"Патриотический стоп-лист" как проявление суверенитета

Поделиться:
07.07.2015

нко.jpg

Совет Федерации, а также представители исполнительной власти России в пятницу 3 июля обсуждали "патриотический стоп-лист". 

Юрист Илья Ремесло разбирается в том, зачем нужен "патриотический стоп-лист" в условиях, когда в России действуют закон об иностранных агентах и закон о нежелательных организациях.


Ранее председатель международного комитета Совета Федерации Константин Косачев предложил создать "патриотический стоп-лист" неправительственных организаций, финансирующихся из-за рубежа и представляющих угрозу России и ее национальным интересам.

Необходимость принятия подобного "стоп-листа" обоснована активностью заокеанских "партнеров". В конгрессе США прошел третье чтение бюджет, который предполагает выделить сумму, аналогичную 70 млрд рублей, на "работу по укреплению демократии в России". Сумма вдвое большая, чем в прошлые годы.

Итак, для чего нужен "стоп-лист" и какие задачи он призван решать? Казалось бы, уже есть закон об иностранных агентах, закон о нежелательных организациях. Но не все так просто.


Стоп-лист как ориентир


Во-первых, стоп-лист не будет иметь силу закона, но будет выполнять функцию ориентира для признания организации нежелательной. Это будет своего рода "справочник" как для государственных органов, так и для других заинтересованных лиц, чтобы все они понимали, кем на самом деле являются указанные в "стоп-листе" организации.

Всем нам знакомо слово "нерукопожатность", которое любят использовать либералы. Так вот, внесенные в "стоп-лист" организации станут "нерукопожатными" в России.


Глава комитета Совета Федерации РФ по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества Андрей Клишас. Архивное фото
Клишас просит гражданское общество 
давать идеи о том, кого вносить в стоп-лист


Важной функцией "стоп-листа" является и его медийная функция. Сомнительные конторы больше всего не любят, когда из тени их вытаскивают на свет, предавая их дела огласке. Говоря терминами разведки, такое событие фактически приравнивается к "провалу", после которого смысл в деятельности разоблаченной агентуры исчезает. Что позволит обойтись без лишних репрессивных мер, то есть решить проблему малыми средствами.


Запрос на помощь общества


Во-вторых, полагаю, что при формировании "стоп-листа" государство будет активно сотрудничать с институтами гражданского общества — то есть, со всеми политически активными гражданами и организациями.

Как сообщил в пятницу первый заместитель министра юстиции РФ Сергей Герасимов, "для того, чтобы все ведомства, которые занимаются этим вопросом, могли достаточно динамично и эффективно использовать свои полномочия, здесь роль гражданского общества, роль парламентариев, роль общественной палаты и общества в целом, на мой взгляд, может быть весьма важной".

Таким образом, патриотический стоп-лист — это не сколько государственная тема, сколько общественная. Это запрос государства ко всем нам — о помощи в обеспечении национальных интересов и безопасности нашей страны.


Отличие от закона об "иностранных агентах"


В-третьих, закон об иностранных агентах явно недостаточен для эффективной защиты России от деятельности враждебных ей НКО. Этот закон — не про враждебную деятельность, а про то, что нельзя скрывать иностранное финансирование.

По сравнению с американским законом об иностранных агентах, предусматривающем ответственность за его нарушение до 10 лет тюрьмы, наш закон грозит только штрафом. Закон не призван пресекать деятельность враждебных НКО, и если ограничиться им, то враждебному НКО достаточно будет отчитаться о финансировании, и продолжать дальше противоправную деятельность.

Разумеется, такой подход недопустим в условиях, когда "западные партнеры", стоящие за подобными "фондами", не скрывают, что их целью является демонтаж российского государства.


Деструктивная деятельность НКО


Люди на фоне американского флага. Архивное фото


Приведем лишь несколько примеров наиболее одиозных зарубежных НКО, по праву претендующих на места в "стоп-листе". Например, Национальный фонд демократии (NED) официально финансируется Конгрессом США в рамках агентства США по международному развитию (USAID). Совет фонда включает в себя таких известных "друзей России", как Уэсли Кларк, бывшего командующего войсками НАТО, а также известного своими русофобскими взглядами Збигнева Бжезинского. Этот фонд финансировал оппозиционные движения в ряде стран Европы, оказывал поддержку арабским молодежным движениям, которые сыграли роль в "арабской весне".

Или например, “Международный республиканский институт” (IRI), который возглавляет большой "друг" России, сенатор от штата Аризона Джон Маккейн. IRI открыто поддерживало государственные перевороты 2002 года в Венесуэле и 2004 года в Гаити. Сам Маккейн активно поддерживал террористов ИГ, открыто встречался и вел переговоры с ними.

Итог деятельности подобных НКО известен всем — полный хаос в арабских странах, создание ИГ и возвращение к средневековому варварству. Власти России не имеют морального права допустить нечто подобное в нашей стране и обязаны поставить заслон деструктивной деятельности западных "партнеров".

В конце концов, каждое государство, неся ответственность перед народом за происходящее, имеет право самостоятельно решать, какие организации имеют право существовать в стране.

Это неотъемлемая часть государственного суверенитета, забытая в 90-е годы, когда при принятии важнейших решений главный вопрос был "а что подумают на Западе?". Теперь же вопрос ставится по-иному: "а что подумает народ России?", и появление "стоп-листа" свидетельствует, что российские власти учитывают в первую очередь интересы России и ее многонационального народа.


Илья Ремесло

Источник

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~CiTGM



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо



Поддержать проект

Сумма: 

Способ пожертвования: