Вопрос РИА "Иван Чай" сподвиг Президента дать поручение проанализировать практику изъятия детей у родителей в России

Поделиться:
03.01.2017



3 января Президент России Владимир Путин дал ряд поручений по итогам большой пресс-конференции, которая состоялась 23 декабря 2016 года, сообщила пресс-служба Кремля во вторник.


"В частности, Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и уполномоченному по правам ребенка поручено проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью", - пояснили в пресс-службе.

Сюжет на канале "Россия" с 3 мин 40 сек


Во время пресс-конференции 23 декабря одна из журналисток задала президенту вопрос по теме ювенальной юстиции. Она отметила, что проблема вмешательства в семью и возможного изъятия ребенка в случае подозрений на нарушение его прав требует дополнительного обсуждения.

"В частности, Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и уполномоченному по правам ребенка поручено проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью", - пояснили в пресс-службе.


пурнек.jpg

Путин на пресс-конференции сказал, что он также выступает против "перекошенных стандартов ювенальной юстиции" и пообещал еще раз вернуться к этому вопросу. "Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо", - заявил президент.

Напомним, что на пресс-конференции Путина вопрос по ювенальной юстиции был задан руководителем РИА "Иван Чай" Элиной Жгутовой. 


'kbyf;.jpg


КОММЕНТАРИЙ РИА ИВАН ЧАЙ: Без участия общественности подобный мониторинг будет малоинформативен, а может быть даже вреден, так как не представит реальную ситуацию бесправия, царящую на местах. 

Делать проверяющими те самые органы, с подачи которых под теми или иными красивыми лозунгами на протяжении многих лет внедрялись западные нормы вмешательства в семью - это малопродуктивно. 

Если бы Минсоцтруда или Общественная палата РФ были когда-либо заинтересованы в том, чтобы представить то, что в действительности творится в практике изъятия детей, то все инструменты у них уже были в руках - больше, чем у кого бы то ни было.

Хорошо представляя практическую сторону при изъятии детей, правозащитники "Иван Чая" знакомы и с тем, как проверяющие органы делают проверки, позвонив в орган опеки или, в лучшем случае, запросив документы. Но сотрудники опеки и сотрудники ПДН хорошо знают, как готовить документы так, чтобы у читающего возникло соответствующее впечатление: все сделано правильно. Делают они это слаженно, и доказать что-либо обратное сказанному ими - крайне сложно, потому что на местах имеет место непролазная чиновничья кампанейщина.

Родителям по умолчанию никто не верит и не принимает во внимание их мнение и их информацию.

Подавляющее большинство законов в России, касающихся семьи, увы, написаны по западным модельным законам. Далеко не последнюю роль в их внедрении и реальном продвижении на уровне региональных министерств и ведомств играют разнообразные сомнительные фонды.

Ключевые проводники и финансовые инструменты лоббистов ювенальной юстиции в России - это Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации (руководитель М.В.Гордеева) с гигантским бюджетным финансированием и Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения (руководитель Спивак А.М., ранее Егорова М.О.).

Именно благодаря Фонду поддержки детей в трудной жизненной ситуации плотно вошли в нашу жизнь антитрадиционные, узнаваемые по западным модельным законам, термины : "правосудие, дружественное детям", "ответственное" и "эффективное" родительство", "ресурсные семьи", "биологические родители", "родительская компетентность", "ненадлежащее воспитание" , "жестокое обращение с ребенком", "пренебрежение потребностями ребенка" ,"территория, дружественная детям", "детский телефон доверия", всех не перечислишь.

Детский телефон доверия завезен к нам из Бельгии и внедрен этими же фондами. Сказочные средства из бюджета уходят Фонду поддержки детей в трудной жизненной ситуации на создание этой системы "телефона, разрушающего доверие" в то время как в детских домах Сибири дети умирают от нехватки средств на лечение:


 


На бюджетные деньги устраиваются помпезные бутафорские мероприятия, конкурсы, фестивали, снимаются ролики, направленные на подрыв устоев традиционной семьи. Чего стОит малолетняяя пиратка, грозящая саблей маме не купившей ей собаку?




Или образ отца, запугивающего собственного сына воображаемым пистолетом?



Когда основной инструмент внешнеполитической деятельности Госдепартамента  - Агентство по международному развитию USAID был выдворен из России, кто-то очень влиятельный и заинтересованный подстелил Национальному фонду защиты детей от жестокого обращения "соломку" в виде нашего с вами бюджетного финансирования внедрения ювенальной юстиции. 

Нацфонд защиты детей от жестокого обращения, раньше существовавший на деньги USAID, реализовывавший его программы и проводивший интересы американской политики в России, ловко перескочил в опасный для них момент на отечественное довольствие, получил одобрение Президента на съезде ОНФ и теперь полностью защищен от статуса "иностранный агент" как социально ориентированная НКО.

Теперь эти НКО чужими руками безнаказанно разрушают наши семьи за наш с вами счет, на протяжении многих лет тесно работая и в Госдуме, и в ОПРФ, и в Минсоцтруда, лоббируя множество антисемейных законов, обучая руководящих и рядовых сотрудников органов опеки и попечительства в разных регионах, заодно "прикармливая" и приручая региональных чиновников.

Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения, формально являясь на сто процентов "общественной организацией", много лет внедряет несколькими этапами реформу защиты детства в России по модели USAID, переводит с английского социальные стандарты "по защите прав детей" Института социальных услуг Рональда Хьюза, США, принимает их через Минтруда - по сути кроит семейную политику России по западным лекалам.

Фонд поддержки детей в трудной жизненной ситуации был создан для технического воплощения реформы защиты детства и уже много лет даже имеет один адрес с Министерством труда и социальной защиты РФ - Москва, ул.Ильинка, д.21, тем самым Министерством, которое должно провести анализ практики изъятий детей и вмешательств в семьи. Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения и вовсе долгое время находился в офисе Американского Совета по международным исследованиям и обменам IREX, который в настоящий момент выдворен из России. Однако дело его живо. 

Кстати, так выглядели первые объявления о грантах на внедрение социальных услуг, которые в настоящий момент стали частью социальной политики России и реальные деньги идут не на помощь семьям, а на взращивание армии ювенальных соцработников, СО НКО, которые по социальному стандарту Рональда Хьюза при любом подозрении нацелены на "защиту ребенка" - то есть на его изъятие:

айрекс.PNG

Заслуги по внедрению ювенальных технологий двух этих фондов трудно переоценить.

Безусловно, без определенной политической воли сами эти фонды ничего бы не значили.

Поэтому встает законный вопрос: кто и как будет проверять ювенальное беззаконие, если проверяющими будут те, кто его устанавливал?


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~kccNc




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: