Депутат Госдумы Евгений Федоров.Как остановить падение рубля.

Поделиться:
23.12.2014

Элина Жгутова РИА "Иван чай " задает вопросы депутату Госдумы Евгению Федорову о падении курса рубля ,политике Центробанка и речи Президента Владимира Путина на пресс-конференции 18 декабря 2014 года

Элина Жгутова: Добрый день, Евгений Алексеевич.

Евгений Федоров: Здравствуйте.

Элина Жгутова: Мы знаем, что раньше Вы возглавляли комитет Думы по экономической политике, поэтому хотелось бы сегодня поговорить о самом насущном, о том, что волнует сегодня буквально каждого человека в России. Итак, сегодня на повестке дня естественно финансовый коллапс, или как его называют «финансовый Майдан», и вчерашнее выступление Путина, на котором тоже задавались вопросы этого формата. Расскажите, пожалуйста,что нас ждет. Все люди очень тревожатся по этому поводу. И дайте оценку ответам президента.

Евгений Федоров: Начну тогда с ответов президента. На мой взгляд, главное, что президент сказал, это он объяснил для непосвященных, как работает российская власть. Но когда президент в конце речи, обычно в конце говорят самое главное, рассказал, что он лично обзванивает директоров крупных компаний, уговаривая их что-то сделать для России. И некоторые из уважения к нему, это видно из текста, так-то они вообще послали бы, но из уважения к нему обещают что-то сделать. Причем президент подчеркнул, что он не приказывает, он приказывать не имеет права. Это просто к вопросу о качестве российской власти, что это такое. Вот президент объяснил, что у него право есть только уговаривать, у него нет права сказать – и это сделано. Это для тех, кто думает до сих пор в России, что президент – это царь или генсек. Президент – это английское должностное лицо, осуществляющее контроль над схемой и представительскую функцию, не более того. У него нет права производить обязательные для исполнения решения, поэтому, когда президент тому же Центральному банку в трех посланиях три года талдычит, говорит:«Снижайте процентные ставки», а Центральный банк их повышает, то это политический вопрос, то есть это фактор неисполнения Центральным банком решения главы государства, которое он и не обязан исполнять кстати – это вопрос Конституции. И президент подробно вчера это разжевал. Я понимаю, там кто-то отвлек свое внимание на  другое. Кроме того, он сказал что вы, то есть они, не я, приняли решение поднять ставки, правительство и Центральный банк, потому что он-то говорил о других решениях. Его решение было ставки опустить. И понятно для чего: чтобы запустить национальную экономику с национальным рублем. А почему Центральный банк поднимает ставки – тоже понятно. Они читают американские книжки, где сказано, что если возникли проблемы с инфляцией, то ставки надо поднять,у них же таргетирование – инфляция. Так это только в странах, в которых все деньги национальные,книжки писались про Америку. Вот в Америке национальные рубли являются национальными деньгами, там это работает. В России, где рубли составляют только треть российской экономики, зажимание рубля приводит к резкой активизации инфляции и падению курса, все убегают от рубля, потому что он и так маленький. Очень важно, что это президент сказал. На мой взгляд, его вчерашняя речь – это показатель того, что он не идет на конфликт с системой.

Элина Жгутова: Да, он защищал Набиуллину.

Евгений Федоров: Не идет на конфликт с системой, потому что конфликт с системой сегодня в условиях отсутствия поддержки народа означает смещение президента. Если он вступает в конфликт, а там же он в него не только с Набиуллиной вступит тогда. С министрами, с правительством, с Набиуллиной, с Государственной Думой, с системой власти. Кто победит? Конечно, не он в этой расстановке сил, поэтому фактически вчера он вопросы власти обозначил, но отложил их. А на какой период? Я вам скажу на какой период. Когда у народа,не только в широких массах, но и того, что называется элитами, под десяток тысяч человек, наконец, созреет понимание, что это катастрофа, а в катастрофе – война. Надо принимать военные методы и методы реальной борьбы с катастрофой, главный из которых –  предоставление главе государства полномочий и права принимать обязательные решения для всех.Не уговаривать директоров компании, а дал команду и забыл. Они сделали автоматически под угрозой тюрьмы.  Это главный русский метод борьбы с катастрофой.Понятно, это не сложно. У нас целая куча должностных лиц в России имеет такие права, например, судьи. Если они приняли какое-то решение и это решение не будет выполнено, значит,неисполнителю тюрьма. А почему у президента нет таких прав? Почему он должен талдычить Центральному банку три года, тот абсолютно ничего не исполняет? Я вам скажу почему.  Потому что одновременно в марте, в сентябре месяце решение МВФ о повышении ставок. Президент дал команду запускать, МВФ дал команду поднимать,Центральный банк выполнил решение МВФ.

Элина Жгутова: А объясните, пожалуйста, на пальцах, что сейчас происходит. Это какие-то спекулятивные операции, что это всё такое? Или все-таки это больше  политический ход?

Евгений Федоров: Это не ход, это команда извне,  это участие Центрального банка России в санкциях против России. Извне поступила команда обрушить российскую экономику, уничтожить ее. Я говорю словами представителя английского правительства. Центральный банк стал "Есть!" и сейчас он уничтожает российскую экономику на наших глазах.

Элина Жгутова: Но что может сделать народ в этой связи? Разве высочайший рейтинг Путина не говорит о поддержке народа?

Евгений Федоров: Ничего подобного. Это рейтинг президента, то есть рейтинг гаранта Конституции, не более того. У каждого должностного лица рейтинг привязан к его должности. Еще раз говорю, послушайте, что сказал Путин. Он сказал: «Я уговаривал глав компаний, чтобы они делали что-то, и они совершенно необязательно шли мне навстречу, а некоторые договаривались о чем-то, о компромиссе». Вот у вас может быть рейтинг  до потолка, и вы можете издавать после этого любые решения, они ровным счетом ни для кого, или у меня, не будут обязательны, то есть здесь та же история. Рейтинг и обязательные решения – это разные вещи.

Элина Жгутова: Нет, а любовь и поддержка – это не одно и то же? То есть рейтинг отражает любовь народа к президенту.

Евгений Федоров: Любовь и поддержка дают возможность хорошо спать. Он считает, да, его любят, все отлично, я счастливый. Это никакого отношения к власти не имеет, потому что ему дают поддержку не как главе государства, а как президенту, то есть гаранту Конституции. А Центральный банк действует по Конституции, он уничтожает рубль. В Конституции сказано «банк отделен» и есть 15-я статья о том, что он должен выполнять решения специализированных международных учреждений, он и выполняет решения МВФ. То есть, если народ хочет поменять ситуацию, не любить Путина надо.

Элина Жгутова: А что делать?

Евгений Федоров: Поменять решение народа 93-го года, утвержденного на референдуме, то есть сменить Конституцию Российской Федерации на суверенную и тогда в этой Конституции руководители страны будут работать на Россию.

Элина Жгутова: А какими могут бытьпрактические ходы к изменению Конституции конкретного народа или человека?

Евгений Федоров: Это борьба, это борьба такая же, как и война,естественно политическими методами. Это не будет нахаляву, сидя на диване. Я Вам скажу,что сейчас произойдет. В январе месяце люди выйдут и увидят, что цены улетели где-то на 20-30 процентов.

Элина Жгутова: Как на двадцать? Доллар в два раза, а цены – на 20 процентов?

Евгений Федоров: Я говорю про 15 января. Вот они вышли ровно после праздников –  15-20% процентов.

Элина Жгутова: Это уже сейчас происходит, уже 20-30 процентов.

Евгений Федоров: После праздников. Сейчас тоже происходит. После праздников. К весне цены уйдутвверх в два раза. Кроме того, есть такой момент,Центральный банк, исполняя решения МВФ, нарушил Конституцию России. Обрушив рубль, он предписал выплатить иностранным заемщикам, тем, кто брал деньги за границей,  в два раза больше, чем взяли. Понятно, брали по 30, отдавать по 60. Таких –  700 миллиардов долларов. Если мы эту цифру разложим на каждого гражданина России, выходит на каждого человека 150 тысяч рублей, включая младенцев. То есть каждый в России, включая младенцев, за это решение Центрального банка должен заплатить 150 тысяч рублей. Это плата будет переложена на цены и на падение зарплат и жизненных доходов населения. Вот возьмите свой доход за год, вычтите 150 тысяч и увидите, где Вы потеряете. 150 тысяч Вам надо будет заплатить за эти решения Центрального банка. Это означает рост цен на все, включая бензин, потому что иногда говорят, что бензин мы добываем. Мы добываем его за те кредиты. Вот если бы Центральный банк принял решение иностранные кредиты не оплачивать, тогда бы – да, а так все это уйдет в цены и за все это придется заплатить всем. Одновременно это будет сопровождаться массовым банкротством предприятий, то есть массовой безработицей, особенно на периферии. Это означает миллионы людей, которые получат к февралю уже информацию о том, что у них не будет работы. То есть в январе – цена, в феврале – информация, что они не будут работать. В марте их вытолкают уже на улицу, часть из них, конечно, просто абсолютно с холодной ненавистью и обозленностью. Кстати, в этом плане молодцы, Голодец уже предупреждает, что очень сильно пострадают семьи с маленькими детьми. Вице-премьер правду говорит, да, так и будет. То есть пойдет резкая деградация. Каждый гражданин России, считайте, ухудшит свой жизненный уровень в среднем раза в два. Кроме элит, которые сейчас находятся в долларе, они от этого только выиграют. Дальше это поднимет массовое недовольство людей, и дальше вопрос: это недовольство будет направлено на восстановление суверенитета, то есть на то, чтобы заставить Центральный банк работать на Россию, а не на МВФ, или на ликвидацию страны. Вот что нас ждет в марте. То есть событие падения: январь, февраль, март. В марте собственно события на улицах, которые начинаются и которые развернутся к осени по полной программе. Но начнутся серьезно уже в марте. И вот тогда и будет сделан выбор России, и вот тогда нужен будет глава государства, который будет ввести курс на суверенитет и на требование, чтобы его решения исполнялись в виде дополнительных полномочий.

Элина Жгутова: Либо будет делать вид, как на Украине, что они ведут пронародную политику. Это же не означает, что он действительно будет заниматься каким-то суверенитетом.

Евгений Федоров: Не в этом дело. Американцы решили его вынести, то есть варианта два: либо Ходорковский, либо Путин. И эти два варианта засветят нам реально в марте. То есть в марте люди пойдут либо под Ходорковского, ликвидацию Российской Федерации и свое собственное уничтожение, либо под реформу Путина, о которой он говорит 15 лет, в том числе в отношении Центрального банка, изменения типа экономики и всего остального. А теперь, чтобы было понятно, что вообще в экономическом смысле происходит. Россия – это страна, в которой рубль составляет только треть национального оборота. Две трети – это доллар. Вот эти 700 миллиардов – это долларовые заимствования. Санкции из-за рубежа на инвестиции и запрет Центрального банка на использование рублей в экономике означают полную остановку российского уже производства, не только цены, но и экономического производства. Это означает ликвидацию страны, если это решение будет доведено до логического конца. Сделать это очень просто. Изменить ситуацию можно за один день, просто для этого нет сил, и у президента в том числе, он вчера об этом говорил.  Вот если завтра Центральный банк объявит в соответствии с многократными требованиями президента нулевую процентную ставку, отказ от жестких норм регулирования, то есть Базель-III и т. д., право в России иметь рубль по тем же ставкам, как в России имеют право на доллар российские бизнесы и предприятия,но до кризиса.  То есть то же самое, ничего нового, ничего  дополнительного. Плюс к этому добавить сегодня уже замораживание всех иностранных активов и кредитов –  это 700 миллиардов, к этому – запрет на оборот доллара в экономике страны. Не в карманах людей, то есть люди в карманах доллар могут иметь, это  ни на что не влияет, это небольшая сумма. В экономике предприятию нельзя между собой рассчитываться в долларах, инвестировать доллары. Вот эти три решения можно принять за один день. Эти три решения означают, что ровно на второй день рубль укрепится до тридцати. Понятно одно, это будет сопровождаться политическим визгом, потому что мы же изгоним доллар из страны, мы объявим отказ платить по обязательствам 700 миллиардов. Это же заверещат американцы, но это их решение, они объявили нам санкции.То есть это в рамках контрмер против санкций, но это обострение международной обстановки, выбирайте.

Элина Жгутова: Но она и так вроде не очень спокойная.

Евгений Федоров: Я о том же, выбирайте. Я Вам скажу так.Можно ли было сегодняшнее развитие событий предотвратить простым людям, как Вы говорите? Конечно, можно было. Не далее, как месяц назад Путин 4 ноября вытаскивал людей на Тверскую для того, чтобы они его поддержали, то есть дали ему легитимность справиться с Центральным банком, по-русски говорю, и с теми корпорациями, которым он звонит и уговаривает, то есть право, право улице, право людей. Не пришли. Пришло всего 75 тысяч человек. То есть сегодняшняя катастрофа, а я ее так называю, социального характера, она вызвана безразличием и предательством людей, а не  просто так это произошло само по себе. Не потому, что  кто-то там неправильное решение принял: Набиуллина, Медведев. Люди предали. Вот так же, как и на Донбассе предали – получили войну. Могли же Майдан разогнать. Что, шахтеры не могли Майдан разогнать, когда он там был еще, когда Янукович был в кабинете? Могли. Поехали бы и выгнали этих мальчишек. Не захотели. Сейчас их убивают. И сегодняшние трагические события, они не трагические, а пока социально опасные, они вызваны тем, что люди не хотят защищать свою Родину и себя. Когда найдутся миллионы людей, которые захотят это сделать – не хотите добром, значит, вас заставят  обстоятельства: голод ваших детей, безработица, катастрофа вашей жизни социального характера – тогда вы проснетесь и пойдете поддерживать главу государства в его курсе на суверенитет. Как это было всегдав войнах, это не первый раз такая история. И тогда будут приняты те решения, о которых я сказал, ровно тогда, не раньше ни на секунду.

Элина Жгутова: Вот еще заботит золотовалютный запас: он уже истрачен или еще нет? Кто-то предполагает, что он уже пошел в оплату этих кредитных 700 миллиардов. Его судьба неизвестна?

Евгений Федоров: Во-первых, валютные резервы в количестве 450 миллиардов у них всего одно назначение –  поддержка рубля, других просто нет.

Элина Жгутова: Они уже истрачены, по-моему.

Евгений Федоров: Их нельзя тратить на другие цели. Это означает, что если бы Центральный банк полгода назад использовал валютный резерв для поддержки рубля, то рубль бы не шелохнулся, или бы двигался медленно и плавно, как собственно Центральный банк и предписал. Так Казахстан делал, так Баку делали, то есть это не сложно, имея резервы.Посчитайте, у нас рублей 7 триллионов наличка и  21 триллион рублей долларами в валютных резервах, если на рубли посчитать. То есть у нас рублей всего треть от валютных резервов. Удержать курс рубля в этой ситуации никаких проблем нет. Это политика Центрального банка не удерживать курс рубля, вызванная решением МВФ, потому что Центральный банк – исполнительный орган не президента и не государственной думы, он  исполнительный орган МВФ, согласно Конституции, и он исполняет его решение. А они решили уничтожить Россию, вот и все. То есть это все политические вопросы, в них нет экономики. Имея под ногами самую богатую в мире страну, треть мировых богатств, невозможно не иметь денег, можно только иметь власть, которая работает на другое государство и соответственно ухудшает нашу жизнь. Это аксиома, почему мы и говорим, что вот эта катастрофа должна прочистить мозги и заставить людей думать о государстве, что позволит России принять решение о суверенитете, отменить Конституцию 93-го года, акт о капитуляции 91-го года и радикально изменить нашу жизнь.

Элина Жгутова: Есть предложение экономистов объявить дефолт, сказать, что все, мы банкроты, делайте с нами, что хотите. Как предприятие, только страна объявляет себя банкротом. Это возможный сценарий?

Евгений Федоров: Нет, а страны здесь ни при чем. У страны огромные валютные резервы у нее нет дефолта. Есть дефолт, но это не дефолт, неправильное название, долги предприятий. Почему мы и предлагаем, кстати, такой закон мы и подготовили, заморозить в соответствии с Гражданским Кодексом обязательства российских предприятий перед иностранными заемщиками в связи с особыми обстоятельствами, которые предусмотрены ГК.

Элина Жгутова: Уже внесен законопроект?

Евгений Федоров: Он подготовлен и будет внесен на следующей неделе.

Элина Жгутова: Последнюю инициативу по Центробанку не поддержала Дума. Как Вы рассчитываете, этот закон будет поддержан?

Евгений Федоров: Катастрофа прочистит мозги, создаст такой ужас, в том числе среди тех, кто сопротивляется национальному курсу Путина, что это очистит дорогу национальным законам, включая национализацию Центрального банка. Я в этом не сомневаюсь. Вопрос только во времени, когда это произойдет. Если бы месяц назадлюди вышли по призыву Путина, это произошло бы сейчас. Они не захотели этого сделать, значит, это произойдет, когда они все-таки выйдут, но уже под воздействием обстоятельств личной непереносимой терпимости, когда до такой степени нагреется заднее место, что уже невозможно будет не заниматься делами страны, как сейчас.

Элина Жгутова: Как Вы оцениваете рубль? Сейчас сколько он стоит реально по обеспеченности?

Евгений Федоров: У нас нет ни одного рубля, который бы не был обеспечен долларом. У нас нет рублей. Рубль – это фиктивная валюта, это просто доллар, выпущенный в виде рубля. Сколько рублей выпустили, столько же долларов купили. Все строго.

Элина Жгутова: То есть это величина переменная.

Евгений Федоров: Нет, это просто нет рубля. Если Вы возьмете рубль напишете «сколько-то рублей обеспечено долларом», то так и есть. Это просто бумажка, обеспеченная долларом. Это и есть колониальный статус валюты.


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~hKLg0



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо