Хроники лжи "Ельцин-центра": как воспитывают "мозги нации"

Поделиться:
28.08.2016

ltddd.jpg


В "Ельцин-центре" дали ясно понять, кого можно считать обществом, с чьим мнением нужно считаться – с мнением ельцинистов, а остальные - никакое не общество (по крайней мере, не "гражданское"), даже если и большинство. 


С 18 по 21 августа в "президентском учреждении" прошла программа мероприятий, посвященная "25-летию победы над ГКЧП". Конечно, про то, что это привело к "крупнейшей геополитической катастрофе века", никто не говорил – все только радовались, праздновали "победу" и обсуждали, как меньшинство перевернуло страну вверх дном. 

Программа под броским названием "Август 1991-го. Попытка путча: 25 лет спустя" началась еще до 18 августа.

Так, на небольшой пресс-конференции руководитель архива, куратор фотовыставки "Август 91-го. Люди на площади" Дмитрий Пушмин заявил, что "независимо от того, как потом людей за 25 лет развела и разбросала жизнь, как в дальнейшем сложилась их судьба, август 1991 г. остается для многих наших сограждан довольно светлым моментом".

"Ельцин-центр", открытие выставки, "Август 91-го. Люди на площади"|Фото: Накануне.RU

В полемику вступил общественный деятель Денис Порядин:

"Это празднование предательства нашей Родины, я правильно понимаю? Вы приветствуете геноцид русского народа, который был проведен в результате августа 1991 г., и празднуете это? Как вы относитесь к развалу нашей страны - народ хотел бы знать это".

Его сначала пытались урезонить тем, что это пресс-конференция для СМИ, а, значит, он не имеет права задавать вопрос, но, в итоге, ответ все-таки был дан.

"Я отношусь плохо к геноциду народа, но события августа 1991 г. не имеют никакого отношения [к этому]. Также я плохо отношусь к тем людям, которые говорят от лица народа, не имея на это мандата", - сказал Пушмин. Видимо, у него мандат на это есть? Или, может, он и к себе плохо относится?

Он также рассказал, что август 1991 г. – "узловое событие в истории России, с которого мы, хотим или нет, должны себя отсчитывать". А также что "вся большая страна не ждала, чем там завершится дело в столице, она активно в этих событиях участвовала".

Но уже 18 августа исполнительный директор "ЕЦ" Александр Дроздов на открытии выставки за закрытыми дверями объяснил, что это были за люди, которых Пушмин обозначил "всей страной".

"Все, что вы видите на фотографиях, - это не толпа, это не народ, это люди […] В масштабе населения Советского Союза это было ничтожное число, это просто лишний раз доказывает одну очень простую вещь, для меня, по крайней мере, - что большинство практически никогда не бывает право. Новую страну создали эти несколько миллионов граждан. […] Большая история всегда доказывала и уже доказывает, что мир меняет меньшинство - интеллектуальное, образованное, энергичное, ответственное. Собственно, для этого и создавался президентский центр…" - рассказал Дроздов.

"Ельцин-центр", открытие выставки, "Август 91-го. Люди на площади", Александр Дроздов, исполнительный директор "Ельцин-центра"|Фото: Накануне.RU

Вот вам и иллюстрация того, как "Ельцин-центр" позиционирует себя на публике, а как – за закрытыми дверьми.

Ну, и сразу обозначим, что "Ельцин-центр" называет своей победой. Формулировка "попытка государственного переворота со стороны ГКЧП" на самом деле неверна, так как с объективной историко-юридической точки зрения, введение чрезвычайного положения в августе 1991 г. было ответом руководства страны на действия Ельцина.

Теперь же перейдем к одному из самых важных и, возможно, пиковых событий программы "Ельцин-центра" – к публичной дискуссии "Тревожный август 91-го. Надежды и итоги". Гостей, как всегда, подбирали тщательно: директор "Левада-Центра" Лев Гудков; научный руководитель Центра исследования модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге Дмитрий Травин; директор Центра независимых социологических исследований Виктор Воронков.

"Ельцин-центр", август-91, лекция, ГКЧП, путч, Дмитрий Травин|Фото: Накануне.RU

Пожалуй, главный тезис у Дмитрия Травина был в том, что Горбачев был "блестящим манипулятором", он так ловко крутил партией и демократами, что просто диву даешься. А еще он очень хотел изменить страну. В частности, "установил личную власть, введя пост президента СССР, и почти никаких легальных способов его снять не было".

Конечно, мило смотреть на потуги ельцинистов, но подобные высказывания показывают лишь полное непонимание механизма самой власти. Горбачева могли спокойно снять на Съезде народных депутатов, потому что он президентом становился именно через процедуру избрания на этом Съезде. Причем уровень недовольства Горбачевым рос, как на дрожжах, но дело в том, что сразу после августовских событий Съезд народных депутатов был незаконно распущен.

Кроме того, отдаленная попытка снятия Горбачева все-таки была, но тот закатил истерику и убежал с пленума ЦК, рассказывает Накануне.RU историк, автор учебников по истории России Евгений Спицын:

"На пленуме ЦК главный рабочий орган партии уже с 1990 г. активно высказывал неприятие Горбачевым. Ближе к середине 1990 г. накал страстей на пленуме был таков, что неприятие политикой Горбачева высказали многие-многие секретари обкомов. Тогда Горбачев вообще покинул заседание пленума ЦК, был объявлен перерыв, стали лихорадочно собирать сторонников Горбачева с тем, чтобы "отбить" эту атаку консерваторов. И на втором, уже вечернем, пленуме ЦК Горбачев совладал со своей истерикой, и, вроде, работа пленума пошла по другому руслу – то есть вопрос об отставке уже не стоял".

Ну а то, как "первый и единственный президент СССР" пытался изменить страну – и так известно. Об этом еще Яковлев писал в 1985 г. Горбачеву – как надо расколоть партию, ввести президентство, как пошагово развалить Союз. И тот же Яковлев потом признавался, как был придуман "простой, как кувалда, метод" крушения.

"После XX съезда в сверхузком кругу своих ближайших друзей и единомышленников мы часто обсуждали проблемы демократизации страны и общества. Избрали простой, как кувалда, метод пропаганды "идей" позднего Ленина. […] Группа истинных, а не мнимых реформаторов разработали (разумеется, устно) следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину, по сталинизму. А затем, в случае успеха, Плехановым и социал-демократией бить по Ленину, либерализмом и "нравственным социализмом" — по революционаризму вообще. […] Советский тоталитарный режим можно было разрушить только через гласность и тоталитарную дисциплину партии, прикрываясь при этом интересами совершенствования социализма. […] Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика — механизмы тоталитаризма против системы тоталитаризма — сработала", - писал Яковлев во вступительной статье к изданию "Черной книги коммунизма".

"Ельцин-центр", август-91, лекция, ГКЧП, путч, Виктор Воронков|Фото: Накануне.RU

А Виктор Воронков рассказал о Ельцине как о (!) "народном вожде".

"Горбачев запустил новую волну свободы, когда люди стали размышлять на тему – что можно, а что нельзя. […] Как мне представляется, героями тут были два человека: Горбачев и Ельцин. Горбачев держал баланс между левыми и правыми и довел страну до того, когда Ельцин стал настоящим "народным вождем", и не то, что знамя, выпавшее из рук Горбачева, подхватил – он просто взял это знамя совершенно законно и мужественно", - заявил Воронков.

А второй его тезис хотелось бы сопроводить "крылатым" выражением "хотели как лучше, а получилось как всегда" – но "как лучше" явно никто не хотел.

"Путч подтверждает один вывод – боже, какими мы были наивными! Мы знали ведь, что плодами революции пользуются не те, кто ее делает. Воспользовался так называемый партийный плебс, люди, которые стояли во втором ряду. […] Таким образом, мы получили харизматического лидера, который пытался поставить страну на правильные рельсы, привлек радикальных реформаторов, но потом все, как мы знаем, изменилось", - посетовал он.

"Ельцин-центр", август-91, лекция, ГКЧП, путч|Фото: Накануне.RU

"Ничего они не хотели как лучше, все это ерунда. Ельцин был с пропитыми мозгами, он был лично озлоблен на Горбачева и мстил ему. Ничего он не хотел и ничего не понимал, им просто манипулировали. А манипулировали люди, которые были тесно связаны с американскими спецслужбами и американскими институтами. На самом деле руками Ельцина и всей этой "команды разрушителей" была реализована идея по уничтожению главного геополитического противника США. С этой целью к власти и приводили Горбачева", - объясняет Евгений Спицын.

Действия ГКЧП – отдельный разговор, о чем не раз писало Накануне.RU, но в данном случае эксперты вспоминают, что начальные их действия в народе воспринимались как "наши вернулись", "сейчас они наведут порядок". Трагедией были последующие события, но все эти любовные пассажи про "героя Ельцина, народного вождя" и "героя Горбачева, великолепного манипулятора, давшего свободу" – это все отголоски того меньшинства, которое разваливало страну, не отдававшего отчет в своих действиях, кому порассуждать на запретные темы было важнее Родины и миллионов жизней.

Но у гостей "Ельцин-центра" всегда свое мнение. Слово берет Лев Гудков из "Левада-Центра" и на графиках показывает, как общество тогда "ликовало" вместе с Ельциным.

"Ельцин-центр", август-91, лекция, ГКЧП, путч, "Левада-Центр"|Фото: Накануне.RU

"Ельцин-центр", август-91, лекция, ГКЧП, путч, "Левада-Центр"|Фото: Накануне.RU

Лев Гудков указал, что "трагическое событие" постепенно перетекает в "просто эпизод". Но общее направление за все время, скорее, обратное.

Он рассказал, что "в августе населением в Москве владели страх перед репрессиями – что ГКЧП утопит страну в репрессиях; что за этим последует голод и катастрофа. Это ощущение, что будет не просто давление, а будет некий такой рецидив сталинизма, и подталкивало людей на выход на улицу".

Указал он и на "трагическое значение" тех дней – что "половина населения не в состоянии сказать, что за событие было. А среди молодежи до 24 лет - 90% не в состоянии сказать. Иначе говоря, весь смысл тех августовских событий в истории нашей страны вытеснен и не осмыслен. Идет процесс вытеснения смысла и значения этого из истории".

Кого-то, может, и выводил страх на улицу, но эксперты связывают тогдашнее состояние только с усталостью.

"Какой страх? Люди просто устали, они уже не смотрели на все это. Это все результат краха экономики, который был рукотворен, все это было запущено решениями политбюро и союзного правительства во главе с Горбачевым, - объясняет историк Евгений Спицын. - Потенциал советской экономики был гигантский. Да, были проблемы, перебои с продовольствием, но все это было решаемо, если бы мы вернулись к сталинской модели экономики, вернули бы элементарную трудовую дисциплину, если бы элементарно возродили сталинский подход к подготовке кадров".

"Ельцин-центр", август-91, лекция, ГКЧП, путч, Лев Гудков, "Левада-Центр"|Фото: Накануне.RU

В конце концов, как быть с тем, что, по данным того же "Левада-Центра", каждый год больше половины населения сожалеет о крахе Советского Союза? Более того, по последним опросам (но уже не "Левады"), о чем писало Накануне.RU, в большинстве бывших союзных республик больше половины населения старше 35 лет, кто помнит быт Союза, считают, что тогда жилось лучше, чем сейчас?

Ельцин, 1990 гг, лихие 90-ые, Ельцин Центр, Фонд Ельцина, Сталин|Фото: Накануне.RU

Что на это ответил Гудков?

"Ностальгия по Советскому Союзу – это совершенно определенная вещь, поскольку тогда, по нынешнему идеализированному представлению, существовали социальные гарантии. Были, по мнению основной части, по крайней мере тех, кто об этом думает, гарантированная работа, умеренный, но скромный достаток. Но все было не так! Люди так думают!" - заявил он. То есть, "люди так думают, но все было не так".

Но и тут воспоминания из общества идут вразрез с идеологией "ЕЦ".

"Это все было так. Главное завоевание Советского Союза, почему он был долгие годы притягателен для многих стран мира, - что у нас были большие общественные социальные фонды, когда люди получали почти за копейки путевки в санатории, пионерские лагеря, получали квартиры и прочее. У нас были реально бесплатное образование и реально бесплатная медицина, причем медицина была хорошая. Это была единственная в мире страна, где была тотальная диспансеризация населения. Прирост населения был всегда с плюсом – в среднем в год рождалось полтора-два миллиона человек. А не 30 тыс., как сейчас в России – и уже кричат, что это замечательно", - вспоминает Евгений Спицын.

А мы возвращаемся к опросу "Левада-Центра", где на вопрос "хотели бы Вы, чтобы был восстановлен Советский Союз и социалистическая система", в 2016 г. почти 60% так или иначе ответили "да". Но Гудков и на это дает свою версию:

"Апелляция к советскому прошлому – это выражение недовольства и неуверенности в настоящем. Никто туда не хочет возвращаться! Я вам могу сказать, кто конкретно ностальгирует. Это, прежде всего, село, малые города, самые депрессивные группы населения, бедные, люди, занятые в отраслях, связанных с ВПК, в моногородах, где промышленность "легла", кто потерял и работу, и перспективу. Но вернуться туда люди как-то не представляют себе возможным".

фотовыставка "История ельцинизма" Екатеринбург|Фото: Накануне.RU

фотовыставка "История ельцинизма" Екатеринбург|Фото: Накануне.RU

Что ж, это не так уж мало народа, и нельзя сказать, что это какая-то незначимая часть населения. Или что же они - не люди, и с их мнением считаться не стоит?

Но, в любом случае, даже если люди, по убеждениям Гудкова, не хотят вернуться в СССР - что ставится под огромное сомнение его же системой – он дал понять, что в результате ельцинского переворота, развала СССР больше половины населения России и большинство населения бывших союзных республик оказались "самыми депрессивными группами населения, бедными, потерявшими и работу, и перспективу".

А теперь, как сказал исполнительный директор "ЕЦ" Александр Дроздов, президентское учреждение готовит людей, которым "небезразлична судьба своей страны" – так же "небезразлична", как была в 1991 г. Еще одно "меньшинство" назревает, считающее себя "мозгом нации", как говорил Ленин, а остальное общество - видимо, просто сброд?..



Источник

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~yHYn6



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо