200-й прием гибридной войны. Путин, враги и либералы во власти

Поделиться:
28.12.2014

Путин и Ст_ Сигал_.jpg

Два восьмых дана. Всегда есть, что обсудить…

Когда человек только начинает заниматься единоборствами, ему часто рассказывают поучительную притчу про бойца, которого мастер научил 199 приемам, и он возгордился настолько, что решил, что может победить самого учителя. Закончилось все понятно чем – учитель победил его 200-м приемом, которого тот еще не знал. При всей простоте притча несет в себе глубокий смысл: в единоборствах нет полного совершенства; этот путь бесконечен. Вот почему практически никто не получает 10-й дан, хотя в ряде школ он существует. 10-й дан может иметь лишь основатель школы, а он, как правило, давно умер.

Но это, как говорится, ликбез. На тему единоборств существуют гораздо более занимательные истории, и при этом вполне реальные. Вот как закончился настоящий элитный российский спецназ? Не тот, который существует, по-моему, во всех родах войск, расцветает пышным цветом и расширяется по необъятной Родине, а также за ее могучими пределами. Скоро и у пожарных и спасателей будет свой спецназ. А затем и у стройбата. С элитными титановыми лопатами. Набирать будут исключительно из красавцев горных таджиков. Нет, речь не об этом. Были у нас сверхсекретные и суперэлитные группы, что постигали премудрости различных восточных стилей и продвинулись в этом деле настолько, что победили практически всех японцев вместе с китайцами. И вот оказались они как-то в некоем буддийском монастыре, где монахи постигали премудрости кун-фу. Ну, или не кун-фу, а какой-нибудь другой школы. Мне, впрочем, хочется, чтобы это было именно фольклорное кун-фу, мифологизированное кинематографом. Так история звучит красивее. Так вот, явились русские в этот монастырь и победили там опять же всех. Все, сказали китайцы, вы – ученики, превзошедшие нас, ваших учителей. Ничему мы вас больше научить не можем. А посему – предлагаем сразиться с нашим Великим Мастером. Вышел такой расслабленный старикан лет 70, с квелым лицом, сеткой глаукомы на старческих глазах, с дряблыми мышцами. И все элитные бойцы из России оказались многократно им уложены на ковер, а некоторые даже получили легкие повреждения. Причем, было абсолютно понятно, что повреждения могли бы быть и тяжелыми, но китаец был буддистом и, стало быть, не признавал насилия. Сказать, что русские были в полном шоке, значит ничего не сказать. «Как же это у него получается?» А вот, отвечали китайцы, особая медитация… Кто-то уже догадался, чем все закончилось? С тех пор элитные бойцы из России и сидят в соответствующих буддистских монастырях. Медитируют… Ничего не попишешь: хочешь постичь традицию, погружайся в нее целиком, будь готов отдать на это дело всю жизнь. Ну, или смирись, что ты никогда не будешь 10-м даном. Кстати, ставлю мой шпалер, что китайцы в том эпизоде как-то договорились с американцами, чтобы остановить этих неукротимых русских и сыграли на их чисто русской черте – максимализме, стремлении во всем дойти до конца, или, как по-русски говорят, до края.

Я это все к чему? Наш Большой и Любимый Вождь по жизни сильно подсажен на единоборства. И он по характеру – типичный русский, со всеми, как говорится, вытекающими.

В описанной выше истории (знатоки вопроса уверяют, что чистая быль) понятно, что нужно было сделать, чтобы победить китайца. Надо было не заморачиваться особенностями стиля и принципами школы, а заехать китайцу в стиле нашей славянской «бузы» чем попало и куда попало. Причем, как можно быстрее. Желательно сразу и без ритуальных поклонов. Но так же не по кайфу! Вся фишка в том, чтобы победить Учителя по его же правилам, иначе будет ощущение, что тебе по жизни чего-то не додали. Ну и медитируй на здоровье, сколько там жить осталось. Впрочем, медитировать и кушать пыльцу где-то в Тибете – это еще очень щадящий, вполне себе восточный вариант. Ненасильственный. В большой жизни, с глобальными сообществами все бывает гораздо страшнее и печальнее.

То президентство ВВП, что началось с марта 2012, казалось, будет триумфальным. 12-й и особенно 13-й годы состояли, на первый взгляд, из одних побед. Ну, почти. Сноуден, Сирия, наконец, Олимпиада. Армия укреплялась, народ богател (насколько это в нашей стране вообще возможно), нефть текла по трубам изобильными реками, экономика чувствовала себя вполне уверенно. Храмы строились, парады проводились; патриоты все больше начинали бредить новым «большим стилем», где сталинское советское наследство причудливо сочеталось с квазивизантийским государственным православием. Фраза «Пиндосы скоро накроются» все громче звучала на все большем количестве патриотических кухонь, причем, что важно, не под дешевую водку, а под все более элитные напитки импортного происхождения. Что парадоксальным образом укрепляло народ в приверженности национальным ценностям. И вот грянул Майдан. Переворот на Украине произошел аккурат под аккомпанемент ударных сочинских фанфар, что выглядело особым глумлением над проснувшейся национальной гордостью. Мировая империя собралась с силами и нанесла ответный удар. Казалось бы, настал момент истины?

Но не тут-то было! Мы же уже знаем, что русские – весьма способные ученики. Да и амбиций им не занимать. Путин (как учили) мгновенно перегруппировался и – отжал Крым. Даже самые упорные злопыхатели восхитились тогда красотой стиля. Просто Стивен Сигал в «Его надо убрать». Знаменитый экзамен сразу для нескольких соискателей на получение очередного дана в додзё айкидо айкикай, проводимый самим Неподражаемым. Кто в теме, знает, о чем речь. Дальше и началось самое поучительное.

Не станем подробно разбирать эпопею Новороссии, не в этом сейчас наша цель. Сейчас уместно со всей серьезностью поговорить о другом. То, что Россия стоит на пороге небывалых еще в ее истории испытаний, ясно, наверно, всем. Как и то, что она не вполне к этим испытаниям готова. Чтобы понять, в чем здесь дело, нужно понять, в чем были допущены ошибки и какие.

Ясно, что наши «западные партнеры» переиграли нас не в военном противостоянии и даже не в пропаганде. (Хотя чисто идеологический, пропагандистский проигрыш России в борьбе за Украину в предыдущие годы, на наш взгляд, очевиден, о чем мы и писали чуть меньше года назад в статье «Конец политики понтов»). Нас ухватили за самое слабое место – за деньги. Выяснилось, что мы можем укрепить армию и достаточно быстро создать оружие, превосходящее все западные аналоги (например, СУ-35). Можем загнобить внесистемную оппозицию так, что ее стало не видно и не слышно, привести ее в полное ничтожество. Можем перебросить газовые потоки на восток и изящно оставить с носом тех на Западе, кто на них рассчитывал. Можем даже худо-бедно наладить пропагандистскую машину так, что украинские власти начинают в бессилии, нарушая все правила игры, просто запрещать у себя в стране российское телевидение. Наши «вежливые люди» и «отпускники» (не имеющие, разумеется, никакого отношения к государству) с помощью вновь открытого «военторга» могут так помочь ополченцам Новороссии, что укронацистские вояки бегут от них, как черт от ладана, намазав пятки скипидаром и бросая в огромном количестве сожженную технику. Одного мы не можем – победить в финансовых спекуляциях, одолеть Его Величество доллар, этот последний довод хозяев мира. Эта, такая своеобразная, «мягкая сила», как нож в масло входит в наше могущество, обнажая все наши слабости. Великий Учитель либеральной российской элиты (а Путин ведь тоже отчасти либерал, причем, вполне убежденный) побеждает нерадивого ученика пресловутым 200-м приемом. Как же так получается? Вряд ли можно предположить, что в стране, где есть блестящие ученые, артисты, писатели, спортсмены и военные, нет хороших экономистов. Конечно же, они есть, как теоретики, так и практики. И порой весьма доходчиво, с прекрасным знанием дела, объясняют нам, что, собственно, происходит. Но, в отличие от спортсменов и военных (а отчасти артистов и писателей), упорно остаются не у дел.

Почему же? А просто потому, что принадлежат к другой школе, пытаясь привнести «тоталитарную» имперскую скверну в наше молодое, как те спортсмены, такое свежее и радующее глаз Хозяина чисто национальное, европейское величие. Вот в этом все дело!

Путин – искренний патриот и имеет большой зуб на американцев. Он вполне искренне презирает всех этих мировых лидеров. Он знает, насколько они примитивны и давно уже не являются носителями пресловутых европейских ценностей, насколько корыстны и чужды какой-либо жертвенности, даже во имя своих буржуазных идеалов. Он видит их абсолютную приземленность, так сказать, «неидеальность», знает на собственном опыте всю великую правоту недавних слов папы Франциска о «дряхлой старухе», давно уже ни на что не способной. И, не без оснований, мыслит себя последним европейцем, лидером последней истинно буржуазной революции в Европе. Безжалостно (но в полном соответствии с теми же западными правилами) «наехав» на их амбиции, он не учел одного: дряхлая старуха, особенно подгоняемая более молодой Америкой, еще способна дернуться и сделать что-то ради принципов и даже против своих материальных, прагматических интересов, если сильно затронуть глубокую внутреннюю убежденность этих западных людей в том, что они – высшая раса, высшее сословие, Элита мира, а все остальные – быдло. Путин захотел быть на равных с нашими «западными партнерами», а это правилами игры не предусмотрено. «Чумазый играть не может», и России никогда не дадут стать «полноценной» Европой, сохраняя главные свои исторические качества и, прежде всего – просто ее елостность. Как впрочем, и Украине. Просто свiдомые об этом еще не знают. А те, которые догадываются, упорно знать не хотят. Иначе как жить??!

Возвращаясь к различию школ, скажем, что основное противоречие Путина – сочетание этакого державного патриотизма с либерализмом, стало особенно отчетливо видно из его последних выступлений – послания Федеральному Собранию и ежегодной Большой пресс-конференции. Делая блестящие шаги во внешней политике, Путин верит в давно устаревшие и архаичные мантры либеральных экономистов, обсевших его, как пчелы банку с медом и, вопреки очевидности, вполне, как представляется, искренне говорит о «грамотных действиях Центробанка» по спасению национальной валюты, хотя специалисты давно показали, что основная игра по обрушению рубля велась именно оттуда. Очевидные меры, связанные с государственным вмешательством (аналогичные тем, что предпринимал президент Рузвельт после Великой депрессии, который ведь тоже вполне себе рыночник) неприемлемы для него, ибо противоречат либеральным догмам, давно устаревшей, изжившей себя монетаристской доктрине. Рядом с ним сидят люди, для которых «отмашка» МВФ приоритетнее его указов, а он им верит? А что делать! Мы ведь хотим быть самыми крутыми на Западе, а не иными по отношению к Западу. Нам нужны инновации – поэтому сделаем Сколково. «Наш» Вексельберг все и оплатит. Мысль о том, что не проще ли (и дешевле) дать немного денег в академгородки, наследие великого СССР, и вообще ученым из РАН, не посещает державную голову. Ибо это совсем неинтересно. На «инновации» способны лишь мы, молодые и успешные, а не какой-то там замшелый «совок». Нас не устаивает простота славянской «бузы» (как она неэстетична в самом деле!), нам подавай именно кун-фу. Причем в самом продвинутом варианте. А это означает, увы, что вместо простой и эффективной победы медитировать придется, так сказать, до упора. То бишь до просветления. Что станет со страной, в этой логике, не так уж и важно. В конце концов в буддизме весь этот мир – одна большая иллюзия.

Путин, конечно, совсем не таков, и его, как искреннего патриота, очень волнует судьба страны. Но он хочет победить Запад (в нашем превосходстве над которым также искренне убежден), играя по его правилам. Иначе что же, опять «тоталитаризм»? Этот парадокс русских европейцев, которые хотят победить Европу и убедить европейцев в том, что они в ней круче всех, и в награду быть принятыми в лучших домах той же самой Европы, и есть те извечные либеральные кандалы, которые наши элитарии никак не хотят с себя сбросить. А потому и обречены на вечное рабство.

И в этом им помогают не только либеральные идеологи, но и патриотические «благомыслы», упорно убеждающие себя и других в том, что, конечно, да, либеральная элита плоха, но другой-то ведь нет! Нет, по их мнению, патриотической контрэлиты, а потому Президент, как всегда, мудр в своей осторожности по отношению к его либеральному окружению. Не на кого ему, бедному, опираться, кроме проклятых либералов. Чумазые мы, играть не можем… Главное, считают они – не дергаться и во всем поддерживать нашего царя. Ну, в смысле Великого Вождя. Что ничуть не хуже, вы же понимаете… И никакие доводы оппонентов их не убеждают, они всегда воспринимают их на уровне «сам такой». А стоило бы прислушаться: «Пожалуйста: мы на Рой ТВ показываем таких людей. Посмотрите на Питерский тракторный завод, на "Ростсельмаш". Посмотрите на успехи белгородской команды Савченко. Откройте журнал "Эксперт": там столько интервью с успешными руководителями производственных и инновационных фирм, которых на центральном ТВ не увидишь. Их вообще не знают в Кремле и в "кадровом резерве" Путина». Нет, тема игнорируется в принципе, все сводится к «железному» аргументу «он мне грубит».

Что же должно произойти, чтобы Путин, наконец, перестал быть либералом, пусть и «отчасти», и призвал к служению патриотическую контрэлиту? Предприятия должны начать сыпаться пачками, разорившиеся люди в отчаянии – сотнями выбрасываться из окон, банды – вламываться в квартиры, чтобы отобрать последнее, и наш родимый, вполне себе обоснованный многотысячный социальный Майдан должен встать у кремлевских стен? Здесь не помогут истребители пятого поколения, подводные лодки и ракеты «Булава», даже если их подкрепить честно заслуженными «Мистралями». Здесь бесполезно виртуозное умение вербовать мировых лидеров. Здесь нужно перестать жить в контексте великой утопии «Россия – цэ Эуропа» и произнести вслух страшное слово «империя». Здесь нужно поверить совсем неэлитным работникам, что не могут пробиться наверх сквозь толщу наглого чиновничьего беспредела. Здесь нужно просто полюбить Россию, как женщину, что всегда тоскует по настоящей большой любви. Здесь нужно просто – обратиться к народу не через посредство технологий «ящика», а сердцем к сердцу, самыми сокровенными глубинами души почувствовав биение горячего пульса Великого Немого. Того, кто все еще по большей части безмолвствует. Но всегда, как показывает история, перестает молчать, если окончательно убеждается в том, что его просто дурят.

Владимир Семенко

Источник


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~Fj3pw



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо