Протоиерей Димитрий Смирнов на Совете П.Астахова о семье

Поделиться:
04.04.2015
Глава Патриаршей комиссии по защите семьи, материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов: 

Начну с традиционного учения о семье. Я столкнулся с таким явлением, что современные молодые люди даже не знают, что такое невеста. Ко мне пришли двое, говорят: "Мы хотим повенчаться". Что-то мне пришло в голову, и я говорю: "Ну, хорошо. Что такое невеста?" Ни он, ни она не могли ответить на этот вопрос. 

О.Димитрий Смирнов:


А уж что там говорить о браке? Потому что, к сожалению, для большинства людей, вступающих в брак, сам брак заслоняется белой машиной с кольцами и с куклой, привинченной к радиатору, а дальше – свадьба. Некоторые даже откладывают вступление в брак, пока нет денег на свадьбу. То есть как-то одно замещает другое, хотя свадьба как таковая как некий пир по поводу – это дело десятое. 
    
Такие явления наблюдаются в иной сфере, похорон, например, хотя это другая сторона человеческой жизни. Поэтому совершенно мне представляется необходимым, если бы от меня что-то зависело, я бы главным предметом в школе ввел предмет «Семья», потому что практически у половины наших детей семьи нет. Поэтому хотя бы теоретически им предложить, как это было у наших предков не так давно, 80 лет назад все дети могли наблюдать, что такое семья. 

Конечно, мы слова «семья» практически не слышим, а вот «институт семьи» – тоже термин совершенно неправильный, так сказать, враждебно-разрушительный, потому что семья – это ни какой не институт, а установленное Богом, божественная мысль от растений через насекомых, рыб, млекопитающих до человека, это Бог создал, это не люди. 

Институт – это институт уполномоченных по делам детей. Армия – институт, прокуратура – институт, министерство образования – это институт. Институты человек может менять. Семья – ее никак не изменишь. Вот раввин сидит, вот – православный священник, у нас одинаковый взгляд на семью. 

Мы исходим из откровения Божия, что нам сам Бог открыл об этом. И вот вернуться к этому, и детей этому научить в силу того, что в результате оторванности от религиозных корней практически всего населения, мусульман – в то же самое время. Я иногда приветствую таджиков во дворе «Ассалам алейкум», а они не знают, что отвечать. Придется их Исламу что ли учить? 

Так что такая всеобщая расхристанность приводит к таким результатам, что на бытовом уровне, где семья как-то сохранилась, каким-то образом продолжается в истории нашего народа и государства, а на таком уровне осмысления нет. А ведь счастье человека, а ведь государство силится обеспечить это счастье. Оно зависит исключительно от семьи, а не от того, сделал ли он карьеру, заработал ли много денег, удалось ли ему избежать тюрьмы – это все неплохие вещи, но все-таки счастливым человек может быть только в семье. И вот поэтому этому надо учить. 
      
Часто теперь стало звучать «профилактика семейно-бытовых конфликтов», но главная причина этих конфликтов – это упадок нормальных человеческих отношений, построенных на твердых нравственных основах, в основе которых, конечно, лежат религиозные основы. Я знаю причину всех преступлений, как и серьезных конфликтов в семье, это недостаток любви и эгоизм, что тоже возникает в силу утраты религиозных основ жизни. 

Это значит, что есть только один настоящий путь к предупреждению – это возрождение традиционных духовных нравственных и семейных ценностей, потому что брак – это фундаментальное отличие человека от всех млекопитающих. Там есть еще отличия, но мы сейчас их не будем касаться. Именно это должно ставиться во главу угла, когда мы говорим о профилактике этих конфликтов. 

И какие пути для этого возрождения? Прежде всего, сотрудничество государства с церковью и традиционными религиозными общинами и теми общественными организациями, которые на практике помогают возрождению этих традиционных для нашего народа ценностей и семейного образа жизни, для того, чтобы тем людям, которые знают об этом, включить от государства «зеленый свет» и не ссылаться на такую благую глупость как светское государство.

Я тоже светский человек и я совсем не монах, как вот батюшка, живу в мире, соблюдаю посты, но и многие люди, которые не носят рясу, тоже посты соблюдают. У нас вообще общая государственная задача. «Светский» у нас до сих пор прочитывается нашими отечественными юристами как «атеистический» или целого корпуса сотрудников министерства образования и т. д. – они это так и воспринимают, что приводит к деградации нашего народа дальше. 

Раньше был предмет в школах «Этика и психология семейной жизни», Павел Алексеевич об этом как-то говорил, что было бы хорошо, если подобный предмет был возрожден в школах и сегодня. Патриаршая комиссия по вопросам семьи это полностью поддерживает. В этой области есть хороший опыт, от которого можно отталкиваться не только в России, но даже за рубежом, «в теперешнем зарубеже». 
      
Говоря о профилактике семейных проблем нельзя не коснуться и еще одного вопроса. К сожалению, очень часто нам предлагают общественные недуги лечить лекарствами, которые хуже самой болезни. Сейчас именно это происходит, когда лоббируется так называемая профилактика домашнего или семейного насилия. Вообще надо разъединить два слова: семья и насилие. 

Предлагают эту связку феминистическая организация, начиная с 60-х годов в Европе и Америке, и заразили этим вирусом, к сожалению, и наше общественное мышление. Это не так, даже по статистике американской наименьшее количество случаев насилия возникает в семье, а наибольшее – это когда либо приходящий папа, либо один из череды любовников, и т. д. И как у нас говорили, сожитель, который теперь получил народный статус гражданского брака. 

На самом деле, вот здесь, когда нет семьи настоящей, а есть какие-то ближе к животным отношения, они и заводятся собственно ради отправления определенных функций. Это статистика американская, у нас такая не ведется, к сожалению. И вот в силу того, что это родилось в глубине феминизма, цель: внедрение в сознание обывателя термина семейного насилия, так же как «институт семьи», для разрушения семьи, потому что феминизм, его главная идеология – это война полов. 

Муж – это не рыцарь, который носит свою жену и ради нее совершает подвиги, а это угнетатель, источник зла и т. д. Хотя статистика говорит об обратном, но тут даже депутат, который тоже, чего это он проникся семейным насилием, я забыл его фамилию, но он говорил, что 14 тысяч женщин убивается. 

Смотрим по МВД статистику: во-первых, не четырнадцать, а девять, а во-вторых, в это насилие там все туда заложили, даже убийства в трамвае, в автобусе, в молочной лавке. И совершенно микроскопическая доза тех, которые действительно погибли в результате семейного конфликта. Вот так получается. И железная пропаганда заражает даже некоторые церковные фонды. Вот уже устойчивый термин семейного насилия, как будто это есть некоторая данность. 

В идеологических разработках одного фонда по защите детей вообще прочел, что это вообще русская ментальность: насилие в семье. Просто возмутил, как будто это писал какой-то злонамеренный человек.

Ирина Медведева: Лоргус говорит, Отец Андрей. Семинары проводит именно на эту тему.

О.Димитрий Смирнов: Ну, с Лоргусом я тоже вступил в письменную полемику по этому поводу. Поэтому семейные проблемы не решаются, а семья оказывается еще под одним идейным ударом. В таких случаях фактически вместо защиты детей и женщин ведется антисемейная пропаганда, в результате чего общество начинает воспринимать семейные отношения не как  величайшую ценность и святыню, повторю, Богом данную, а как источник угрозы. 

Вместо уважения к родителям насаждается недоверие, подозрение, по отношению к детям дискредитируются традиционные методы воспитания, например, родительские наказания. Сами родители, достаточно вспомнить плакаты со слоганами «Папа, я тебя боюсь!», «Мама, я тебя боюсь!» на сайте одной общероссийской организации. Это категорически неправильно, и наша комиссия выступает против пропаганды концепции семейного или домашнего насилия и не раз объясняла эту позицию. 

В действительности объективные данные говорят о том, что многие связанные с этой концепцией утверждения просто ложны. Семья, где муж и жена с одним браком, остается в целом самым безопасным, самым лучшим местом для детей и для женщин, просто является убежищем от нашего мира, который, к сожалению, лежит на зле. 

И это легко доказывается статистикой. Закон запрещает пропагандировать опасную для общества идеологию расизм, нацизм, поскольку они подрывают основы общества, но семья – это вообще фундамент каждого общества с этой точки зрения пропаганда, направленная против семьи должна быть по логике вещей запрещена в первую очередь. 
     
По проекту стратегии развития воспитания Патриаршая комиссия участвовала в обсуждениях этого проекта, и многие наши предложения были учтены, чему мы очень рады безмерно, и на Общественной палате я это докладывал. Чтобы они сохранились и расширились после обсуждения, они были удалены или размыты, мы бы очень хотели. И проект стал лучше, но еще нуждается в усовершенствовании. 

К примеру, все еще есть в нем некоторые отдельные положения, которые могут использоваться для проведения в жизнь того, что Святейший Патриарх, выступая в Госдуме, назвал «опасными элементами ювенальной юстиции». Недостаточно ясно и конкретно в практической части документа указано на необходимость расширить сотрудничество церкви и традиционными религиозными общинами. Вот что об этом упоминалось. Конкретные замечания наших экспертов мы Павлу Алексеевичу перешлем. 
          
И последнее. Говоря о защите семьи и детей, о профилактике преступления, еще один вопрос. Некоторое время назад наш омбудсмен обращал внимание на необходимость законодательно запретить сексуальное просвещение в школе и детских садах, чтобы защитить наших детей от развращения и ранней сексуализации, потому что это все равно пролезает, некоторые наши чиновники уже на периферии действуют по известной басне Ивана Андреевича Крылова «Васька слушает да ест…» 

Видимо, это каким-то образом ангажировалось. Это очень актуальный вопрос именно со стороны Патриаршей комиссии это предложение Павла Алексеевича поддерживаем, считаем, что нужно перед законодателями ставить эту задачу. 

К сожалению, некоторые положения действующего законодательства и ратифицированные Россией международные договоры, особенно Конвенция Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуального насилия, создали серьезные риски того, что у нас начнутся активнее вводиться элементы секс-просвещения в школе. Причем без уважения к правам семьи и родителей и для этого необходимо ставить твердую законодательную преграду. Мы собирали подписи, собрали четыре с лишним тысячи, этот документик Вам передам. Сами подписи только первый и последний лист напечатали, чтобы Вас не загромождать, но по электронке мы все обязательно пришлем.

Павел Астахов: Почему так мало? Четыре с половиной тысячи.

О.Димитрий Смирнов: Мало было времени еще. Но этот процесс продолжается.

Павел Астахов: Навальный вон по двести тысяч собирает, а мы четыре с половиной тысячи собрали за такое-то время.

Ирина Медведева: Ну, мы соберем.

О.Димитрий Смирнов: Просто я озвучиваю это здесь, чтобы весь народ…

Павел Астахов: Ведь подписи  - это же индикатор  отношения...

О.Димитрий Смирнов: Конечно, разумеется. Просто вот для начала, что мы успели к этому нашему заседанию.




Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~QvxLF



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо

Поддержать проект:

Сумма: 

Способ пожертвования: