Бизнес на сиротском горе.

Поделиться:
30.09.2014

Не так давно уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов сообщил, что к 2018 году планируется вдвое сократить количество детских домов. И это при том, что численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте до 18 лет неуклонно растёт. По данным Росстата, в 2011 году таких детей было 297329, в 2012-м — 321866 и на конец 2013-го — 348396. Бездумная практика российских чиновников оптимизировать всё и вся (науку, медицину, образование) коснулась теперь и системы государственных учреждений для сирот.

КОНЕЧНО ЖЕ, подаётся это под соусом самых благих намерений. «Сокращение должно проходить не за счёт укрупнения оставшихся детдомов, а за счёт устройства детей в семьи», — заявил Астахов. Однако он забыл, что среди сирот есть немало детей, нуждающихся в особом уходе и специальных условиях обучения, обеспечить которые способны не всякая семья и не каждая школа. Число таких ребят не афишируется, но, по данным минобрнауки, оно выросло в 2012 году на 2,7 процента. Как же при такой динамике можно говорить о сокращении количества госучреждений для детей-сирот с ограниченными возможностями здоровья!

Оказалось, что можно. В редакцию газеты «Правда» за помощью обратились сотрудники и воспитанники государственного бюджетного образовательного учреждения «Санаторный детский дом № 39», расположенного в посёлке Зеленоградский Пушкинского района Московской области. Они рассказали о своём замечательном детском доме и о том, как чиновники пытаются его закрыть.

Впрочем, обо всём по порядку. У 39-го детдома есть интернет-сайт www.detdom39.ru, где подробно рассказано об истории этого детдома, основанного в 1939 году, о его воспитанниках и выпускниках, о сотрудниках. Немало интересного сообщает и подробный пресс-релиз, присланный в редакцию. В нём, в частности, сообщается, что 39-й детдом — уникальное учреждение для детей, лишённых родительского попечения, которое пережило тяжёлые годы войны, деля вместе со страной и радости и горести. Каждый год 4 октября выпускники, сотрудники, воспитатели, добровольцы, воспитанники и попечители собираются на общую встречу вот уже в течение 50 лет. В 2014-м планируют отпраздновать юбилей — 75 лет со дня основания.

Детдом располагается на шести с половиной гектарах лесопарковой зоны на живописном берегу реки Скалбы, он служит настоящим образцом того, каким может и должен быть хороший и успешный детский дом, потому что соответствует самым высоким стандартам и требованиям. Детдом устроен по семейному типу: каждая семья — это 8—10 детей с двумя воспитательницами — «мамочками», как их ласково называют дети. Мамочка поможет во всём: образумит, даст совет, поцелует на ночь. В каждой семье-квартире — свои привычки, свои правила. Дети живут в комнатах по 2—4 человека. Как и в любой обычной городской квартире, здесь есть кухня (помимо общей столовой детского дома) — излюбленное место посиделок и разговоров, где по желанию детей можно испечь пирог или блины, заварить чай. Ребята здесь учатся налаживать быт, выстраивать отношения в семье, получают азы ведения домашнего хозяйства.

До недавнего времени была в детдоме № 39 и своя средняя школа, где учителя успешно работали с особыми детьми в классах компенсирующего обучения, помогали им влиться в образовательный процесс. Ребята, поначалу имевшие проблемы с речью, отставание в развитии, со временем начинали учиться на «четвёрки» и «пятёрки», открывали в себе способности к наукам. В детдоме есть множество кружков по интересам и спортивных секций, театральная костюмерная, свой оборудованный медико-профилактический центр, стадион, площадка для прогулок, площадки для скейтбордов и роликов, библиотека, комнаты релаксации.

С полной душевной отдачей с детьми работают психологи, логопеды, дефектологи. Все учителя имеют высшую профессиональную квалификацию, дополнительное образование для работы с детьми с психическими и неврологическими нарушениями.

Воспитанники детдома ежегодно занимают призовые места во всероссийских детских конкурсах по различным учебным предметам, участвуют и побеждают в серьёзных театральных фестивалях, выступают на лучших сценах страны. Выпускники детдома № 39 — это социализированные и адаптированные к жизни юноши и девушки, которые поступают в лучшие вузы Москвы: в МГУ им. Ломоносова, Академию музыки им. Гнесиных, Академию госслужбы при президенте РФ, юридические, педагогические, медицинские вузы и так далее.

ТАКОЕ УНИКАЛЬНОЕ учреждение — настоящее достояние республики! И что же с ним теперь происходит? Вместо того чтобы сохранять и приумножать богатейшие традиции и опыт, которые здесь наработали за 75-летнюю историю, чиновники от соцзащиты решили детский дом № 39 «оптимизировать». То есть они пока не решаются закрыть его вовсе, но, судя по всему, это и есть настоящая цель их «реформ».

Как пишут в «Правду» сотрудники детдома, в течение 2013 года сюда одна за другой приезжали бесчисленные комиссии и проверки. В результате продолжительного стресса слёг с инсультом Сергей Константинович Миначенко — бессменный, всеми любимый директор, отдавший детдому всю свою жизнь и сделавший его на долгие годы тёплым и родным для сотен выпускников.

Весной 2014 года сотрудников детдома поставили перед фактом: их среднюю школу закрывают, так как детские дома перешли из минобрнауки в ведение министерства труда и соцзащиты. Несмотря на то, что многие детдомовцы нуждаются в образовательном процессе с учётом лечебно-охранительного режима, детей нужно было переводить в обычную местную школу, а сотрудников — трудоустраивать. Пока новой школы детям не нашли: руководство местной школы и родители учеников выступили категорически против включения детдомовских детей в образовательный процесс.

А в середине этого лета в детдом № 39 санаторного типа из департамента социальной защиты населения города Москвы (ДСЗН) прислали списки перераспределения детей по переполненным городским детдомам и центрам содействия семейному воспитанию (ЦССВ). Без всякого сомнения, там их ждут заведомо худшие условия проживания и обучения, так как в них не предусмотрена необходимая лечебно-профилактическая и коррекционная работа с особыми детьми. На запрос сотрудников, планируется ли закрытие детдома № 39, из ДСЗН был получен весьма туманный ответ: дескать, «прекращение деятельности детдома не планируется».

ИДЕОЛОГОМ И КУРАТОРОМ реализации новой московской «модели профилактики социального сиротства и развития семейного устройства детей, оставшихся без попечения родителей» является Алла Дзугаева, заместитель руководителя ДСЗН г. Москвы. Вот лишь некоторые из её заявлений, сделанных на встрече с журналистами. Эти заявления демонстрируют цели, задачи и методы её работы:

«Реорганизация существующей сети детских домов и школ-интернатов: основная задача, которую мы перед собой ставим, — преобразование учреждений, сложившихся ещё во времена Советского Союза, в которых дети находятся в постоянном режиме, в которых редко детей усыновляют, берут под опеку». То есть цель Дзугаевой — сломать старую, надёжно работающую систему, чтобы сирот стало меньше. Заметьте, тут подменяются причины и следствия: ведь детей-сирот становится больше не из-за «неправильной» системы детских домов, а вследствие социальных и экономических причин.

«Наша задача — их реорганизовать, уйти от школ-интернатов с наполняемостью свыше 100—150 человек, а сделать небольшие — до 50 человек — ЦССВ, в которые дети помещаются временно, на период их адаптации и подбора им семей, граждан, которые изъявили бы желание взять таких детей... С нового года мы вводим в качестве оценки их деятельности количество устроенных детей».

«Нам отдали 7 школ-интернатов, 5 из которых — коррекционные. По нашей концепции, мы считаем, что коррекционные учреждения должны со временем кануть в Лету, быть полностью адаптированы и соединены с учреждениями нормы. В ЦССВ должны воспитываться как дети нормы, так и дети с теми или иными проблемами в развитии. Дети коррекционные должны ходить в общие школы».

Отметим, что для «особых» детей принципы, которые внедряет Дзугаева, не всегда приемлемы.

«К концу 2015 года мы планируем создать 33 таких центра содействия семейному воспитанию практически из 50 учреждений, существующих сегодня в городе. Чтобы в каждом округе и районе у нас было нормальное реабилитационное пространство». Иными словами, из 50 учреждений останется 33. Да ещё и детей в каждом из них будет в несколько раз меньше, чем в традиционных детдомах. Не смахивает ли подобное прожектёрство на безответственный волюнтаризм? Старые детдома закроют, вместимость же новых планируется сократить в несколько раз, а если число сирот не уменьшится, то что тогда делать?

«Конечно, на первом этапе оптимизации работы по созданию наших центров мы несколько учреждений соединяем. У нас буквально полгода назад в учреждениях, которые были переданы департаменту, заполненность детьми составляла порядка 60%. Таким образом, содержать огромные конгломераты городу дорого, не нужно».

«Обращаем ваше внимание, что содержание в негосударственной организации одного ребёнка будет в целом составлять порядка 60 тысяч рублей, в то время как в государственных наших учреждениях составляет 100—120 тысяч». Иными словами, государственную систему попечения сирот планируется заменить негосударственной, что, по расчётам Дзугаевой, даст немалую прибыль правительству Москвы. Об истинных масштабах «сиротского проекта» говорят такие цифры: на цели материальной поддержки лиц, взявших детей на воспитание из детдомов, в 2013 году из московского городского бюджета было выделено около 1 миллиарда рублей. Ещё 809 миллионов потратили на «модернизацию материально-технической базы». Но что-то не очень хочется аплодировать по поводу подобных «инвестиций», особенно после истории с детдомом № 39…

Удивительно и другое. На упомянутой уже пресс-конференции А. Дзугаевой был представлен вновь созданный, так сказать, модельный ЦССВ, как две капли воды похожий на то, чем является детдом № 39. «У нас сделаны группы квартирного типа, то есть всё необходимое, что у нас с вами дома есть, также существует в этих группах квартирного типа. Проживают там не более 7—8 детей в возрасте от 3 до 18 лет, разнополые. То есть у нас дети, где-то 2—3 дошкольного возраста, 2—3 детей среднего возраста и 2 могут проживать старшего возраста. Для нас главное, чтобы это была семья в одной квартире с одним социально значимым взрослым», — рассказала В.Ю. Спивакова, директор ГБУ «Центр содействия семейному воспитанию № 1».

Возникает вопрос: а чем же тогда так плох детдом № 39, что его понадобилось столь срочно реорганизовывать? Может, дело в 6,5 гектара дорогостоящей земли, на которой он расположен?..

В СКАНДАЛЬНОЙ ПУБЛИКАЦИИ 1997 года «Доходные дети» весьма авторитетное российское издание рассказало о сомнительной деятельности Аллы Дзугаевой в качестве в ту пору одного из руководителей агентства «Право ребёнка», созданного при министерстве образования. «Право ребёнка» заключило соглашения с 14 зарубежными агентствами и с 48 «индивидуальными усыновителями», открыв валютный и рублёвый счета в банке «Кредит-Москва». В публикации утверждалось, что конечные расходы усыновителей доходили до 20 тысяч долларов за одного ребёнка. Вскоре руководители министерства, чувствуя затылком дыхание прокуратуры, преобразовали агентство «Право ребёнка» в акционерное общество закрытого типа с тем же названием и теми же функциями. Иначе говоря, федеральный банк данных на детей-сирот оказался в руках акционеров коммерческой фирмы.

Завершалась статья так: «Некоторые структуры министерства образования полностью дискредитировали себя на поприще усыновления, и совершенно непонятно, почему люди, годами занимавшиеся злоупотреблениями и нелегальными финансовыми операциями, остаются на своих местах и при своих интересах. Алла Дзугаева, контролирующая федеральный банк данных на детей-сирот, весьма активно рекламирует западных усыновителей».

…Очень тревожит дальнейшая судьба воспитанников детдома № 39. Воспитатели говорят, что многие из них потеряли покой, узнав, что чиновники решили разлучить их дружную семью, распределить по транзитным центрам содействия семейному воспитанию. «Мы хотим вернуться в наш родной детский дом, к нашим мамочкам!», «Получается, что мы для них — игрушки, которые можно переложить из одной коробки в другую?» — возмущаются дети.

Кто-то из подростков уже готов к побегу, кто-то раздумывает о более радикальных способах выразить своё несогласие. Повторная глубокая психотравма и без того уже переживших жизненную трагедию детей может привести к непоправимым последствиям. Обеспокоенные воспитанники и выпускники 39-го детдома, волонтёры и сотрудники всё же продолжают надеяться, что их любимый дом — один из лучших и старейших детских домов страны — не будет уничтожен. Тревожит также и будущее тех десятков и сотен тысяч несчастных сирот, судьбами которых доверено заниматься таким специалистам по «правам ребёнка», как А. Дзугаева и герой телевизионных сериалов П. Астахов.


Автор Александр ДЬЯЧЕНКО
Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~bBNZ3



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо