Борцы с "семейным насилием" готовы залезть в чужую постель.

Поделиться:
13.04.2015

200328-12-01.jpg

Защитить женщину от насилия даже в интимных отношениях со своим мужем, - вот до каких глубин вмешательства в дела семьи готовы дойти некоторые участники Круглого стола на тему «Новые законодательные инициативы и практики в решении вопросов домашнего насилия».

Круглый стол по этой теме прошел 10 апреля в здании Правительства Москвы при поддержке Комитета общественных связей города Москвы, Общественной палаты Москвы, Региональной общественной организации «Форум женщин Москвы» и Уполномоченного по правам человека столицы.

На Круглом столе «был представлен» проект Федерального Закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия». Почему слово «представлен» в кавычках? Потому что текст законопроекта на Круглом столе отсутствовал, реальное обсуждение положений и норм не проводилось.

Упорно манипулируя лживыми цифрами статистики и фактами, участники Круглого стола акцентировали внимание на том, что проблемы семьи – это проблемы общества. Поэтому оно и должно решать эти проблемы, видимо, имея ввиду под «обществом» себя и свои структуры, которые после принятия закона будут включены в схемы бюджетного финансирования через создание «системы профилактики». Дети, видите ли, видят насилие, потом его повторяют и поэтому детей надо срочно защитить от присутствия насилия в их жизни.

Все приглашенные участники в один голос говорили, что «закон надо было принять вчера или даже позавчера, настолько он необходим».

Экономическое, психологическое, сексуальное, физическое насилие, а также равнодушие, - все эти виды насилия скрываются за закрытыми дверями семьи, информировали участники. Создание правового механизма, чтобы законно входить в частное жилище без согласия живущих там людей и создание системы профилактики, - вот, оказывается, что необходимо в первую очередь для борьбы с насилием. Участники сожалели, что суды до сих пор придерживаются примирительной практики между супругами, то есть суды стараются их примирить, сохранить целостность семьи.

Видимо, кризисные центры профилактики домашнего насилия, которые активно внедряются уже в настоящий момент, будут действовать противоположным образом.

Проект закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия» - это модельный закон Совета Европы, написанный по модели Конвенции Совета Европы о противодействии и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье, СДСE№:210.

Это признавали и выступавшие, нахваливая закон и говоря о том, что он уже успешно действует в десятках стран. Этот инновационный европейский закон должен внести в российское право новые понятия, новые правовые механизмы и субъекты права – определить все виды насилия, «домашнее насилие», «жертва домашнего насилия», «защитное предписание», «преследование» и пр.

К примеру, орган профилактики насилия будет наделен правом выписывать «защитное предписание». Такое предписание может предписывать владельцу жилища покинуть это жилище на полгода, если орган профилактики сделает вывод, что владелец жилища принуждает свою жену, «жертву домашнего насилия», к интимным отношениям либо ограничивает ее в финансовых тратах, либо ребенок становится свидетелем некого насилия в семье.

Причем выселить мужа (а в первую очередь речь идет о защите женщин) после принятия закона становится возможным даже без личного заявления жены: довольно любого постороннего доноса, чтобы семья стала объектом внимания службы профилактики, поскольку закон переводит проблемы домашнего насилия из области личного обвинения в публичное. Если соседям покажется, что кто-то в квартире рядом шумит и ругается, прийти в эту квартиру и наказать обидчика и заняться оказанием услуги по его психологическому консультированию можно будет также без личного заявления живущих в квартире. Эдакий социальный патронат для взрослых.

Если после этого муж будет пытаться выяснить отношения с супругой, то это рассматривается законом как «преследование». Даже не стоит говорить, насколько одно только «защитное предписание» идет вразрез с существующим законодательством в России, не говоря уже о мировоззренческих противоречиях понятий и закона в целом.

Тем не менее, группа лоббистов высказала всеобщее одобрение принятию проекта ФЗ «О профилактике семейно-бытового насилия».

Всеобщий «одобрямс» законопроекту на Кругом столе высказали депутаты МГД, чиновники мэрии, сотрудники аффилированных НКО. Более того, чиновники сообщили, что в Москве уже создается структура районных кризисных центров по профилактике семейного насилия, и в 2015 году такой центр будет уже в каждом районе.

Напомню, в июле 2014 года Владимир Путин на встрече с главой СПЧ Федотовым отказался подписывать законопроект о домашнем насилии, сказав, что семья – это тонкая сфера и что закон не должен давать права чиновникам вмешиваться в дела семьи. Поэтому, сказал Путин, законопроект должен пройти широкое общественное обсуждение.

Самым большим сюрпризом для оказавшихся на Круглом столе представителей Патриаршей комиссии по защите семьи, представителей родительской общественности Москвы и России было то, что законопроект, оказывается, это широкое народное обсуждение уже прошел. Незаметно, тихо, но уже прошел.

Такое «широкое общественное обсуждение» прошло, например, в Совете Федерации под руководством В.Матвиенко, которая поддержала антиконституционный законопроект. Против там выступила Елена Мизулина, глава Комитета по вопросам семьи Госдумы.

«Широкое общественное обсуждение» прошло в Министерстве труда и социальной защиты РФ.

«Широкое общественное обсуждение» прошло в МВД.

Поддержал законопроект о домашнем насилии и симулякр родительской общественности – «Национальная родительская ассоциация». Впрочем, она и была создана целенаправленно для проведения таких вот «широких общественных обсуждений» и получения согласий на принятие в России антинародных неолиберальных законов от Совета Европы и пр.

Это опять же иллюстрация того, чтобы понять, чем реальное широкое обсуждение отличается от «широкого общественного обсуждения» от прохождения закона через «обсуждения» его лоббистов.

При этом стоит сказать, что на Круглом столе было озвучено, что даже Уполномоченному по правам человека в РФ до сих пор не удалось получить доступ к тексту законопроекта, о чем и было заявлено на заседании в МВД. Эту же ситуацию подтвердили и члены Патриаршей комиссии по защите семьи. Патриаршая комиссия по защите семьи уже давно заявила о крайней феминистической и антисемейной направленности законопроекта и высказала протест против его принятия.

Есть все основания полагать, что те представители власти и НКО, что одобряют Закон о профилактике домашнего насилия, относится к той самой группе национал-предателей, о которой говорил Президент.

Представителям же реальной родительской и православной общественности, которые пришли на Круглый стол по своей инициативе, оставили на выступление 10 минут в конце, но и эти 10 минут им грубо перечили, прерывали, перебивая выступления выкриками и не давая высказать позицию. На Круглый стол по своей инициативе пришли представители Патриаршей комиссии по защите семьи, Ассоциации родительских комитетов и сообществ, Общественного центра по защите традиционных ценностей "Иван Чай".

Основная критика представителей родительской и православной общественности заключалась в том, что западный законопроект продвигается с помощью ложных цифр статистики, что нормы закона предельно размыты, что реального общественного обсуждения не было.

Кстати, стоит отметить, что продолжает формироваться новояз: теперь аффилированные НКО, в том числе НКО, имеющие иностранное финансирование, получили новое обозначение - «общественный сектор».

То есть если вы слышите, как где-то чиновник говорит, что «мы тесно работаем с общественным сектором», то не обольщайтесь: это, скорее всего, такой же «общественный сектор» как неправительственная организация «Национальный центр по предотвращению насилия «Анна». Центр «Анна» - разработчик Закона о домашнем насилии по модели Совета Европы. Центр «Анна» является членом феминистских организаций Европы WAVE и долгие годы получает иностранное финансирование. Такой вот «общественный сектор».

Никто не возьмется утверждать, что проблемы насилия нет. Она есть. И действительно кто-то издевается над беззащитными стариками и инвалидами, действительно какие-то мужья бьют жен, действительно свидетелями этого иногда становятся дети.

Но во-первых, масштаб проблемы надуман и в реальности не таков, чтобы ставить весь российский народ под прицел карательной профилактики, ведь число таких преступлений в России неуклонно снижается. А во-вторых, те антиконституционные меры профилактики, которые предлагаются лоббистами от Совета Европы, ставят под прицел не целевую группу проблемных семей, а саму российскую семью, дискредитируя ее, криминализируя отношения в семье и углубляя конфликты.

«Положительные результаты» антисемейных феминистских законов мы можем наблюдать на Западе: например, в Германии треть молодых женщин и чуть менее 40% их сверстников мужского пола, по всей вероятности, на протяжении всей жизни ни разу не вступят в брак. В США более 60% жителей, не состоящих в браке, не хотят заводить семью. Тенденция там такова, что ежегодно количество заключаемых браков снижается на 5%. Сложно строить отношения, когда любой взгляд, улыбка, предложение встретиться могут быть истолкованы как сексуальное или психологическое насилие, преследование. Отношения, семья, рождение детей все больше рассматриваются как проблема.

Это на таком фоне снижается «семейное насилие»?

На примере Круглого стола в очередной раз можно было пронаблюдать технологию, как работает система лоббизма западных законов в России, когда согласованные действия группы депутатов, чиновников, псевдообщественников проводят эти законы по давно отработанной схеме.

Решение реальных проблем с насилием возможно и нужно, но никак не по западным антисемейным законам. Скорее, по мнению экспертов-практиков, это будет возможно через внесение некоторых изменений в уже работающее уголовное и административное законодательство РФ, а не через криминализацию семьи на деньги иностранных фондов.


Анна Кисличенко

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Миф о "насилии в российской семье" финансируется из-за границы. Вмешательство в российские семьи оплачивают западные фонды.

Патриаршая комиссия по защите семьи: насилие в семье: разъяснения о терминах, подходе, концепции.

Родители требуют снять закон о семейном насилии.

Насилие в семье: грандиозная мистификация.




Поделиться:
Количество комментариев к элементу:  0

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~gVcee



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо