Все - на деньги USAID. Защитница женщин от насилия помогает убийцам детей

Поделиться:
15.07.2016

vtkmy.jpg


По инициативе киевской журналистки Анастасии Мельниченко в Сети в начале июля бурной волной прокатился флешмоб под хештегами #яНеБоюсьСказати (для украинцев), #ЯнебоюсьСказать (для русскоязычных) и #IamNotAfraid (для англоязычных). 

Тысячи женщин стали рассказывать свои личные истории о том, как подвергались или подвергаются сексуальному насилию в самых разных формах. 

Сама по себе борьба с этим, увы, распространённым злом – дело архинеобходимое. 

Но… возникает масса вопросов: почему Киев? почему сейчас? вреда или пользы от этого больше? и, в конце концов, какова истинная мотивация такой затеи?

Есть в науке такой принцип: критика источника. Критика не в обыденном смысле слова, а в кантовском: изучи источник информации, и он многое тебе поведает. 

Кто же такая Настя Мельниченко? 

Молодая и красивая феминистка, возглавляющая украинскую общественную организацию «Студена». На сайте этой организации продекларированы её цели: реализация культурно-просветительных и правозащитных проектов, снижение агрессивности и нетерпимости в обществе, борьба за равенство всех людей независимо от их пола, расы, вероисповедания. Красиво.

А вот какие направления своей деятельности «Студена» указывает. Проекты, связанные: с социальной адаптацией военнослужащих АТО и организацией досуга для военных в частях – это обозначено как первое направление; с отстаиванием гендерного равенства; с культурой и образованием (пропаганда в пользу Украины, её языка и истории, в частности истории УПА – фашистских прихвостней); с правозащитой (развитие правосознания и гражданского общества, просвещение). Напомню, что АТО (антитеррористическая операция) – это затеянная Киевом война против своих же граждан.

Вопрос первый: как согласуется декларируемая «Студеной» цель – снижение агрессивности в обществе и борьба за равенство всех людей – с развлечениями вояк ВСУ и поощрением их к продолжению войны против сограждан? Нет ответа.

В рамках поддержки карателей и их семей организация ведёт проект под издевательским названием «Без оружия», финансируемый американским агентством USAID. 

Уже интересно. 

Смотрим, что это за организация. 

Оказывается, это Агентство США по международному развитию, центральный орган государственного управления помощью американцев неким силам за рубежом, администратор которого и его зам назначаются самим президентом Соединённых Штатов Америки по согласованию с Сенатом, а действия координируются Госсекретарём США. 

Из России их выгнали, но на Украине – тёплое место. Так говорите, «Студена» – украинская общественная организация? 

Я в восхищении.

Вопрос второй: каким образом «Студена» намеревается добиваться гендерного равенства и ликвидации сексуального насилия одновременно с поддержкой карателей, свидетельства о зверствах которых, в том числе о массовых изнасилованиях и убийствах женщин на занятых ими территориях, включая малолетних девочек и беременных женщин, засвидетельствованы международными экспертами, в докладе ООН и даже в перехваченных ополченцами укронацистских документах? 

Нет ответа?

Вопрос третий: сочетается ли культурно-просветительная деятельность с прославлением Украинской Повстанческой Армии – вооружённого крыла ОУН(б), прославившегося многочисленными убийствами мирных жителей, партизан, красноармейцев, организацией Волынской резни, активным участием в уничтожении тысяч евреев и других граждан СССР в Бабьем Яру? 

Так, Юрий Сушко в книге «Я убил Степана Бандеру», исследовав множество документов, писал: «Как ратный подвиг преподносился (оуновцами. – А.Я.) факт, что среди полутора тысяч палачей, учинивших кровавую бойню в Бабьем Яру в Киеве, было 1200 полицаев с оуновскими знаками отличия и лишь малая часть немецких солдат». Так какую такую культуру и историю вы несёте в массы, девочки? 

Нет ответа?

Вопрос четвёртый: как задача формирования правосознания и гражданского общества, которое по определению действует в рамках закона, совмещается в головах членов «Студена» с поддержкой хунты, пришедшей к власти путём военного переворота и попрания Конституции Украины и продолжающей на неё плевать с высокой такой колокольни? И на это у вас нет ответа? 

Какая жалость!

Теперь о цели флешмоба. Рассказать как можно большему количеству людей о пережитом ужасе? И тем самым облегчить душу жертв и воздействовать на психологию мужчин, которые это сексуальное насилие – физическое, моральное, психологическое – осуществляют? 

Говорить об этом надо. Даже не говорить – бить в колокола. Но иначе. Рассказывать должны третьи лица – журналисты, писатели, психологи, социологи. А устроенный публичный стриптиз делу только вредит: в душах жертв оживают страшные воспоминания, и они вновь могут погрузиться в ту депрессию, из которой когда-то еле-еле выползли, – многие психологи разделяют это мнение.

А если почитать комментарии мужчин, придёшь к неутешительному выводу: мало кто сочувствует жертвам в наших сексистских странах. Чаще всего встречаются оскорбления в их адрес и чудовищная грязь, выливаемая им на голову, что лишь укрепляет таких особей во мнении, что «баба не мыло, от этого не измылится», «она сама виновата, меня соблазнила», «получила бесплатное удовольствие – радуйся» и пр. 

Меж тем стресс от изнасилования, по мнению специалистов, сравним со стрессом при авиакатастрофе или природных катаклизмах. И тогда возникает пятый вопрос: зачем? Зачем был устроен этот флешмоб, если он способен навредить самим жертвам и укрепить менталитет насильника?

И вот ещё странное дело: флешмоб был затеян через месяц после того, как Украина обратилась в ООН с просьбой расследовать проблему сексуального насилия в Донбассе и включить результаты в свой доклад. 

Читатель подумал: речь идёт о насилиях, совершаемых карателями? Нет. Оказывается, Киев волнуется о судьбах женщин на территориях, занятых «сепаратистами». Палач заплакал крокодиловыми слезами. Очень трогательно.

Жители ДНР, с которыми поддерживаю связь, говорят, что в отношении криминала порядка там стало даже больше, чем до войны. Иногда случаются ограбления – об этом говорят. Если бы произошёл всплеск сексуального насилия, об этом стало бы известно всем. Здесь если не каждый знаком с каждым, то, как говорится, через одно-два рукопожатия. 

Многие сёла и посёлки лишь недавно получили наименование городов, а психология так быстро не меняется. Это вам не анонимное существование в мегаполисах, где зачастую даже соседи по лестничной клетке незнакомы и ничего друг про друга не знают – в малых городах, как и в сёлах, информация распространяется мгновенно. 

Притом оружия на руках у населения много, и найти обидчика и наказать его особого труда не составило бы. Так что относительно сексуального насилия выше среднестатистического уровня на территориях ДНР и ЛНР, как сказал бы товарищ Сухов из «Белого солнца пустыни», – «эт вряд ли». «Вопросы есть?» – как спросил бы тот же красноармеец Сухов. Похоже, что уже нет. 

После обращения в ООН хунте понадобилось создать для себя благоприятный информационный фон. А тут «Студена» со своей Мельниченко – очень удобно, денежки от спонсоров лишними не бывают, подтверждения лояльности режиму – тоже.

Так кто громче всех кричит «держи вора»? Правильно, сам вор. И раздался плач палача…

P.S. Безмерно признательна своим помощникам из Донбасса, которые помогали собирать материал, а также Александру Голованову, просветившему меня по ряду важных вопросов.



Анна Яковлева

Источник

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~fmsKJ



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо



Поддержать региональную общественную организацию «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»:

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: