела их, а вот в предыдущих изданиях автор четко писала, что приступать к обучению чтению детей можно только в том случае, если: первое – все логопедические проблемы решены.

Татьяна Шишова: Но Вы тоже это говорили сейчас.

Инна Богородицкая: Да, это я говорю, что есть такая точка зрения. Я считаю, что всего использовать те методики, которые позволяют одновременно и корригировать проблемы, и обучать ребенка. Вот почему я уже много лет являюсь фанатом методики Николая Александровича Зайцева.

Татьяна Шишова: Если все-таки есть какие-то фонетические проблемы кроме «л» и «р», и если учиться по методике Зайцева, то можно.

Инна Богородицкая: Можно, но я еще раз настаиваю, что ребеночка обязательно должен посмотреть специалист. Это очень важно. Почему я об этом говорю не один раз и повторяю? Потому что родители иногда поступают как? Они пришли в поликлинику к логопеду, не получили того, что они хотят получить и на этом они прекращают поиски и далее уже делают то, что считают нужным. Ведь если у нас болит зуб, мы идем к стоматологу. Он не устраивает нас по каким-то параметрам, мы же не оставляем надежду вылечить свои зубы, мы идем к другому специалисту, к третьему. Вот то же самое и здесь: надо найти своего специалиста.

Татьяна Шишова: Который возьмется исправлять.

Инна Богородицкая: Который возьмется исправлять – раз, и который будет консультировать и давать вам какие-то определенные задания, указания. И слово «указания» может быть несколько такое жесткое, но оно, между прочим, правомерное.

Татьяна Шишова: Рекомендации, скажем.

Инна Богородицкая: Да. Лучше все-таки, когда вы работаете в содружестве со специалистом. Это всегда самый идеальный вариант.

Татьяна Шишова: Теперь давайте про методики. Вот методика Зайцева, ее любой человек может взять и применить. Можно ли тут навредить?

Инна Богородицкая: Навредить можно. Навредить можно вообще всегда, к большому сожалению. Мой опыт подсказывает, что нет ни одной методики, в частности методика Зайцева, хотя я считаю, что она универсальна, потому что там есть прекрасная книжечка, в которой написано все, от сих до сих, все инструкции. Но, тем не менее, родители, когда читают эту книжечку, просто в силу своей профессиональной неподготовки, ведь не все же специалисты, они упускают детали, которые им кажутся малозначительными. На самом деле они являются определяющими. То же самое касается и других методик.

Татьяна Шишова: Давайте скажем тогда, каким образом имеет смысл использовать методику Зайцева, чтобы не совершить ошибок.

Инна Богородицкая: Прежде всего я хочу развернуть эту табличку.

Татьяна Шишова: Давайте.

Инна Богородицкая: Эту табличку можно использовать, не боясь навредить своему чаду. Совершенно уверена в этом. Опять же, очень прошу родителей для того, чтобы приступить к обучению, сейчас проводятся семинары Николая Александровича Зайцева по его методике. Лучше посещать те семинары, которые находятся непосредственно под его патронатом, то есть чтобы это имело к нему прямое отношение, потому что сейчас очень много людей, которые считают, что они могут и в состоянии читать семинары, но лучше, чтобы это были семинары, которыми руководит сам автор методики. Это вообще всегда лучше.

Татьяна Шишова: Не все могут.

Инна Богородицкая: Да, не все могут.

Татьяна Шишова: Давайте ориентироваться на то, что не все будут посещать эти семинары.

Инна Богородицкая: Таблиц, на самом деле, две. Кроме этого в пособие входит диск, книга, в которой, как я сказала, изложена инструкция, как изучать и как обучать ребенка чтению. Таблицы две. Это маленькая таблица, я специально ее взяла, потому что как ни странно ее я люблю больше всех. Там есть еще большая таблица, в которой несколько другая логика расположения букв. Во-первых, самое главное заблуждение, что знание букв помогает обучать ребенка чтению. На самом деле, знание букв мешает.

Татьяна Шишова: Очень интересно.

Инна Богородицкая: Потому что буква ребенком осваивается даже в возрасте двух лет, что вообще обычно всегда потрясает родителей, и они считают, что, ну, все, раз теперь он выучил буквы, вот теперь-то он и зачитает. И тут их ждет глубокое разочарование, потому что знание букв мешает. Когда мы говорим «буква «б», «буква «в», «буква «г» и т. д., ребенок в возрасте двух-трех лет усваивает эти буквы так же, как он осваивает новые слова: «стол», «табуретка», «стул», «пол» и т. д. «А», «б», «в», «г», «д»… Увидел – запомнил. Но когда мы начинаем соединять буквы, то «б» и «а» будет не «ба», а будет «бэ-а».

Татьяна Шишова: Конечно.

Инна Богородицкая: «Г» и «а» будет «гэ-а». Как сказал один мальчик, Николай Александрович любит этот пример, его спросили: «Вот буква «т», вот буква «а». Что получается?» Он сказал: «Тойота!»

Татьяна Шишова: Понятно.

Инна Богородицкая: Логика ребенка совершенно другая, поэтому лучше учить ребенка звукам. И не учить, как запоминать: вот это такая буква – в торжественной обстановке ее выучили, а просто проговаривать с ребеночком все эти буковки. Сначала гласные – они легче:

У – о – а – э – ы.

Даже лучше петь их на такую простую незатейливую мелодию, соль-фа-ми-ре-до, знакомую всем деткам:

Ю – ё – я – е – и.

Клубнички здесь тоже не зря, потому что объем резонатора, когда мы произносим эти гласные и гласные эти, разные. Здесь рот открывается шире, так же, как и в слогах с этими гласными. А здесь ротик открыт меньше, поэтому мы «съедаем» большую клубничку и маленькую клубничку. Ассоциации, понятные ребенку. Естественно, мы не будем ему читать лекции по поводу того, что твердые согласные требуют большего объема резонатора, рот открывается шире. Дальше вот все наши согласные. Причем серым обозначены звонкие, а коричневым – глухие. Тоже весьма понятная ассоциация, то есть серые – это железо, то, что звенит, а коричневые – это дерево, то, что стучит. И таким образом мы проговариваем все наши согласные: «й», «л», «м», «н». Именно как звуки. Именно как звуки, потому что потом объяснить ребенку, что «м» и тут же у нас «ма», будет проще. Более того, надо маленькому ребенку избегать что-то объяснять. То есть аналитико-синтетические методы воздействия будут для него значимы в гораздо более позднем возрасте, когда ему будет семь-восемь лет, тогда можно. А маленький ребенок, у него ведущее полушарие правое, он еще больше воспринимает эмоции, он больше воспринимает такие слитные целые картинки. Лучше ему вообще стараться ничего не объяснять, а просто просить его проговаривать вместе с собой и все. То есть, «й», «л», «м», «н», «р», «в», «ф», «з», «с», «б», «п», «д», «т».Выглядит это так: табличка висит на стене, нужна длинная указочка. Опять же очень хорошо это, потому что у ребенка не сгибается спинка, он стоит прямо, он смотрит вверх, у него все тянется вверх, у него не портится осанка и у него такое веселое приподнятое настроение, так как он устремлен куда-то вверх. И вот он произносит все эти согласные, а далее можно пропевать уже склады, то есть сочетание согласного и гласного. Это у нас склады и слоги, потому что склад в русском языке, как мы помним – это не только согласный с гласным, но и один согласный. Раньше же вообще не было одиноких согласных, просто редуцировались некоторые гласные, как мы это знаем по истории языка. Таким образом, мы можем пропевать или проговаривать с ребеночком эти линейки:

Л: лу-ло-ла-лэ-лы. Л.

Му-мо-ма-мэ-мы. М.

Ну-но-на-нэ-ны. Н.

И тут же есть и твердый знак, и если он спросит, мы ему говорим: «Да, мы произносим только «н». А когда мы перейдем, я просто не буду повторять – здесь понятно, что таким образом мы проговариваем всю эту часть таблицы. Дальше у нас йотированные гласные и гласная «и». Тоже самое:

Ю: лю-мю-ню-рю.

Можно это делать снизу вверх, можно это делать слева направо. И здесь фактически в этой маленькой таблице вся фонетика русского языка. Проговаривая вместе с ребенком, даже если в семье двое детишек, один ребенок двухлеточка, мама может взять длинную указку, старший ребенок держится за кончик этой указки, а на руках у мамочки при этом младший ребенок, и он тоже все это слышит. У меня были такие истории, когда младший ребенок научился читать раньше, чем старший, потом что у него не было логопедических проблем, и когда мама занималась со старшей девочкой, ее братик внимательно смотрел на эту таблицу, смотрел-смотрел и однажды утром она мне звонит и говорит: «Я застала ребенка за тем, что он встал с кроватки и все эти буковки и слоги тихонечко проговаривал». Ее это очень удивило, потом он ей стал выдавать и выдавать и в итоге почти на какое-то приличное время, месяца на два-три, зачитал раньше того, кто непосредственно был целью данного обучения. Вот такое бывает.

Татьяна Шишова: Понятно. Спасибо большое. Наша передача подошла к концу. Такие таблицы продаются?

Инна Богородицкая: Да, это пособие «Кубики Зайцева», туда входит эта таблица, другая таблица, кубики сами. Сейчас они вообще продаются склеенные, потому что начиналось все с того, что мы их склеивали, мы ходили собирали всякие железяки, чтобы кубики звенели, горох клали в кубики, которые стучали, а сейчас все очень просто, все уже готово к работе.

Татьяна Шишова: Что ж, в следующей передаче мы продолжим разговор о том, как готовить ребенка к чтению. Инна Константиновна, Вы все очень понятно объясняете, но, тем не менее, если у наших зрителей вдруг возникнут какие-то конкретные вопросы к Вам, то куда они могут Вам написать?

Инна Богородицкая: Пожалуйста, адрес моей электронной почты: lina0529@yandex.ru. Пишите, спрашивайте. Я с огромным удовольствием отвечу на все вопросы, потому что мне очень хочется, чтобы детки обучались с удовольствием, успешно и чтобы они запомнили этот период в своей жизни, как один из самых счастливых.

Татьяна Шишова: До свидания.

Инна Богородицкая: До свидания, всего хорошего.

Татьяна Шишова: В нашей студии была ведущая Татьяна Шишова и наша гостья Инна Константиновна Богородицкая, психолог-логопед. До новых встреч.


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~XD2xQ



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо