Джульетто Кьеза: «Русофобия у русских – явление уникальное»

Поделиться:
02.05.2016

rmtpf.jpg


Новая книга знаменитого итальянского журналиста, буквально только что вышедшая на русском и итальянском языках, посвящена изучению непонятной и необъяснимой ненависти Запада по отношению к России и русским.


Головокружение от успехов

- Простите за банальный вопрос, но без него никак: с чего вы вдруг решили заняться исследованием вопроса, который вроде бы должен волновать только русских?

- Потому что на сегодняшний день Россия остается единственным заслоном перед наступлением Запада. Если она сломается, будет катастрофа.

Запад всегда выступал против других цивилизаций - это продолжение логики трех последних веков. К началу 21-го века стало очевидно, что без войны он жить не может. Идея исключительности Соединенных Штатов Америки, которые, собственно, Запад и возглавляют - это, по существу, декларация войны против всего остального мира.

- Но почему в этом самом мире нет, например, африканофобии, индусофобии и латинофобии, а русофобия есть?

- Потому сначала должна быть сломана Россия. Остальные могут быть завоеваны, как это и было испокон веков.

США потому и ведут себя так, потому что всегда выигрывали. Сломав Советский Союз, единственный альтернативный эксперимент своему развитию, они, видимо, думали, что можно сломать любого противника. Сейчас они в первый раз видят сопротивление. Ни Азия, ни Африка, ни Латинская Америка не представляют для них никакой проблемы. Но два больших заслона они сломать не могут. Первый – это Россия, которая пока держит мир. Вторым в любом случае будетКитай.

Привычка к победе – это нечто похожее на «головокружение от успехов», о котором говорил Сталин. Я думаю, что руководящие элиты Соединенных Штатов Америки до сих пор уверены, что выиграют, и это является самым большим обманом. Потому что однажды вдруг обнаружится, что у них такой возможности нет.

Деградация по западному типу

- «Советофобия», под флагом которой проходила «холодная война», чем-то отличается от нынешней русофобии?

- Разница в том, что Россия - это уже не идеологический противник, каким был Советский Союз. В данном случае требуется гораздо более изящное решение. Потому что если у тебя есть враг, которого можно точно определить как врага, то все просто. А если этот враг очень похож на тебя, по крайней мере, внешне, надо придумывать что-нибудь новое. Это уже не идеологическая ненависть, это совершенно другая форма ксенофобии, концентрацией которой является Путин.

- Советский человек отличается от российского? Мы сильно изменились за эти годы?

- В определенном смысле слова он в вас остался. Советский человек был ближе народу, чем человек капиталистический. Но во многом люди изменились. Конкуренция, эгоистичные настроения, индивидуализм – все эти элементы западной жизни активно внедрялись в российское общество. Во времена Советского Союза самосознание людей было более высоким. Сейчас, когда все элементы деградации западной культуры вошли в обычную жизнь, человек больше видит, чем думает, размышляет или читает. Это как раз и есть элементы деградации по западному типу. Насколько они внедрились в русское общество, надо изучать. Если не будет никакого противодействующего лекарства, они будут очень сильно влиять на поведение русских людей. Но я вижу определенные признаки возрождения национального характера, которые могут поставить заслон этому процессу деградации.

В своей новой книге журналист изучает причину ненависти Запада по отношению к русским

- В вашей книге есть отдельная глава «Русофобия у русских». Встречались ли вы с италофобией внутри Италии или британофобией в Британии? Насколько это характерно для западного мира? И с чем связано?

- Во время падения Советского Союза я своими глазами наблюдал, как ваша интеллигенция подгоняла себя под стандарты Запада. Приведу такой пример: летом 1992 году у меня дома в Москве были в гостях двое молодых людей. Он – «демократический» журналист, она сотрудница банка. Либерализация цен била ключом. За столом я рассказал, как увидел, что одна пенсионерка вышла из магазина в слезах – ей не хватило денег на молоко. Не успел я закончить реплику, как эта женщина сердито вскричала: «Если мы хотим построить рыночную экономику, нечего сожалеть об этих людях. Эти нищеброды никогда к ней не приспособятся. Обречены примерно 30 миллионов человек». Признаться, я опешил… 

Это была реальная русофобия из уст русского человека. Это уникальное явление. Итальянофобов в природе не существует. Француза, который был бы французофобом, я тоже не знаю. И немца, который ненавидел бы немцев. Нет примеров такого рода и в литературе. Но это явление существует в России. И это, если хотите, и есть одна из причин слабости России – то, что представители интеллектуальной среды очень далеки от собственного народа.

Если Россия сломается – война будет неизбежной

- Как вам кажется, Россия научилась реагировать на эти пропагандистские вызовы или повторяет те же ошибки, которые делала в 90-е годы?

- Ошибки прошлого продолжаются. Пример - украинская атака против России. Меня удивил тот факт, что много русских стали на сторону нацистов. Я видел демонстрации, несколько десятков тысяч человек в Москве, которые выступали в поддержку русофобов на Украине. Это удивительная вещь. Вы можете быть не согласны с режимом, который сейчас есть в России, но нельзя при этом заступаться за убийц россиян.

- Каждая ваша книга - это предупреждение. В чем суть конкретно этого?

- Я размышляю как европеец. Я думаю, что Россия для нас, европейцев - это не враг, что доказывает вся история послевоенного периода времени. Ялтинские соглашения подписали и Черчилль, и Рузвельт, и Сталин. Никто их не обязывал, таким на тот момент было реальное соотношение сил. Никаких угроз для Запада после этого не было. А после падения Советского Союза – тем более, у России просто-напросто для этого не было сил. И даже когда силы опять появились, потому что во время Путина укрепилась российская армия, угрозы исходили только от Запада.

Я анализирую ситуацию и вижу, что это кризис самого Запада, у которого есть свои причины, чтобы быть агрессивным. А поскольку мы находимся в ситуации, что столкновение, к которому нас упорно ведут, будет для человечества смертельным, я считаю, что существование России как заслона все этой операции, означает защиту и для всех нас. Если Россия сломается, война будет неизбежной.

- Как вашу книгу воспринимают в Италии?

- Итальянский издатель решил назвать книгу не «русофобия», а «Путинофобия». Меня пригласили на Первый канал государственного телевидения, куда не звали туда 10 лет. После окончания работы постоянным корреспондентом в Москве и моего возвращения в Италию, я написал 8 или 9 книг и практически никто мои книги не рецензировал. Единственный раз, когда на них обратили внимание – в отрицательном смысле, конечно - это когда я опубликовал расследование по поводу того, что случилось в Америке 11 сентября 2001 года. Меня тогда очень сильно критиковали, потом перевернули страницу и забыли. Никто о моих книгах больше ничего не писал. А в этот раз пишут. Наверное потому, что я попал в точку. Может быть, мои ответы всем и не нравятся, но вопросы, которые я ставлю, западную публику интересуют точно.

Отрывок из книги Джульетто Кьеза «РУСОФОБИЯ 2.0: болезнь или оружие Запада?»

«Когда русские нанесли нам удар в спину и отказались от своей империи в 1991 году, мы остались на берегу с большим количеством заблуждений насчет нас самих, и, что еще хуже, насчет остальной части мира», - саркастически заметил один нетипичный американец, то есть критически настроенный интеллектуал. (Гор Видал – Авт.). «Заблуждения быстро накапливались, росли как на дрожжах. Все радовались тому, что Запад выиграл «холодную войну», За много лет до этого подобное умонастроение Иосиф Сталин определи как «головокружение от успехов».

Америка, а следом за ней весь Запад пятьдесят лет существовали в страхе перед «красной угрозой». В конце концов враг покончил жизнь самоубийством, уйдя с исторической арены. И вдруг больше не стало никакой опасности. Все пути теперь были открыты для новых перспектив, расширения господства и экспорта цивилизационной модели, припасенных в западном спецхране. Тогдашний президент США Билл Клинтон получил срочный вызов от ведущих банкиров Уолл-стрита. Ему было сказано, что Соединенные Штаты в состоянии выступить в качестве глобального банкира. Они должны получить возможность «поделиться своим опытом и своими услугами со всем миром. Кроме того, было сказано, что реальной альтернативы на горизонте нет и не предвидится. Перед Западом открывалась эра непрерывного, нового, беспрецедентного господства.

…Однако новое поколение и ведать не ведает, что Советский Союз не просто покончил жизнь самоубийством, а был уничтожен в результате длительной разрушительной компании, важнейшими элементами которой были: внешнеэкономическая агрессия, воздействие многочисленной «пятой колонны», мощная пропагандистская кампания, превозносившая зажиточность Запада.

Разрыв между уровнем жизни в СССР и на Западе на самом деле не был таким глубоким, как это рисовалось. Но разница была колоссальной в том, что касается сферы широкого потребления. Однако де-факто критерием, которым измерялся уровень жизни в Советском Союзе, были принятые на Западе стандарты. И в одночасье миллионы советских граждан почувствовали себя нищими. Их убедили в том, что хуже, чем они, никто не живет. Правда, лет через десять те же граждане бывшей страны Советов заметили, что и в системе западного капитализма им живется отнюдь не вольготнее.

Прежде они думали, что бедность является результатом социальной системы, политического режима, при которых они родились и жили. Теперь у них не было опоры в виде системы ценностей, которую советская социалистическая система обещала, но не смогла сохранить. В любом случае было очевидно: Запад удачно экспортировал свои ценности.

… Война, в которой был побежден Советский Союз, была проиграна не на традиционном поле боя. Эта война обладала обобщенным, как бы незримым обликом и завершилась феноменальным реальным результатом.

Война называлась холодной, потому что не было слышно ни взрывов, ни автоматных очередей. Гонка вооружений за достижение превосходства многократно усилилась. Через несколько лет Советский Союз добился стратегического паритета, однако это классический пример пирровой победы. Тем временем Соединенные Штаты, уже признанный знаменосец Запада, открыли новое и не менее мощное виртуальное поле битвы. На нем они выиграли другую войну – за завоевание умов.

Капиталистический Запад это сражение уже выиграл вчистую на внутреннем фронте, в среде определенных групп населения. Запад успешно экспериментировал в области массовой лоботомии. Вся капиталистическая система перешла на экономику потребления. Главной ее целью было превратить человека в законченного потребителя.

На противоположной советской стороне этого странного поля боя не было ни одного воина. Победа Запада была обеспечена уже до начала боевых действий.

Советский стратегический ядерный паритет ржавел в сейфах. Совсем другие ракеты в несметном количестве безболезненно и мягко прибыли к месту назначения, поразив умы и сердца советских людей. К тому же новый постсоветский лидер, приснопамятный Борис Ельцин, первый «демократический президент», избранный бывшим советским народом, спешно вручил Западу секретные коды своих настоящих ракет. Публично этот факт никогда не предавали огласке, ведь есть все-таки пределы непристойности. В противном случае новые обитатели Кремля обнаружили бы свой страх перед народом. Ракетные коды сыграли роль обменной валюты , на которую была куплена пожизненная безопасность кремлевской номенклатуры. Многие россияне съели западную фигу с маслом и не поперхнулись».




Источник


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~3IHyx



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо



Поддержать проект

Сумма: 

Способ пожертвования: