Почему на главных телеканалах не было сюжетов о няне-убийце

Поделиться:
02.03.2016
gfv.jpg

О том, как жуткая новость об убийстве ребенка не попала в основные новостные телепрограммы, а также о том, как соцсети формируют информационную повестку СМИ и что из этого порой получается, рассказывает Анастасия Мельникова.

Жуткая история о няне, обезглавившей тяжелобольную воспитанницу, стала одной из самых обсуждаемых в соцсетях и многих СМИ. 


В последний день февраля 38-летняя Гюльчехра Бобокулова подожгла квартиру, в которой жила и работала няней. Затем, положив голову девочки в сумку, пошла к метро "Октябрьское поле", более получаса бегала у входа на станцию, угрожая взорвать себя, и в результате была задержана полицейскими (один из них повалил женщину на землю, буквально накрыв ее своим телом).

Позже выяснилось, что никаких взрывчатых веществ при ней не было, только голова ребенка. Ужас и шок, конечно.

Сотрудник полиции у дома на улице Народного ополчения в Москве, в котором няня, подозреваемая в убийстве 4-летнего ребенка, совершила поджог квартиры


Новость прошла на многих известных сайтах и в некоторых телепрограммах, но на основных федеральных каналах ничего об этом страшном убийстве сказано не было. И этот факт обсуждали в соцсетях, пожалуй, не меньше, чем обстоятельства зверского преступления.

Развернулась полемика о том, могла или нет информация о явно психически нездоровой няне из Узбекистана спровоцировать всплеск ксенофобии; была ли это команда сверху или некое общее решение руководителей федеральных телеканалов; как отреагировали бы СМИ, если бы няня была не из Средней Азии, а из России, к примеру, или из Украины.


Полиция у метро Октябрьское поле в Москве


Позже стало известно, что в Кремле поддержали решение некоторых телеканалов не рассказывать об этом страшном преступлении.

Дмитрий Песков фактически опроверг появившиеся в Интернете сообщения о том, что федеральным каналам из Кремля якобы поступила рекомендация не давать эти новости в эфир. "Это не так. Это сами каналы не стали показывать сумасшедших. Но мы их поддерживаем", — сказал Песков.


Маньяки есть повсюду, не только в Москве

Обсуждать работу коллег всегда чревато обвинениями в нарушении даже не корпоративной — профессиональной этики. Поэтому попробую объяснить все на фактах и с учетом собственного опыта работы на трех крупных российских телеканалах.

Но следующие несколько абзацев текста все-таки порекомендую пропустить впечатлительным читателям: там примерно такая же по силе воздействия информация, как в новости от 29 февраля про обезглавленного ребенка.

Во Владивостоке жертвами 31-летнего рецидивиста стали родители, а также его гражданская супруга со своим сыном. Погибшим были нанесены множественные колото-резаные раны, женщине преступник практически отрезал голову, а мужчине — вырезал половые органы. Кроме того, у потерпевших были выколоты глаза.

24 февраля в Челябинске вынесен приговор двум девушкам и их сообщнику, зверски убившим школьницу. Они втроем нанесли 14-летней девочке более 70 ножевых ранений, а позже глумились над трупом.

В Перми задержан ревнивец, зарезавший 28-летнюю женщину на глазах у ее малолетнего сына. Она несколько часов умирала в запертой преступником квартире, мальчик сумел вызвать скорую, но было поздно.

22 февраля в центре Москвы пятеро мужчин, вооруженных арматурой, по данным следствия, изнасиловали в подвале жилого дома 49-летнюю женщину. Все задержанные — уроженцы Киргизии.

19 февраля краевой суд вынес приговор "камчатскому Чикатило" Владимиру Тушинскому. Он обвинялся в убийстве пяти девочек и молодых женщин, а также в сексуальном насилии над собственной падчерицей.

Это лишь немногие из жутких криминальных новостей за последнее время. Их не обсуждали навзрыд в соцсетях по всей России и за рубежом, никто не проводил подробные исследования на тему — как эти и другие подобные новости о сумасшедших маньяках-преступниках освещались федеральными СМИ, никто не возмущался, почему не увидел большие репортажи об этом в вечерних выпусках главных телеканалов страны.


"Тут помню — тут не помню"

То есть здесь видим, там не видим. Московскую новость об обезглавленной девочке обсуждаем второй день (и это, повторюсь, безусловно, шок и ужас, внимание к этому убийству, да еще совершенному женщиной, кричавшей "Я террористка! Аллах акбар!", объяснимо), а про семью с выколотыми глазами во Владивостоке многие даже не слышали. Тут помню — тут не помню.

А помните историю с утонувшим сирийским мальчиком? После публикации фото погибшего в Средиземном море трехлетнего ребенка соцсети и СМИ вдруг взрываются в негодовании и скорби. В Европе набирают силу антимигрантские и антимусульманские настроения, одновременно — соцсети полны сочувствия беженцам, рискующим жизнью во имя надежды на лучшую жизнь. При этом африканцы или сирийцы, убежавшие от войны и нищеты, преодолевшие сотни километров по суше, чуть ли не еженедельно погибали в Средиземном море, не доплыв до берегов Греции или Италии, по нескольку тысяч человек в год.

Но именно фото малыша Айлана Курди с хештэгом #KiyiyaVuranInsanlik стало катализатором сотен тысяч интернет-постов о тяжелой доле мигрантов.

В Москве появились уже два мемориала в память о зверски убитой девочке-инвалиде — около подъезда ее дома и у метро "Октябрьское поле". Десятки, сотни москвичей приносят цветы, игрушки, свечи.

Естественно, эта жуткая история шокировала, возмутила, расстроила, наверное, всех, кто об этом узнал. И, безусловно, было немало споров о том, почему федеральные телеканалы фактически проигнорировали эту новость.

Перестраховались? Не хотели нагнетать? Там, конечно, используя известный интернет-мем от "дочери офицера" — все не так однозначно.

Да, можно было подать эту новость, как говорят на тв — строго информационно, безо всяких нагнетаний, бесконечных "прямых включений", мнений и домыслов неназванных друзей семьи или соседей (как это подали некоторые печатные СМИ).

Можно было подчеркнуть в интервью экспертов, что няня явно имеет психологические проблемы, что, если бы она была террористка, это была бы совсем другая история (вспомним террористку-смертницу, пытавшуюся взорвать в июле 2003 года ресторан "Имбирь" в центре Москвы).

Можно было дать эту новость в криминальных, городских или не прайм-таймовых выпусках. Но вот в этот раз сделали так (точнее, не сделали).

И эту позицию, кстати, многие приняли и поняли: смотреть вечером по главным каналам репортажи о чудовищном убийстве, безусловно, было бы как минимум тяжело.

Но история о том, что соцсети периодически диктуют информационную повестку СМИ, что некоторые новости вдруг разлетаются под сетевой вирусной атакой, в этот раз точно имела место. В любом случае, кто захотел — тот все узнал, кому трудно дается восприятие таких сюжетов — просто не стал кликать дальше ярких заголовков.

А о том, почему главные телеканалы не предоставили своим зрителям информацию об этом инциденте, лучше все-таки спросить у тех, кто ответственен за принятие подобных решений.



Источник


Поделиться:
Количество комментариев к элементу:  0

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~Tvqqw



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо



Поддержать проект

Сумма: 

Способ пожертвования: