«Несистемная» система разрушения

Поделиться:
30.03.2016

смен.jpg


Военная ситуация в Сирии продолжает оказывать непосредственное влияние на политическое планирование коллективного Запада в отношении России. 

После вывода российской группировки из Сирии стало очевидным, что расчеты западных стратегов на увязание России в сирийском «болоте» (слова Б.Обамы) не оправдались. В конце февраля российские дипломаты добились победы в переговорах с американскими коллегами, достигнув договоренности о перемирии в Сирии. Однако нельзя забывать о том, что перемирие стало возможным только благодаря военным успехам ВКС России и угрозе перекрыть сирийско-турецкую границу.

При этом пока нет видимых оснований считать перемирие прочным. Как в США, так и на Ближнем Востоке «партия войны» сильнее «партии мира». Велика вероятность, что наметившийся мирный процесс будет торпедирован, и поиски вариантов для связывания России проблемами продолжатся.

В этой связи целесообразно прогнозировать следующие шаги со стороны США:

— продолжение попыток усугубления ситуации в Сирии и в регионе Ближнего Востока;

— «размораживание» конфликтов в самых болевых точках Украины: Одесса, Запорожье, Харьков и др.;

— увеличение рисков вооруженных провокаций против Донбасса и Крыма;

— расшатывание ситуации по другим стратегическим направлениям: Белоруссия (предпосылки накапливаются), Приднестровье — Молдавия, Абхазия, Карабах, Центральная Азия.

Но главные точки напряжения оппоненты попытаются создать внутри России. Осенью 2015 года деструктивные политические силы готовили сценарий «антивоенной платформы» с целью мобилизации антивоенных протестов в столицах и по всей стране. Они ждали, что произойдет эскалация антивоенных настроений в российском обществе. «Платформа» должна была объединить протесты самых разных толков: либералов, «креативный класс» (бывших белоленточников), националистов, радикальных левыхи т. д. Массовые выступления «против войны» намеревались использовать для ужесточения внешнего давления на руководство страны и понуждения к «сдаче позиций».

Однако от стратегии «антивоенной платформы» несистемная оппозиция отказалась. И на это есть несколько причин:

— Деструкторы ошиблись в военных прогнозах. Успехи российских ВКС в Сирии, а затем вывод значительной части военного контингента делают «антивоенную платформу» несостоятельной. Теперь невозможно утверждать ни о «военных поражениях России», ни о том, что «Россия увязла в сирийском болоте»;

— Неверная оценка общественных настроений в России. Абсолютное и устойчивое большинство граждан поддерживало миссию России в Сирии. К удивлению «несистемщиков», российское общество оказалось готово к войне. Об этом свидетельствуют не только социологические опросы. Несмотря на предпринятые усилия по дискредитации действий России в Сирии, оппонентам не удалось организовать сколь-нибудь заметных антивоенных протестов.

Однако деструкторы нащупали новый фактор для раздувания протестов, гораздо более опасный, чем антивоенные настроения. Этот фактор — социально — политическая ситуация в субъектах Российской Федерации, созревание условий для «локальных дестабилизаций».

Логика рассуждений деструкторов выглядит следующим образом: «В начале 2016 г. экономический кризис затронул широкие слои населения. Прогнозируется падение уровня жизни российских граждан. В ряде регионов экономический кризис может превратиться в кризис социально-политический». Поэтому стратегический замысел — перевести экономический кризис в политический протест. Главная работа по дестабилизации обстановки будет развернута в уязвимых регионах. В последующем очаги локальных протестов должны будут перерасти в общероссийскую волну недовольства, чтобы дестабилизировать ситуацию во всей стране.

Стратегия дестабилизации состоит из нескольких компонентов:

— Концентрация ударов информационной войны непосредственно на президенте России;

— Адресная дискредитация представителей той части политической элиты, которая открыто поддерживает патриотический курс;

— Скрытая подготовительная работа в уязвимых регионах. Организация групп активистов. Нахождение «слабых звеньев» в региональных элитах. Создание «опорных ячеек» для сосредоточения оргресурсов. Работа в регионах будет осуществляться под прикрытием парламентской избирательной кампании 2016 года. Избирательная кампания должна «легализовать» подготовку на местах, обеспечить «безопасный доступ» к населению и политическим элитам регионов.

— «Белоленточное» движение 2011 — 2012 гг. было сосредоточено в столице, теперь наступление предполагается начать из регионов. Если «белоленточники» в первую очередь выдвигали «демократические требования», то теперь на первом месте будут требования социальные. Один из примеров такого «социального бунта» — так называемый «Электромайдан» в Армении.

На фоне экономического кризиса представители деструктивных политических сил будут всячески расшатывать местные элиты. Инфильтрация в руководство регионов России враждебных государству элементов происходит с 90-х годов. До поры до времени они «сидят относительно тихо». Однако при обострении социально-политической обстановки последуют масштабные акции саботажа.

Если белоленточный бунт опирался на так называемый «городской креативный класс», теперь противник делает ставку на криминальные местные кланы, сросшиеся (в ряде регионов) с местными властями. Организаторами «социальных бунтов» могут стать криминализированные представители местных элит. Не исключен шантаж губернаторов и мэров со стороны «криминальной колонны». Суть возможного «цветного» сценария — «криминальная революция» на волне социальных бунтов.

— В уязвимых регионах будет развиваться сеть так называемых «социальных корреспондентов». Любой инцидент, любое происшествие или акция протеста будут выкладываться в Интернет и затем тиражироваться западными СМИ. Таким образом, у «мирового сообщества» попытаются создать впечатление, будто по стране прокатились массовые волны протесты, которые власти пытаются «жестоко подавить».

— Развернется ожесточенная кампания по дискредитации представителей силовых структур. Будут использованы провокации, вбросы и всевозможные деструктивные политические и информационные технологии против защитников правопорядка.

— Будет эксплуатироваться «нелюбовь» провинции к Москве. Такие подходы давно характерны для ряда регионов и порой аккуратно подогреваются местной властью. Слабые местные руководители склонны «переводить» ответственность за тяготы кризиса на местах на Москву. Такая антимосковская пропаганда ведется, как правило, в закрытом режиме через неформальное влияние местных элит. В уязвимых для переворота регионах имеется накопленное «недоверие к Москве».

— На этот раз момент для дестабилизации обстановки будет привязан не к дате выборов (как в классических сценариях «цветных революций»), а к моменту «пика экономического кризиса». Триггером запуска сценария будет момент, который оппоненты преподнесут как «экономический коллапс».

На пике кризиса оппоненты (от «имени регионов» вместе с «демократической общественностью») выдвинут федеральным властям ультиматум: или немедленные реформы или досрочные выборы.


Вот как примерно будет выглядеть пакет таких «реформ»:

— Реформа внешней политики. Нормализация отношений с Западом. Снятие санкций благодаря «сдаче» всех геополитических завоеваний, вплоть до сдачи Крыма и Севастополя.

— Судебная реформа (с фактической люстрацией профессионального судебного корпуса).

— Реформа местного самоуправления. Сплошная выборность всех уровней. Максимум бюджетных денег оставлять на низших уровнях. Минимизация финансирования федеральных расходов.

— Поддержка малого и среднего бизнеса. Демагогия будет использована для дискредитации крупной промышленности и ВПК. Фактически будет запущена деиндустриализация страны, «схлопывание промышленности» по примеру Украины.

— Бюджетная реформа. Сворачивание военных расходов под предлогом финансирования образования и здравоохранения. Финансовое обескровливание Федерального центра под предлогом «децентрализации» бюджетной системы.

— Децентрализация полиции. Создание муниципальной полиции. Передача силовых полномочий «вниз». Центру остается только «расследование тяжких преступлений». Обязанности по обеспечению правопорядка передаются на муниципальный уровень. Под предлогом «децентрализации» правоохранительная система страны будет развалена и парализована. В ряде регионов так называемая «муниципальная полиция» быстро окажется под контролем местного криминала. Разгул преступности и экстремизма по всей стране в результате такой «реформы» неизбежен.

— Реформа СМИ. «Возвращение многообразия мнений». Гласность 2.0. Под предлогом «запрета пропаганды ненависти» — фактический запрет на публичную патриотическую позицию. Результатом так называемой «реформы СМИ» станет оголтелая русофобская кампания по примеру Украины.

— Реформа государственного управления — критическое снижение властных ресурсов федерального центра. Дезорганизация системы управления в стране. Сплошные кадровые чистки с устранением управленцев с патриотическими взглядами и убеждениями. «Гонения на ведьм». Административное и уголовное преследование тех людей, которые проявляют нелояльность «пакету реформ».

— Приватизация. Стратегические госактивы достанутся международным корпорациям. Приватизация в условиях развала госуправления окончательно закрепит колониальный статус страны.

Такой «пакет реформ» представляет собой продуманный и последовательный план по демонтажу государства. Помимо «пакета реформ» имеется еще один инструмент, на который противник делает ставку — «немедленная федерализация». Принцип «немедленной федерализации» уже давно и успешно завладел умами «протестной публики». И хотя несистемная оппозиция постоянно объясняет этот термин как план «мирной революции», на самом деле запуск процесса федерализации — это неминуемый сценарий распада России и начала гражданской войны.


Что делать?

— На опережение событий необходимо составить список уязвимых регионов, где велика вероятность провоцирования социальных беспорядков.

— Целесообразно произвести стресс-тестирование региональных элит на предмет того, как они поведут себя в острую фазу кризиса. Особое внимание к тем фигурам из местных авторитетов, кто постарался «уйти» от публичной поддержки федеральной власти по Крыму, Донбассу и Сирии.

— Особое внимание надо уделить региональным общественным организациям, которые созданы при губернаторах и финансируются местными бизнесменами. Какова их реальная деятельность? В чьих интересах работают? Присутствуют ли элементы сепаратизма? Есть ли связи со структурами оппонентов («Открытой Россией», «Парнасом» и т. д.)? Каковы связи с местным криминалитетом?

— Следует внимательно посмотреть, как в уязвимых регионах выполняются Майские указы Президента России 2012 года. Где-то есть объективные трудности, где-то возможны элементы саботажа. Сейчас определенные силы распространяют мнение, будто из-за экономического кризиса Майские указы «устарели» и «вредны». Все в точности наоборот. Майские указы актуальны как никогда раньше, поскольку они способны предотвратить развитие социального кризиса в регионах. Каждый выполненный шаг из Майских указов работает на удержание социальной стабильности. Отношение к Майским указам — это тест состояния местных элит.

— На этот раз политические оппоненты будут идти в тесном союзе с местным криминалитетом. «Пушистых» белоленточных фестивалей больше не будет. Они способны к жестким действиям, в том числе, с применением оружия. Ключевую роль в блокировании разрушительных для страны сценариев должны будут сыграть силовики. Необходима соответствующая идеологическая работа и социальная защита сотрудников правоохранительных органов. Все сотрудники должны понимать, что они стоят на передовой линии защиты Родины.

— Внутри местных элит необходимо определить опорные группы патриотически настроенных людей, на кого можно напрямую опираться в случае возникновения острых ситуаций. При малейших проявлениях сепаратизма, саботажа, «потери контроля» должно быть организовано решительное и жесткое вмешательство федерального центра с опорой на местные патриотические кадры.

— Необходимо развивать сеть патриотических организаций, укорененных в регионах. Существующие партийные организации, к сожалению, очень часто не способны к живой работе с населением. Сторонники партийных организаций не смогут удержать господство на улицах и площадях, не смогут дать жесткий народный отпор провокациям противника. Необходима региональная сеть самых разных патриотических организаций под самыми разными брендами, управляемых напрямую из Центра и способных эффективно взаимодействовать с силовыми структурами.

В основе повестки дня 2016 года будет стоять экономика. К сожалению, чиновники, отвечающие за финансово-экономическое развитие страны, выглядят растерянно. Своим бездействием они постоянно внушают гражданам России мысль о том, что у государства нет стратегии, которая позволит преодолеть этот кризис. Правительство постоянно рассуждает о ценах на нефть и санкциях, однако упорно отказывается видеть внутренние факторы для развития страны. Они не проявляют способности к волевому целеполаганию.

Осенью 2016 года, после парламентских выборов целесообразно предложить обществу новый экономический курс, который даст народу надежду и выбьет «экономическую инициативу» из рук либеральных оппонентов российской государственности. Незащищенность экономической повестки дня — один из главных вызовов национальной безопасности страны.




Статья подготовлена на основе материалов центра оперативного мониторинга «Беркут».

Автор — директор Института стратегических исследований и прогнозов РУДН, д. полит.н.


Источник


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~hPnOt



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо