"Не исправитесь - заберем детей!", или одна история многодетной семьи.

Поделиться:
10.09.2014
«Я оказалась в трудной ситуации, теперь мне угрожают, что отберут детей, потому что у меня мало денег и плохие жилищные условия. Мне говорят, что в детском учреждении моих детей будут лучше кормить, что за ними будут лучше присматривать. Но я не хочу разлучаться с ними! Прошу защитить меня!» - с такой просьбой многодетная мать, жительница Руднянского района Ольга Пронченко обратилась в редакцию. 

smol.jpg

Все чаще в средствах массовой информации стали появляться публикации о начале в России кампании по массовому изъятию детей из бедных многодетных семей: «В России малообеспеченных родителей могут лишить детей», «Отняли детей за бедность»... Честно говоря, живя в Смоленске, ни разу с подобным не сталкивалась. Среди моих знакомых много многодетных мамочек, и справляются они собственными силами, не рассчитывая на помощь властей. Но чтобы у них пытались забрать детей... 

О таком я услышала впервые, когда познакомилась с Ольгой Пронченко. Своим личным примером она портит блеск всех федеральных и областных программ народосбережения. Кормилицу бы в подарок Чтобы понаблюдать за житьм-бытьем семьи Ольги, я приехала к ней домой в деревню Плоское Руднянского района Смоленской области. 

Ольге Петровне Пронченко 38 лет. Это скромная, симпатичная, доброжелательная женщина, уставшая от проблем. Все ее дети как один похожи на нее: и двухлетняя непоседа и галдежница Аленка, и трехлетний Алешка, который поначалу меня стеснялся, а потом взял за руку и организовал экскурсию по укромным уголкам своего жилища, показав, где что лежит; и 6-летний Геннадий – эдакий маленький хозяйственный мужичок, приготовивший мне чай; и восьмиклассница Мария – главная мамина помощница, удивившая меня своими стихами с вовсе не детскими рассуждениями о жизни. Дети как дети, милые, ласковые, игривые, шумные. 

Дома не было еще двоих. 13-летний Макар сейчас учится в Демидовской спецшколе - его отправили туда за гиперактивность, в обычной школе ему было тяжело заниматься по стандартному режиму. А старшая Аня вышла замуж и живет отдельно. Дом Пронченко гипсокартонный, обложенный кирпичом, с тремя комнатами, кухней и сенями. На вид крепкий, но давно нуждается в ремонте. Сразу бросается в глаза острая нужда в капитальном ремонте с заменой оконных и дверных блоков. 

«Еле зиму пережили, - призналась Ольга, - спали в одной комнате в теплой одежде, прижавшись друг к другу, углы одеялами и подушками затыкали». Туалет на улице. «До этого жили в деревне Рыжиково в худших условиях. А этот дом, попросторнее, купили на материнский капитал, что выдавали на Гену, - говорит Ольга. - Здесь много лет не было хозяина, все пришло в негодность».

 «На что живете?» - спрашиваю Ольгу. Отвечает: «Ежемесячно я получаю детские пособия 4900 рублей — на всех детей, плюс у мужа пенсия по инвалидности. 

На работу Лешу из-за инвалидности не берут, он подрабатывает, как может - то дрова колет соседям, то помогает что-то чинить. Раз в год местные власти выделяют материальную помощь 3 тысячи рублей. 

Однажды депутат областной думы Владимир Рыжиченков дал 12 тысяч рублей. Добровольцы Смоленской епархии помогают продуктами и одеждой, обогреватель купили. В январе нам нечего было есть, так добровольцы хлеб возили.

«Не надо было столько рожать!»

 Семья Пронченко считается неблагополучной. К ней в гости частенько наведывается комиссия из числа сразу нескольких органов районной исполнительной власти: отдела опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, УВД и социальной защиты населения. 

Снова говорит Ольга Пронченко: «Маша моя состоит на учете в правоохранительных органах: как-то поздно вечером она шла по улице, ее задержала полиция, выдала предупреждение, что несовершеннолетние не могут без родителей показываться на улице в такое время суток, занесла ее имя в свой список. Еще она часто болеет и не ходит в школу. Эту зиму дочь полностью проболела, да и как не болеть, если дома холод стоял страшный!

А бывает, она сидит дома с малышами, пока мы с мужем за ягодами и грибами ходим в лес, чтобы потом продавать. В эти моменты к нам приезжает комиссия, делегированная районной администрацией, и, видя, что взрослых нет, составляет протокол. В феврале этого года я отлучилась из дома на 40 минут, вернулась - детей нет. Мне позвонили из администрации и сказали, что детей отвезли в больницу, так как я их не кормлю, и они сутки голодают. Это неправда! Медсестры детского отделения больницы подтвердили, что дети не голодны. А потом я получила предупреждение, мол, у меня месяц «на исправление» - на то, чтобы дом в порядок привести, ремонт сделать, холодильник едой наполнить. Иначе детей отберут. 

А еще однажды в райсобесе мне сказали: не надо было столько рожать. Такое отношение меня шокировало, у меня никогда мыслей не возникало отказаться от собственного ребенка! Я своих деток люблю, все они желанны. 

Что у нас за общество, в котором не аборты порицаются, а многодетность?!»

 «Мы хотим помочь этой семье!» 

Вот что рассказала нам о семье Пронченко Лидия Александровна Соболенкова, ведущий специалист комиссии по делам несовершеннолетних Руднянской районной администрации: «Ольга хоть и не злоупотребляет спиртными напитками, и по-своему любит своих детей, но за последние пять лет она неоднократно рассматривалась на заседаниях комиссии по делам несовершеннолетних за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. 

В чем это выражается? Бывает, она уезжает из дома по делам, и нет ее сутки, двое. Трое малолетних детей остаются с несовершеннолетней Машей или с гражданским мужем Ольги, который имеет инвалидность. 18 февраля 2014 года на нее был составлен очередной административный протокол за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей, когда комиссия не застала ее дома. В доме было не убрано, дети голодные, отец за ними не смотрел. 

Мы их забрали в больницу и предложили Ольге определить их в реабилитационный центр «Исток» в Демидове или «Феникс» в Смоленске. Там бы за ними присматривали, кормили, обучали. Есть такая система государственной поддержки одиноких матерей, ведь официально Ольга - одинокая мать, с мужем она не расписана. Но она отказалась! А мы хотим помочь, понимая, как безумно тяжело женщине. Скоро она снова родит, как будет справляться? 

Вопрос о том, чтобы отнять у Ольги детей, не стоит! Просто как мать она не создает для детей надлежащие условия, и мы Ольге на эти недостатки указываем». По словам чиновницы, все возможное в рамках закона для многодетной семьи из Руднянского района власти делают: «Каждый год ходатайствуем о разовой денежной выплате, полагающейся малообеспеченным гражданам по линии социальной защиты, когда 3 тысячи рублей, когда 5 тысяч. Время от времени оказываем продовольственную помощь, это сектор опеки и попечительства. Любая помощь юридического или медицинского характера – всегда, пожалуйста! И хотелось бы помочь больше, выделить не 3, а 30 тысяч рублей, но нет такой статьи расходов в нашем бюджете». 

Поможем всем миром! 

Чиновники не могут понять, что детям нужна мать, а не детский дом, плодящий преступность. Наемные няни не способны заменить любящих родителей! Если в детском доме содержание одного ребенка обходятся государству почти в 20 тысяч рублей в месяц, почему не выделить нашей героине дополнительную финансовую помощь? 

Почему приемным, патронатным родителям государство оказывает поддержку, а родным – нет?Тем более что право ребенка жить и воспитываться в семье закреплено в семейном кодексе РФ. Ну а пока власти размышляют, помочь этой семье можете вы, уважаемые читатели! Стройматериалами, продуктами, деньгами, детскими развивающими играми, книгами, одеждой, мебелью, садовым инструментом. 

Анна Зайцева

По всем вопросам звоните по телефону редакции "Смоленской народной газеты": 8 920 660 89 34.

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~ke4fC



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо



Поддержать региональную общественную организацию «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»:

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: