Этот случай потряс всю Германию.

Поделиться:
29.01.2015
Этот случай потряс всю Германию. Югендамт - Агентство по делам молодежи - без всяких на то оснований забрала из семьи Хайди Шульц семилетнего сына и поместила его в приют. Несмотря на протесты матери и сопротивление ребенка. Через два года мальчик не выдержал разлуки с семьей и наложил на себя руки.


24 октября 2006 года. Не было еще и шести утра, когда тишину в квартире семьи Шульц разорвал требовательный звонок. Хайди открыла дверь. В дом ворвалась полиция и представители Агентства по делам молодежи Югендамт и заявили, что с этого момента ее семилетнему сыну Вакию запрещено жить вместе с мамой и его забирают в приют. Это был шок. Никаких объяснений Агентство по делам молодежи Югендамт семье не дало.

Вопреки запрету, старшая дочь Хайди Шульц тайно записала на видео, как забирали ее брата из дома. Кадры — шокирующие своим цинизмом и жестокостью.
Вакия: Я не хочу! Я не хочу!
Хайди: Вы же видите, сын не хочет уезжать из дома!
Вакия: Отпустите меня, я не хочу! Я хочу быть дома!
Хайди: Вы отбираете у меня сына только потому, что кто-то что-то сказал, чего и близко не было! Что я сделала? В чем вы меня обвиняете? Скажите, что я сделала не так, что мне не позволяет воспитывать сына? Где-то дети умирают с голода, но там их у родителей никто не отбирает. А мой ребенок всем обеспечен, я его люблю, и его забирают! Почему?
Вакия: Я не хочу уезжать! Ведь если я не хочу, значит оставьте меня дома. Я не хочу! Не хочу! Я не хочу уезжать, мама не отдавай меня!..

Сильвия Зеклау, соседка семьи, свидетельствует:
– Вакию держали люди из полиции, а он отбивался руками и ногами. Мальчик все время кричал, что не хочет уезжать, что хочет остаться здесь, что дома ему хорошо. Он кричал, как он любит свою маму и сестру, свой дом. Это было жутко, просто ужасно!

Все началось из-за конфликта родителей за право воспитывать ребенка. Хайди Шульц обратилась к чиновникам за помощью. Сначала местное Агентство по делам молодежи Югендамт  никак не отреагировало на ее просьбу. Хайди пожаловалась на отсутствие ответа. И тогда состоялась ее беседа с сотрудниками Агентства. Но никто из них при этом не посетил семью, хотя квартира Шульц расположена в двух шагах от их офиса, а внутренние инструкции Агентства требуют посещение семьи в обязательном порядке.

Летом 2006 года Хайди Шульц, испугавшись беседы с сотрудниками Агенства, даже обратилась в полицию. Там однозначно засвидетельствовали, что отношения между Вакией и его матерью отличаются большой взаимной привязанностью. Тем не менее, так и остается неясным, почему в октябре ребенок был изъят из семьи. Через шесть месяцев после изъятия, весной 2007 года по заключения экспертизы Хайди Шульц была признана «неспособной к воспитанию ребенка». Ее семилетнего сына поместили в приют. В Агентстве матери все время повторяли, что ей не видать своего ребенка никогда, они не вернут его ей ни под каким предлогом.

Две встречи в месяц и редкие телефонные звонки — единственная связь с матерью. Хайди записывала каждый звонок и потом слушала голос сына как молитву.
– Мама, мне так не хватает тебя. Мне не хватает моей сестры Вайноны (сквозь слезы в телефонную трубку).
– Мальчик мой, нам тоже тебя не хватает. Сынок, мы все тебя очень любим.
– Мама?
– Да, сынок, я слушаю тебя. Я тебя слушаю, даже когда ты просто плачешь.
– Забери меня, пожалуйста, мама, забери меня отсюда. Мне здесь плохо!
– Да, Вакия, я обязательно тебя заберу.
– А сейчас ты не можешь меня забрать?
– Мальчик мой, мне так жаль, что я не могу сейчас тебя обнять, вытереть твои слезки.

Этот кошмар длился три года. Три года мать отчаянно боролась за сына. Сегодня ей самой не верится, что она смогла это пережить и не сойти с ума. Но тогда пульсировала лишь одна мысль, только одна: ты не можешь сдаться, ты не имеешь на это право, тебя просит об этом твой ребенок, твой сын. Борись дальше! Борись за сына!

Хайди Шульц не побоялась гласности, она создала интернет-сайт, рассказала о своей беде в прессе, на телевидении. Видео, тайно записанное дочерью, стало доступным огромному числу людей.

Приют, куда поместили Вакию, находился в двух часах езды от Берлина. Мальчик мог видеться с мамой только дважды в месяц и всегда только в присутствии служащих приюта.
– Мама, мне тут так плохо, что я даже не могу делать уроки. Я не могу заниматься в школе, я все время думаю только о тебе и о нашем доме. Я не могу спокойно есть…
– Почему, сыночек? Потому что ты все время плачешь?
– Да. Мамочка, ты будешь думать обо мне сегодня вечером?
– Вакия, я всегда о тебе думаю. И вечером, и ночью, и днем.

Через два года мальчик не выдержал разлуки с родным домом. Он взял нож и попытался покончить с собой. Мальчишку успели спасти. Но когда его попытка самоубийства провалилась, он попросил маму помочь ему прекратить его страдания, его муки в приюте. Сын попросил маму убить его.

Хайди Шульц:
– Это было невыносимо. Мое родное дите, которое я очень сильно люблю, который любит меня, просит его убить! Я плакала и умоляла даже не думать об этом. Я сказала, что никогда этого не сделаю, что я его очень сильно люблю, что когда-то носила его под своим сердцем и уже тогда очень и очень любила. И что я обязательно вытащу его из приюта и верну домой. Я дала слово сыну…

Директор школы, где учатся дети из приюта, Эдельтраут Шмидт обратила внимание на этот случай. Дети рассказали ей о маленьком мальчике, который, по их мнению, попал в приют по ошибке. Директор познакомилась с Хайди Шульц и была просто поражена, как отчаянно женщина боролась за своего сына. И тогда Шмидт решила, что обязательно поможет ей.

Она передавала мальчику приветы от мамы, а тот рассказывал директору, как сильно он хочет домой. Он очень сильно страдал, тосковал. Он плохо спал, часто плакал. Он прятался в мире фантазий, воображая, что живет на планете, на которой никто не позволяет забирать детей из семей.

Эдельтраут Шмидт:
– Меня это тронуло до слез. Я пообещала мальчику, что тоже помогу ему вернуться домой. Я убеждаюсь на опыте, что решения Агентства по делам молодежи никем даже не ставятся под сомнения, будто они имеют какой-то священный статус. За все время пребывания мальчика в приюте, никто из Агентства даже не потрудился хотя бы раз встреться с Хайди Шульц, поговорить с ней.

Эльмар Бергман тридцать лет отработал судьей по семейным делам. Сегодня он семейный адвокат, консультирует в юридических спорах с Агентством по делам молодежи.

Эльмар Бергман:
– Изъятие ребенка разрушает семью. Разлука с самыми близкими, родными людьми сильно бьет по психике ребенка. Это очевидно. Допустить причинение такого морального вреда ребенку можно только в том случае, когда его пребывание в семье причинит ему еще больший ущерб.

Но, к сожалению, шансы противостоять такому изъятию детей из семей крайне малы. Да, можно обратиться в суд по семейным делам. Но очень часто из-за недостаточной квалификации судей их решение целиком оказывается на стороне Агентства по делам молодежи. Зачастую, заключение Агентства в суде просто-напросто списывают под копирку!

…Прошло почти три года, пока это дело не попало на рассмотрение в Апелляционный суд города Ростока. Суд пригласил опытного психиатра провести новую экспертизу. Просмотрев горы документов по делу, опросив участников событий, психиатр вынес заключение, что Хайди Шульц способна воспитывать детей. Эксперт также отправил запрос в Агентство по делам молодежи Берлин-Хелерсдорф: «Как так случилось, что семилетний Вакия был изъят из семьи без предварительной экспертизы?» И получил обескураживающий по своей наивности ответ: «Поскольку в семью не было прямого доступа, то, соответственно, прямые угрозы оставались непредсказуемыми».

Наконец Апелляционный земельный суд постановил: вернуть Хайди Шульц права на воспитание сына. Вакия может вернуться домой.

Корреспондент местного телевидения попросил Агентство по делам молодежи Берлин-Хелерсдорф прокомментировать ситуацию. Спустя некоторое время получил ответ: что они «из соображений защиты данных, не имеют возможности ответить». Возможно, юридически это и верно, но выглядит как грубая отговорка.

Вернувшись домой, Вакия первое время боялся отпустить мамину руку. Ему очень важно было понимать, что мама рядом, чувствовать тепло ее руки, ее объятий, видеть ее улыбку.

Хайди Шульц:

– Мой сын сказал мне тогда: «Три года! Они украли у меня три года моей жизни!»


Материал подготовлен Averti-R

Источник

Здесь есть видео, сделанное сестрой Вакии, когда его забирали. Страшный плачи и крики, чтобы его не забирали.. В ролике есть и другие, подобные этому, случаи:


   

НИКТО ЗА ЭТО НЕ ОТВЕТИЛ, НЕ СЕЛ В ТЮРЬМУ.

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~LbaOD



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо