Игорь Ашманов: почему мы проигрываем информационную войну

Поделиться:
27.05.2015

аш.JPG


ВОЙНА НЕВИДИМОГО ФРОНТА. 

Почему мы проигрываем в информационной войне?


Выступление Игоря Ашманова на VI Международном форуме безопасного интернета в Москве 12 мая 2015 года.

Игорь Ашманов — российский специалист в области искусственного интеллекта, владелец компании "Ашманов и партнеры": разработка программного обеспечения, управление проектами - рассказывает об особенностях современной информационной войны.

«На самом деле, чтобы раздуть некую информационную атаку, ее в любом случае нужно вывести в ангажированные СМИ с обоснованием вроде такого: «вот же в интернете пишут». Потом новость попадает еще раз в интернет, но уже со ссылкой на СМИ, и так прокручивается несколько раз, пока все читатели не уверятся, что это чистая правда», — рассказал Игорь Ашманов.

Довольно много людей и организаций пытаются добраться до умов наших граждан, причем так же - как с обычными компьютерными вирусами.

Существует довольно много вирусов, их генерируется до 300 тысяч в день. Они генерируются частными лицами и организациями хакеров, которые тоже стараются украсть где-нибудь деньги, получить, захватить компьютеры и т. д.

Но в мире компьютерных и электронных вирусов, существуют организации, которые производят их на профессиональной основе за огромные деньги, то есть это боевые вирусы, производимые государством. Эти вирусы давно уже определяются, детектируются, в том числе «Лабораторией Касперского».

Полная аналогия вирусам имеется и в мире информационном. Не в цифровом, не в электронном, а в информационном. Там есть довольно много частных сущностей, которые хотят украсть ваши деньги, например, это какие-то виды обмана, развода. Например, вы все знаете нигерийское письмо №419, когда вам присылают рассказ о том, что где-то там спрятаны 20 миллионов долларов, вас просят помочь их обналичить и т. д.

Таких жертв довольно много, но там же, в этом пространстве, действуют сущности гораздо более высокого порядка, а именно спецслужбы мощных могучих государств. И вот здесь как раз наш информационный суверенитет оказывается под угрозой.

Что такое, вообще говоря, информационный суверенитет под угрозой?

Это информационная война. В отличие от войны обычной, которую с нами сейчас напрямик никто не ведет, информационная война идет всегда. Она всегда горячая или всегда холодная – неважно, она всегда идет, ее никто никогда не объявляет. За нее нельзя предъявить претензии, потому что она всегда прикрыта частной активностью самих граждан, самим понятием «свобода слова». Но это война, которая на самом деле, конечно, ведется суперпрофессионалами с довольно большими бюджетами.

То есть информационную войну нельзя остановить – ее можно выигрывать или проигрывать.

До сих пор, до последнего времени, на нашей территории – что такое наша территория в информационном мире обозначить труднее, но будем считать, что в русскоязычном мире или на территории Российской Федерации, или в умах граждан Российской Федерации – мы эту войну проигрываем. Это более-менее очевидно всем.

В последнее время вдруг наметился какой-то перелом. Вообще говоря, если вы выйдете в Фейсбук, вы сможете это увидеть непосредственно сейчас. Только что прошло 9 мая с большим оживлением народа. С большим подъемом прошел триумфальный «Бессмертный полк», 500 тысяч было только в Москве, а так – несколько миллионов по стране.

В это же самое время, если вы зайдете в социальные сети, вы увидите мощнейшую атаку на все эти понятия. Сейчас происходит очень сильная атака с вбрасыванием фейков в попытке опорочить все, что связано с Победой. Это делают, конечно, не частные лица. В сети это может выглядеть так, будто это делают частные лица. Но на самом деле я сейчас расскажу, как примерно это устроено. И это, конечно, не частная инициатива.

Действительно, сейчас мы наблюдаем совершенно другую ситуацию, чем была, например, с тем же 9 мая. 9 мая – очень хороший пример, это абсолютная ценность у нас в стране, она входит в идеологический базис, в идеологический каркас у нас в стране.

Ее ценность никогда не оспаривалась, не подвергалась сомнению, тем не менее, каждый раз перед 9 мая начинается огромное количество вбросов и атак.

К счастью, в последнее время, буквально за прошедший год, удачная Олимпиада, присоединение Крыма, удачные действия наших властей, ужасные события на Донбассе привели к тому, что общественный градус кардинально поменялся. Сейчас человек или робот, который входит в сеть, с сообщением о том, что «плевал он на эту победу, она никому не нужна, вы лучше дайте там депутатам третью квартиру, от вашей ленточки георгиевской тошнит» и т. д., он сейчас получает довольно мощный отпор.

Раньше это было совершенно наоборот: такой человек получал бенефис и он слышал только поддакивания, а тех, кто осмеливался спорить, были единицы. Сейчас все ровно наоборот – это очень хорошо. Только глядя на все это пространство сверху, ты можешь определить, что, оказывается, это сообщение, которое выглядит как частное сообщение, частное мнение одного человека, на самом деле, вброшено в 2000 мест совершенно буквально совпадающих между собой и что на самом деле это кампания.

Соответственно, мы видим, что сейчас в социальных сетях, конечно, доминирует Украина, даже в случаях с 9 мая – это все равно Украина, то есть огромное количество украинских ботов или доброхотов, добровольцев участвует в этих идеологических боях.

Там огромное количество дублей, большинство из них живут не более 4 дней. То есть те, кто требует, манипулирует в нашем идеологическом пространстве, за последние несколько лет настолько замучили его, что теперь читатели и пользователи не выдерживают обсуждения темы больше трех-четырех дней.

Вот такой парадоксальный эффект возник. И как я сказал, произошел идеологический сдвиг: многие либералы и «либералы» скачали новую прошивку. Это для меня лично довольно отрадно.

Какие атаки происходят у нас в социальных сетях, СМИ, во всем медийном пространстве?

Там есть короткие атаки, когда это конкретный вброс. Вот сейчас, если почитаете Фейсбук, вы увидите вполне конкретный вброс, сейчас очень актуальный. После того, как прошел этот «Бессмертный полк», если кто не знает, это граждане шли с портретами своих погибших родственников, шли они абсолютно добровольно и там были реальные люди на портретах, была сформирована фальшивка, были созданы такие же таблички, на которые наклеили распечатанные на принтере какие-то лица, потом свалили в кучу, сфотографировали и стали вбрасывать идею, что людей туда поставили по разнарядке и вот они после этого марша выбросили эти ненужные таблички.

Довольно быстро стало ясно, что это фальшивка, потому что там, например, распечатаны лица все одинакового размера, а реальные люди все печатали сами и там всегда все по-разному.

А самое главное, было видно, что вбросили эту картинку практически с одинаковыми описаниями во много мест, сразу в тысячи мест, и обычно это самый главный признак того, что это кампания и это фальшивка.

Вот сейчас прямо идет такая актуальная кампания и, скорее всего, продлится недолго, ее хватит тоже не больше, чем на неделю. 

Бывают также атаки на персоны, обычно это персоны из окружения Путина: Якунин, Сечин и т. д. Вы все слышали про шубохранилище, про Сечина, который якобы обрушил фондовый рынок и рынок рубля Форексами. Бывают на институты и организации типа Сбербанка.

Я сейчас покажу вам пример ниже.

Одновременно, параллельно с этим, идут среднесрочные кампании. Они довольно длинные, то есть это месяцы или годы.

Скажем, была кампания по опорочиванию милиции, после чего, вы помните, ее в полицию переименовали – это длилось года полтора.

Была кампания против российской армии, то есть непрерывно вкладывались деньги, чтобы писать про дедовщину, про уклонение от призыва, про то, что там все развалено. Это было несколько лет назад, но вы можете это помнить. Эта кампания все время подогревается, она не может быть деятельностью частных лиц, потому что виден абсолютно механический характер:откапываются все новые и новые как бы новости, квази-новости, негативные и после этого раскручиваются с отмывкой в СМИ и т. д.

Если эти новости были давно, то все вы можете помнить недавнюю атаку на русскую православную церковь. Это было в 2012 году, с марта по ноябрь. 9 месяцев длилась эта атака.

Причем было видно, что там была поставлена задача: каждую неделю устраивать новый вброс, то есть откапывали любые мельчайшие детали.

Понятно, что была налажена система сбора негатива с регионов, что вот здесь священник пьяный, там на машине проехал, кого-то сбил и т. д.

Когда не хватало негатива, откапывали старые истории, выдавали за новые и т. д. Мы за этим внимательно наблюдали, у нас тогда уже было средство мониторинга.

Там даже стало совершенно ясно, кто это, можно вычислить первоисточник и заказчика довольно легко. Тогда это было известно, что это Марат Гельман – первоисточник и организатор этой кампании. Он лично, «в одно рыло», что называется, писал больше половины этих вбросов сам и, может быть, не писал, но вбрасывал через свой аккаунт, а потом это раскручивалось довольно большой тусовкой.

А платил за это, конечно, Березовский, покойный. Это более-менее все на поверхности и это, кстати, одно из свойств социальных сетей, что там все на поверхности, все это видно на самом деле. Просто когда это видно сверху, ты видишь контекст и понимаешь.

Люди все сидят в маленьких локальных квартирках, они не понимают, что они имеют дело с вбросом, который сейчас обсуждается в двух тысячах мест, потому что он везде одинаковый, вброшен одновременно ботами.

Бывают стратегические кампании, которые вообще идут бесконечно. Это в первую очередь атака на Путина, она длится уже 15 лет, не с того момента, как Ельцин ему передавал власть, а атака эта началась примерно на год позже.

И она не перестает, она продолжается постоянно.

Параллельно идет создание долгоиграющих мифов, там работают реально филигранные специалисты, например, история про миллион изнасилованных немок, которую поднимают теперь перед каждым 9 мая.

Впервые эта тема была придумана, создана в середине 90-х, как ни странно, в году 95-ом или в 94-ом, сейчас точно не помню. До этого об этом никто никогда не говорил.

Все книжки начали писаться после этого, все вдруг обнаружились свидетельницы, 90-летние бабки, которые помнят, как «русские на верблюдах и в мохнатых шапках» их изнасиловали. Это не шутка, это реальная цитата.

И эта тема «армии насильников» развивается последние 20 лет, каждый год ее начинают подогревать перед 9 мая.

Недавно начались новации: годовщина снятия блокады с Ленинграда –перед ней также отметились мифами и вбросами.

И так все истории: распространение этих мифов, создание мемов, например, мем о том, что «в русском ополчении давали одну винтовку на троих» – это полная ложь, то есть об этом нет никаких исторических свидетельств. Тем не менее, все об этом мифе слышали, этот миф «форсится», как говорится в интернете, примерно с конца 70-х годов.

В этот миф вложились все наши ангажированные деятели культуры, начиная с Солженицына. Если спросят про источник, ну скажешь, что «ветераны ж вспоминали», хотя никаких таких воспоминаний не существует.

Есть длинные стратегические темы, в которые наши идеологические противники инвестируют десятки лет и играют с ними. Это все можно видеть.

Можно видеть, как эти мемы всплывают, можно создать по ним шаблоны и мониторить их появление и их течение сквозь социальные сети и СМИ автоматически. В общем, идет непрерывная информационная война. К сожалению, никаких механизмов подобных на нашей стороне не построено. 

Но у нас люди самоорганизовались, энтузиасты, которые стали противостоять в 2011 году белоленточному майдану. Мы с женой тогда обратили свое внимание на то, кому можно было бы помочь деньгами.  

В продолжение:



Кому и почему в результате решил помочь Ашманов:



Материла подготовлен Редакцией "ИВАН ЧАЙ"

с использованием видео каналов НКН и NEWSFRONT


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~6Zkxu



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо