Учебник русской жизни

Поделиться:
02.07.2016
ужан.jpg

Общество русской словесности ставит вопрос о создании нового учебника литературы для школы и вуза. 

О концепции проекта рассказал доктор филологических наук Александр Ужанков.

Чему учит литература? Об этом в последнее время много говорят и зачастую яростно спорят академики, политики, общественные деятели, преподаватели, родители и ученики. 

Дискуссия началась в 2013 году, когда члены Общественной палаты с благой целью культурного и духовного объединения нации выдвинули идею написать единый школьный учебник литературы. 

И у этой идеи сразу появились противники: единый учебник, по их мнению, означал бы покушение на свободу учителя и ученика в творческом процессе познания, возврат к идеологизированному уроку литературы советского образца. 

Правда, на словах ратуя за свободу, на деле оппоненты единого учебника не менее жестко, чем его сторонники, проводят свою линию в вопросе «чему учить». 

Речь идет об эстетической и познавательной функциях литературы, то есть о том, чтобы привить ученику навык самостоятельного чтения ради «наслаждения» текстом, преимущественно его формой и стилем, и дать минимум знаний, необходимых «интеллигентному человеку». 

Миссия литературы как носителя культурной и нравственной традиции при этом отрицается с упорством, вызывающим удивление*.

Между тем о важности именно ценностного подхода к литературе заговорили в Обществе русской словесности, учрежденном в марте этого года по инициативе президента Владимира Путина и под эгидой патриарха Кирилла. 

На первом заседании был заслушан доклад об учебнике литературы Александра Ужанкова, доктора филологических наук, кандидата культурологии, профессора НИЯУ МИФИ и Литинститута им. А. М. Горького, специалиста по древнерусской словесности и члена экспертных групп по нескольким линейкам учебников. 

О том, в чем смысл предлагаемого новшества, он согласился подробно рассказать «Эксперту».

— Александр Николаевич, для чего нужно изучать литературу, есть ли у нее миссия, не зависящая от пристрастий руководства Минобразования, политики в области образования, мнений отдельных специалистов?

— Да. Отвлекаясь от политических, сиюминутных мотивов, если мы посмотрим на три гуманитарных предмета: отечественную историю, русскую литературу и русский язык, ­— то они формируют мировоззрение русского человека. 

История отвечает за чувство патриотизма. 

Поэтому, например, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, одной из идей пропаганды Геббельса было раздробить русскую историю на ряд историй локальных. 

Язык — это национальная самоидентификация: на каком языке ты думаешь, той культуре и принадлежишь, и не важно, какая кровь в тебе течет. 

И сегодня, когда в школьной программе на изучение русского языка отведено меньше часов, чем на иностранные, мы заведомо воспитываем «не совсем русское» молодое поколение. 

Кстати, вот вам вопрос на засыпку. 

Как звали отца Евгения Онегина? Не думайте, потому что не вспомните. В романе нет его имени, про него сказано только «Служив отлично-благородно, долгами жил его отец, давал три бала ежегодно и промотался наконец». У Евгения Онегина нет отчества, то есть Отечества. Почему? Потому что он русский иностранец, воспитанный иностранцами по-своему.


Источник: ЭКСПЕРТ


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~0ql3K



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо



Поддержать региональную общественную организацию «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»:

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: