Школьники и их родители только мешают чиновникам Минобра

Поделиться:
19.12.2015
Brick2-4.jpg

Законодатели придумали, как заставить чиновников спрашивать мнение родителей при слиянии общеобразовательных школ.


Парламентарии хотят сделать так, чтобы ни одна реорганизация или ликвидация городской школы не проходила без учёта мнения общественности, а, проще говоря, родителей. Соответствующий законопроект Госдума рассмотрит сегодня, 18 декабря, в первом чтении. Авторами инициативы выступили сенатор Совета Федерации Елена Афанасьева, депутат фракции ЛДПР Максим Щепинов и Надежда Шайденко из «Единой России».

А детей-то спросить забыли

Проект федерального закона предполагает изменения в статью 22 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», дополняя его пунктом 16, в котором предусмотрена норма, устанавливающая право жителей городского округа выражать свое согласие или несогласие при реорганизации или ликвидации государственных образовательных организаций, расположенных в границах округа их проживания. Ликвидация и реорганизация образовательных учреждений уже на протяжении трёх лет идёт в Москве и других регионах нашей страны.

Как сказано в пояснительной записке к документу, государственные общеобразовательные учреждения в Российской Федерации представляют особую важность, как для общества, так и для отдельно взятых граждан, являются ключевым звеном в создании единой образовательной системы внутри страны: «Школы являются посредником между обществом и молодым индивидом. Их основным предназначением является подготовка подрастающего поколения для будущей жизни в социуме, обеспечение детей необходимыми навыками общения и взаимодействия друг с другом».

А потому объединять их бездумно нельзя. После вступления в силу нового закона «Об образовании в РФ», в 2012 году, поступили предложения от 1567 учреждений о создании 482 крупных образовательных комплексов. Такие действия сразу приводят к тому, что объединяются более «слабые» школы с гимназиями, где и преподавательский состав, и уровень знаний учащихся значительно выше. «Это приводит не к улучшению ситуации в более слабой школе, а к ухудшению уровня знаний в гимназии» — уверены парламентарии. А предлагаемые ими изменения позволят всерьёз учитывать мнение граждан при осуществлении процедур ликвидации или реорганизации общеобразовательных учреждений.

Сегодня, например, в школах для инвалидов или девиантных детей тоже недовольны слияниями. Чиновники утверждают, что внедряют таким образом принятый на Западе инклюзивный подход, когда «особенные» дети учатся вместе с обычными. А получается, зачастую, не лучше, а хуже. В объединённых центрах нет ни инфраструктуры, ни дополнительных ставок для специалистов по работе с инвалидами.

Интересно, что в августе этого года столичные власти составили рейтинг лучших московских школ «Топ-300», который показал, что программа реорганизации и слияния школ только улучшила статистические показатели, а последние 5 лет происходит «мощнейший рост качества образования». В этом году в десятку лучших вошли школы №№1535, 1329, 57, 548, 962, а также СУНЦ МГУ, лицей №1501, «Вторая школа» и Курчатовская школа.

Основные параметры, которые учитывались в рейтинге — результаты экзаменов, количество призёров Олимпиад, а также дошкольных групп, перешедших в 1 класс той же школы. В этом году добавилось три дополнительных параметра: профилактика правонарушений, социокультурная работа и количество детей-инвалидов.

При такой картине странно, почему же сами реорганизованные школы регулярно посещают протестные митинги, а родители и учителя говорят о снижении качества образования, сокращениях преподавательского состава и сокращении финансирования.

Новый закон только спутает карты

«Родителей спрашивать надо, причём под роспись — это понятно. А у детей спрашивать не нужно? Мне не понятно, почему все процессы реорганизации и слияния идут в обход их мнения, их желания», — такую точку зрения высказала завуч одной из объединённых недавно школ в центральном округе Москвы Инна Стрельцова

Преподаватель считает, что общественные слушания — обязательный элемент в таком процессе. В первую очередь, чтобы избежать подделки документов, которая, к сожалению, стала частым явлением в данных вопросах. Педагог отметила, что теперь образовательные учреждения на почве слияний и реорганизаций рассорились и «даже в гости друг к другу не ходят».

В законе об образовании прописано, что объединение должно быть добровольным процессом, более того — проводиться только по инициативе родителей и администрации школ. Но до сих пор есть правовая неясность: сначала городские власти утверждали, что родительский совет может наложить вето на слияние, потом — что их мнение лишь учитывается. Закон допускает обе трактовки. А сельскую школу вообще невозможно реорганизовать, не проведя общий сход граждан.

Об этом же сказал и первый зампред Комитета Госдумы по образованию Владимир Бурматов: «Чиновники на практике плевать хотели на все сходы и советы. Они их никогда не остановят, если нужно провести очередную оптимизацию. Под ней, зачастую, подразумеваются следующие шаги: всё закрыть и всех уволить, а детей распихать по другим школам». 

Депутат считает, что принимать новый закон, если не работает действующий — глупо. На его взгляд, более важной является правоприменительная практика, то есть нужно заставить работать уже существующий закон. 

«Почему-то профильное ведомство, которому поручена вся система отечественного образования — Минобрнауки, этой правоприменительной практикой вообще не занимается. Всё отдали на откуп муниципалитетам — пусть в каждом регионе эти вопросы сами решаются. Но это подход близорукий. И мы, депутаты, сейчас забрали эти вопросы на свой уровень, создавая эту правоприменительную практику», — сказал первый зампред думского Комитета.

В пример он привёл ситуацию объединения двух столичных школ. Одна из них — для детей с тяжёлыми задержками в речевом развитии, а вторая — с углублённым изучением иностранных языков. В итоге после слияния логопедические дисциплины, которые так нужны детям с речевыми трудностями, пустили «под нож», специальные предметы вынесли на уровень дополнительных и платных, а классы укрупнили. «Я вмешался на уровне прокуратуры вместе с родительским комитетом. Мы остановили это процесс, а всех, кого нужно наказали. Как было с ситуацией, когда объединили математический лицей и школу для детей, отстающих в развитии. Мы пытались вмешаться, но не удалось переломить позицию органов управления образования».

Владимир Бурматов заявил, что, если бы местные депутаты вдумчиво занимались этими вопросами, всё было бы по-другому, но в идеале темой должны заняться чиновники Минобрнауки, «у которых, видимо, другие задачи и дети в школах, а также учителя и назойливые родители им только мешают».




Источник


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~pCAEo



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо