Инновационные услуги как новая форма тоталитаризма.

Поделиться:
03.12.2014

«Хрен редьки не слаще» или

«Инновационный проект защиты детей» вместо «старой профилактики».

14 ноября в Екатеринбурге в Уральском федеральном университете прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Управление рисками, влияющими на уровень социальной безопасности детства», которая проводится в рамках проекта по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы и организованная правительством Свердловской области, Уполномоченным по правам ребёнка в Свердловской области и Уральским федеральным университетом.

В конференции приняли участие 16 региональных детских омбудсменов, а также эксперты, научные работники, представители различных органов власти и общественных организаций из 28 регионов РФ. Большинство поддержало свердловского Уполномоченного по правам ребенка в том, что внедрение технологии управления рисками должно прийти на смену такому устаревшему понятию как профилактика. В результате должна быть сформирована более эффективная система риск-менеджмента, направленная на оценку природы социальных рисков, снижение их угроз, минимизацию и ликвидацию их причин за счет комплекса мер и мероприятий, реализуемых органами государственной власти, местным самоуправлением, учреждениями и институтами гражданского общества. Так об этом уже говорится на сайте министерства социальной политики Свердловской области.

Первым из докладчиков выступил Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области И.Р. Мороков с докладом: «Система управления рисками, как инновационный подход в обеспечении безопасности детства», где были предложены некие механизмы для реализации управленческих решений, направленных на минимизацию рисков детского неблагополучия.

В своем выступлении он отметил, что с 2006 года показатели подростковой преступности в стране и в Свердловской области, в частности, снижались. Однако 2014 год показывает, что меняется структура молодежной преступности, резко обострилась ситуация с потреблением наркотиков, особенно со спайсами. У специалистов в детской психиатрии появился новый термины «дебилизация» и «майданизация» молодежи. Социальные риски нарастают, поэтому необходима замена системы «профилактики» и прежнего ее старого понятия на новую инновационную систему «рисков».

«Я далек от мысли утверждать, что ситуация в сфере детства катастрофична и требует срочного вмешательства, но мы должны обратить пристальное внимание на появление новых вызовов и угроз, по-новому взглянуть на технологии влияния на негативные последствия с позиции возможностей их предотвращения и управления этими процессами, а для этого набор технологических мероприятий надо положить на систему – управление социальными рискам» – заявил И.Р. Мороков.

Эта его реплика очень напоминает построение механизма по реализации мероприятий по выявлению и защите детей от рисков жестокого обращения с ними родителей и социальному сопровождению на основе регламентов межведомственного взаимодействия, определяющих содержание и порядок действий органов государственной власти, местного самоуправлением, учреждениями и институтами гражданского общества.

Уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Павел Миков в своем выступлении с докладом «25 лет на защите прав и интересов детей. Размышления к Юбилею Конвенции ООН о правах ребенка» говорил, что «наряду с правами ребенка, перечисленными в Конвенции ООН по правам ребенка, необходимо соблюдать и обеспечивать их «наилучшие интересы», которые не тождественны «законным интересам» ребенка, прописанным в нашем законодательстве хотя «наилучшие интересы» не обязательно должны быть юридически закреплены в законе. Все почему - то считают, что права ребенка связаны с родителями и семьей. А на самом деле - это совокупность отношений с должностными лицами».

96ef60ff_resizedScaled_659to496.jpg

Далее он сказал, что «..институт главного Уполномоченного по правам ребенка в России создан при Президенте и подчиняется Президенту В.В.Путину, (как гаранту Конституции), и по этому примеру региональные Уполномоченные смотрят и создают свои структуры при губернаторах, что не верно». По глубокому убеждению П.Микова: «Институт уполномоченных - это самостоятельный независимый институт, а у нас он при президенте».

Другими словами, вышесказанные идеи П.Микова состоят в том, что институт или другую структуру надо создавать свободными от влияния российской государственной власти (и добавим от себя, - несвободными от западных ювенальных стандартов и подходов).

Позднее, в заключении, он отмечал с горечью, что «...Россия решила все делать сама, хотя на Западе есть хорошая отработанная система по защите прав детей.

Были им упомянуты иностранные организации, которые в начале 90-х годов успешно выстраивали политику помощи нашим детям, финансировали создание местных организаций по такой помощи, а теперь, по принятию ФЗ «Об НКО», организации, получающие западное финансирование незаслуженно пострадали: «Под санкции попал Российский Детский Фонд как «иностранный агент», прекрасно сотрудничавший с ЮНИСЕФ и это ослабило участие некоммерческих организаций в помощи детям».

9113421521.jpg

Для справки необходимо напомнить, что вслед за USAID правительство РФ потребовало от Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) до 31 декабря 2012 года закончить все остающиеся в России проекты.

«Основателем частного фонда «United nations foundation» по изготовлению «гуманитарной вакцины» (скрытой кампанией по сокращению населения) является американский миллиардер Тед Тернер, который широко прославился своей борьбой за разрешение абортов и ограничение рождаемости. В частности он финансировал программы ЮНИСЕФ - Детского Фонда ООН - направленные на уменьшение рождаемости в странах третьего мира. Именно это стало причиной конфликта и прекращения сотрудничества ЮНИСЕФ с католической церковью. По мнению Ватикана, эта международная организация превратилась в инструмент реализации нечеловеческий идей Тернера относительно сокращения численности населения с помощью абортов и стерилизации…» И. Друзь, РНЛ

Отмечу, что в настоящее время «воспитание сексуальной культуры» и обучение контрацепции под видом защиты "репродуктивных прав" и «профилактики СПИДА» по программам ЮНИСЕФ и других западных общественных организаций и фармацевтических кампаний стали, к сожалению, фактически единственными методами в сфере сохранения репродуктивного здоровья детей и профилактики инфекций, передающихся половым путем. Весь этот «блуд» заместил собой то, что у нас, в России, во все времена гарантировало здоровье - нравственные основы семейной жизни.

Так же докладчик отметил, что в результате наши дети растут в недоверии к взрослым. Примером тому служит то, что учителя следят за тем, чтобы дети не списывали, а это - унизительно для детей. Интересно, что ему не показались унизительными предложения к общей резолюции от первой секции, где предлагается "введение обязательной диагностики употребления наркотических средств учащимися общеобразовательных организаций, начиная с 5-го класса, при прохождении врача психиатра-нарколога во время медицинских осмотров в учреждениях здравоохранения" (вот уж где действительно такими подозрениями можно глубоко ранить ребенка).

На заключительном пленарном совещании, выступая как ведущий третьей секции и подводя итоги по ней, он отметил, что не удалось прийти к общему мнению в определениях дефиниций: «семья», «законные интересы» ребёнка», «жестокое обращение» с детьми» и «угроза жизни и здоровью» ребенка» и практически ничего из предложений от своей секции не озвучил, ссылаясь на то, что информация не для всех, да и не позволяет «регламент».

Все же мы можем посмотреть заранее заготовленные предложения от этой секции на сайте Уполномоченного по правам ребенка Свердловской области.

Вот некоторые из них, касающиеся выступления П.В.Микова:

- Предложить профильному комитету Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации рассмотреть возможность и целесообразность разработки законопроекта по внесению изменений в законодательство о несовершеннолетних в целях ужесточения административной и уголовной ответственности родителей (законных представителей) за неисполнение ими своих обязанностей в отношении детей;

- Инициировать разработку единых показателей оценки результатов деятельности органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в субъектах Российской Федерации.

И предложения от 2 секции:

- В целях усиления координирующей и организующей роли комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав передать данные органы в ведение субъектов Российской Федерации, там, где они образованы при муниципалитетах, создав соответствующие территориальные (межрайонные) исполнительные органы субъекта Российской Федерации.

- Для эффективного организационного и методического сопровождения деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав создать при высшем исполнительном органе субъекта Российской Федерации отдельное структурное подразделение, на которое возложить реализацию указанных функций. Учесть опыт работы в этом направлении тех субъектов Российской Федерации, где соответствующие органы (структурные подразделения) созданы».

Похоже для "отвода глаз" в раздаточном материале проводимой конференции было заявлено, что необходимо "снять с повестки проблему «ювенальной юстиции», которая сейчас продолжает будоражить российское общество" и «необходимы новые подходы к решению основной проблемы детства – проблемы укрепления семьи. Логика развития российского государства, его упрочения, требует принятия дополнительных мер по укреплению института традиционной семьи...". Хорошо сказано, - мы можем заняться мирным трудом.

Похожие мысли излагала в своем докладе М. М. Русакова, директор региональной общественной организации «Стеллит», г. Санкт–Петербург, руководитель общественной комиссии по контролю за соблюдением прав детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в интернатных учреждениях общественного совета при Уполномоченном по правам ребёнка Павле Астахове.

stelli2.jpg

Вот некоторые ее высказывания:

- «Нельзя замыкаться на уровне своей страны ….и что есть модели, программы на Западе в сфере защиты прав детей и уже апробированные, на них надо ориентироваться»;

- «Наше законодательство уже изменено в «пользу детей, но надо двигаться дальше»;

- «Есть два метода работы – беседа или перенаправление… но беседы перестали оправдывать себя как основной метод профилактической работы в сфере охраны прав детей... нужно внедрять определенные параметры эффективности».

Для справки: В число партнеров НКО "Стеллит" входят: «Совет государств региона Балтийского моря Информационное бюро Совета Министров Северных стран в Санкт-Петербурге (NCM); Агентство США по международному развитию (USAID); Министерство иностранных дел Финляндии; Министерство здравоохранения и социального обеспечения Норвегии, Финляндии. Финансируют "Стеллит": Фонд Форда (Ford Foundation), Фонд Дж. и К. Макартуров (MacArthur Foundation), Всемирный фонд детства (World Childhood Foundation), Американский фонд гражданских исследований и развития (АФГИР), Фонд "Центр социального развития и информации" (PSI), Институт "Открытое общество" Фонда Дж. Сороса (Open Society Institute and Soros Foundations Network), Глобальный фонд».

Интересным было выступление Морозовой А.С., доцента юридического факультета Уральского института РАНХ И ГС при Президенте РФ по теме «Обеспечение правовой и социальной безопасности в общеобразовательном учреждении, как фактор управления рисками».

Докладчица заявила о том, что: «... школа является неким правовым институтом, где есть права и как со – стороны учителей, так и учащихся. Дети являются субъектом воспитательной деятельности, поэтому любое правонарушение, как например, школьная драка, должно подвергаться административному, уголовному наказанию или другому виду гражданской ответственности. «Поэтому необходимо всем уметь выводить ситуацию в «правовое поле», а механизм как это сделать - не прописан. Не замыкать на себя ответственность, а пошагово себя вести, создать кластер и правильно распределить ответственность».

Такой подход к процессу воспитания детей в школе вызвал бурную протестную реакцию у следующего выступающего, Большакова С.В., заместителя министра социального развития Пермского края, темой доклада которого были « Социальные риски детства в процессе модернизации системы учреждений для детей – сирот».

Докладчик сказал, что «…нельзя отношения человека, ребенка, не в зависимости от того, является ли он субъектом юридического плана или нет, рассматривать только в правовой плоскости, иначе мы все распишемся в педагогической несостоятельности и беспомощности».

Не так давно В.В.Путин выразил мысль о том, что юридический закон должен быть нравственным, иначе он может стать орудием в руках преступников. Я бы от себя добавила, что если все новейшие биомедицинские технологии рассматривать в отрыве от биоэтики, то они могут стать орудием возмездия и будут направлены против человечества.

Далее, в ходе конференции был заявлен доклад по теме: «Социальный патронат, как способ регулирования рисков безопасности детства» Мужевой Алины, председателя студенческого форума «Социальная безопасность детства», студентки.

Родительскую общественность на конференции очень удивило, что тема «социального патроната или социального сопровождения» до сих пор поднимается в обществе лоббистами ювенальной юстиции, так как даже на самом высоком уровне этот законопроект уже давно получил негативную оценку.

Более 200 000 писем было собрано против принятия этого законопроекта. Президент РФ Владимир Путин 9 февраля 2013 года на Съезде родителей России в Колонном Зале Дома Союзов выразил согласие с мнением родительской общественности о том, что ряд положений законопроекта о социальном патронате, находившегося в то время на рассмотрении в Государственной Думе, неоднозначны в трактовке, содержат явные социальные риски, и, главное, в них далеко не в полной мере учтены российские семейные традиции. Президент подчеркнул, что эти и все другие государственные решения должны пройти через максимально широкое общественное обсуждение и могут быть приняты только в том случае, если удастся достигнуть консенсуса по их базовым положениям.

Президент, предостерегая, отметил: «Следует избегать слепого копирования чужого опыта. В том числе и по причине небезспорности этих моделей управления общественными явлениями в (социальных и семейных ) сферах и в тех странах, где наиболее широко применяются правила так называемой «ювенальной юстиции». Непродуманное внедрение таких механизмов, по сути, содержит явные социальные риски…нарушение суверенитета семьи, может спровоцировать недоверие и разлад между родителями и детьми и даже прямую коррупцию, паразитирование некоторых недобросовестных чиновников на этих проблемах».

В итоге: Государственная Дума РФ отклонила во втором чтении и сняла с дальнейшего рассмотрения правительственный законопроект «О социальном патронате», вызвавшим острую дискуссию в обществе.

Наибольшей критике подверглись положения законопроекта, которые допускают раннее вмешательство государственных чиновников и организаций самого широкого круга в частную жизнь любой нормальной семьи в выявительном порядке и в целях профилактики проводить там профилактические проверки, выявляя семьи, в которых родители ещё ничего не совершили, вполне благополучная обстановка, но, которые, по мнению проверяющих, могут попасть в «зону риска». Семье могут навязывать социальный патронат (социальное сопровождение), а в случае отказа от выполнения «плана исправления» позволят отбирать детей из семьи по разным основаниям, в том числе лишь на основании бедности, нуждаемости в помощи государства и по другим причинам, нарушающим права и «наилучшие интересы» ребенка.

Напомню, как развивалась ситуация.

Вместо закона о социальном патронате был принят Федеральный закон от 28.12.2013г. N 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации», (который должен вступить в действие с 01.01.2015г., куда все вышеуказанные положения в завуалированном виде были включены. Согласно этому Закону к защите прав детей государство привлекает негосударственные организации и индивидуальных предпринимателей. Вместе с органами социального обслуживания они будут заниматься ранним (субъективным) выявлением семейного неблагополучия в целях профилактики возможного наступления нуждаемости в социальном обслуживании и социальном сопровождении (то есть когда родители ещё ничего не совершили).

В 22 статье устанавливается система социального сопровождения семей, которая именуется «содействием гражданам в предоставлении медицинской, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи». Кто и по каким критериям будет определять необходимость предоставления гражданам такой помощи, в Законе не установлено. Согласно 28 статьи: «механизм реализации мероприятий по социальному сопровождению осуществляется на основе регламентов межведомственного взаимодействия, определяющих содержание и порядок действий органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Регламенты (соглашения) представляют собой подзаконный акт - алгоритм действий всех органов и организаций системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в случае выявления семейного неблагополучия.

Закон позволяет органам государственной власти привлекать для этих целей частных лиц, коммерческие и некоммерческие организации, а также фонды, в том числе и иностранные (запрета в Законе не содержится). Но действия этих лиц не могут быть обжалованы в судебном порядке и они не подлежат привлечению к должностной ответственности в случае злоупотребления возложенными на них государственными полномочиями, что также может привести к произволу и коррупции в данной сфере.

Согласно пункту 8 статьи 31 Федерального закона финансовое обеспечение предоставления социальных услуг негосударственными организациями, индивидуальными предпринимателями осуществляется из государственного бюджета

Происходит незаметная подмена «старой» профилактической работы с семьями, находящимися в социально–опасном положении на новую раннюю «профилактику» с нормальными семьями с (субъективным) выявлением жестокого отношения и семейного неблагополучия в целях профилактики только возможного наступления нуждаемости в социальном обслуживании или социальном сопровождении (то есть, когда родители ещё ничего не совершили), а так же попыткой законодательно уравнять семьи, находящиеся в социально – опасном положении с семьями с семьями, находящимися в «трудной жизненной ситуации» и даже с нормальными семьями.

От лица всех участников было опубликовано на сайте Уполномоченного по правам ребенка Свердловской области еще до окончания конференции: «…необходимы новые подходы к решению основной проблемы детства – проблемы укрепления семьи. Логика развития российского государства, его упрочения, требует принятия дополнительных мер по укреплению института традиционной семьи и обращения внимания не только на детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, но и на детей из семьи группы «норма».

СТОП!

Как будто, устроители данной конференция по итогам обсуждения резюмируют благие намерения об «укреплении института традиционной семьи». Но если мы не будет отслеживать то, какими средствами они это предлагают осуществлять, то пословица: «Благими намерениями дорога в ад вымощена», - может стать реальным сценарием для жизни всей страны.

Анализируя предложения мы видим, что у авторов проекта по «Управлению рисками» не пропало стремление внести коренные изменения в подходе российской системы работы с семьей и переориентировать ее с традиционного признания приоритетных прав родителей в воспитании и защите своих детей, по помощи и защите семьи, материнства, отцовства и детства и профилактической работе только с семьями, находящимися в социально-опасном положении (совершившими правонарушение), на зарубежную ювенальную модель только с защитой завышенных «приоритетных» прав и «наилучших» интересов ребенка, контролем и включением репрессивного механизма действий новой системы за всеми родителями с ранней «профилактической» работы (вмешательства в жизнь семьи) по выявлению и предотвращению социальных рисков в нормальных семьях (возможного жестокого обращения, возможного социального неблагополучия и возможного социального сиротства).

Это попирает основные демократические права и свободы граждан, такие как неприкосновенность жилища и частной жизни, конституционные принципы презумпции невиновности и добросовестности родителей, невмешательства кого-либо в дела семьи

Поэтому вызывает недоумение та настойчивость, с которой некоторые деятели продолжают дальнейшее навязывание тем ювенальной юстиции и социального патроната (социального сопровождения).

Складывается впечатление, что чиновники не слышат или просто не хотят слышать о том, что говорит президент, глава правительства, Уполномоченный по правам ребенка в России, Патриарх и лидеры религиозных, политических и общественных организаций и большинство общества в целом. И это – тревожный знак.

Очевидно необходимо перенаправить репрессивные меры против родителей и семьи, заложенные в новую систему «Управление социальными рисками, влияющими на уровень социальной безопасности детства» на тех, кто реально создает эти социальные риски, внедряя ювенальные технологии западного образца у нас в России.

В предлагаемой резолюции, тезисы которой вывешены на сайте Уполномоченного по правам ребенка Морокова И.Р., еще до проведения конференции, можно увидеть, как в жизнь претворяется система «двойных стандартов от лица всех 29 регионов России.

Тема 4 секции - «Роль органов социальной защиты в системе управления рисками». Здесь к резолюции были предложены следующие пункты: «Использовать при доработке (разработке) соответствующих административных регламентов – проекты стандартов оказания услуг по предотвращению жестокого обращения с детьми, преодолению семейного неблагополучия и социального сиротства, разработанных «Национальным фондом защиты детей от жестокого обращения» и рекомендованных (письмо от 21.02.2014 г. № 12-1/10/В-876) Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации». («Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения» получает западное финансирование. Прокурорская проверка это подтвердила. Агентство по международному развитию США USAID называет фонд в документах своим "ключевым партнером". Фонд также сотрудничает с ЮНИСЕФ, с Министерством юстиции США, Институтом социальных услуг США, пр. организациями. Осуществляет системные программы и проекты федерального и регионального уровня по разработке нормативно-правовых и программных документов, методических рекомендаций, направленные на оптимизацию механизмов управления, развитие и внедрение технологий помощи семье и детям, профилактических услуг и современных моделей межведомственного взаимодействия, по комплексному анализу региональной ситуации и ведущейся деятельности в сфере защиты детства. Разработал 26 стандартов услуг по оказанию помощи детям и профилактике социального сиротства и технологии оказания профилактических услуг для семей и детей по выявлению детей, нуждающихся в защите государства, «обязательные административные регламенты по выполнению государственных функций по выявлению признаков нарушения прав и законных интересов ребенка», принятию мер по защите прав и законных интересов ребенка, организация социального сопровождения семьи, оказанию экстренной психологической помощи детям службой детского телефона доверия, стандарты приема информации по типу «одного окна», планированию действий, необходимых для проведению оценки нуждаемости ребенка в государственной защите; оценки безопасности ребенка ,оценки степени риска жестокого обращения с ребенком, оценки нуждаемости ребенка в государственной защите в орган и мер по защите прав и законных интересов детей и мн. др.).

К своему удивлению, в этих "стандартах" я нашла уже некоторые готовые определения из того, что нам на этой конференции только предлагалось обсудить на третьей секции, а именно, дефиниций: «жестокое обращение» с детьми и «угроза жизни и здоровью» ребенка. Забегая вперед, скажу, что на заключительном пленарном совещании от этой секции было заявлено, что участники не смогли прийти к общему мнению по определению дефиниций. Но в том - то и, как говорится, "соль", что принимая предложенные стандарты от этого фонда, мы принимаем с ними и все остальное, заложенное в эту систему, в том числе и уже готовые дефиниции спорных определений.

Так же в этих трудах фонда есть план по реорганизации по – сути всей системы защиты прав детей и семьи, про социальный патронат и социальное сопровождение и многое другое. Как «здорово» избавить нас всех от труда по продумыванию и выстраиванию отечественной системы по защите прав детей. А ведь общественность (и не только она) много раз выступала против этих западных нововведений, которые не совпадают с нашими отечественными представлениями «профилактики» и помощи семье и детям.


Сначала компании с международным влиянием выдают картину искаженной статистики в сфере семьи и детства с ложным прогнозированием «по комплексному анализу региональной ситуации и ведущейся деятельности в сфере защиты детства», (криминалист Тимошина озвучивает цифры реальной статистики насилия над ребенком http://www.pravoslavie.ru/jurnal/75050.htm),

потом выявляют», что дети страдают в большинстве своем только от жестокости родителей , искажая реальную картину (в среднем только 5%). Делают ложный вывод о несостоятельности прежней системы «профилактики» по детям и предлагает «коренной перелом ситуации и выстраивание новой системы « организации раннего выявления нарушений прав ребенка в семье…основанных на международных стандартах прав ребенка и Рекомендациях Комитета министров Совета Европы о правах детей и социальных услугах, дружественных детям и семьям».

Фонд настаивает на том, что «...должен появиться институт ответственных специалистов, работающих по каждому случаю нарушения прав ребенка (куратор случая, участковый социальный работник и др.)». Что помощь семье должна заключаться в выявлении и наказании жестокого обращения родителей. По этой схеме он и предлагает выстраивать всю государственную семейную политику.

Фонд сотрудничает и с российскими федеральными органами государственной власти, принимая участие в разработке всех основополагающих документов в этой сфере, в том числе, «Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы», которая предусматривает разработку и нормативное закрепление стандартов оказания специализированных профилактических услуг по предотвращению жестокого обращения с детьми», внедряет стандарты оказания услуг и стандарты административного регламента, которым должны руководствоваться все участники защиты прав детей, а также проводит обучающие платные семинары для 2500 госчиновников в год.

Вот такой примерно размах.

Структуру всей системы по защите прав детей пытаются выстроить по западным ювенальным технологиям по типу «суперведомства» и достаточно независимую от центральной государственной власти . Разрабатывают механизмы по устранению надуманных проблем, вносят в старые законодательные акты и лоббируют новые инициативы по изменению в сфере защиты детства и семьи (снося при этом всю прежнюю систему защиты семьи, оказания помощи родителям и «профилактикой» только социально–опасных семей), разрабатывают ювенальную национальную стратегию действий по защите прав и «наилучших» интересов детей.

Участвуют в построение, руководстве и осуществлении деятельности новой системы «управления рисками, влияющими на уровень социальной безопасности детства» и взаимодействия ее с государством, обществом, семьей, при этом занимая лидирующее место: устанавливают критерии «рисков», определяют административные стандарты регламентов - алгоритма действий всех органов и организаций системы профилактики безнадзорности и стандарты работы всех служб сферы защиты детства по предоставлению профилактических услуг и социального сопровождения при ранней «профилактической» работе по предотвращению социальных рисков в нормальных семьях (риска жестокого обращения, риска социального неблагополучия и возможного социального сиротства) с возможностью извлекать из этого немалую прибыль, изымать и устраивать детей, а в последствии и приватизировать государственные учреждения сферы социальных услуг, как уже это «полным ходом» идет на Западе.

Учитывая, что с 1 января 2015 года в России узаконена приватизация сферы государственных социальных услуг вступлением в силу ФЗ "О социальном обслуживании в РФ", нам следует, в свою очередь, выяснить все общественные и государственные риски при внедрении «технологии управления рисками».

В случае вступления в силу предложений, позволяющих «органам государственной власти субъекта Российской Федерации передавать полномочия в сфере социального обслуживания органам местного самоуправления муниципальных образований», то нас ожидает приблизительно тоже, что происходит в западных странах.

4 ноября 2014 года в Норвегии была опубликована статья о том, что сфера некогда государственных услуг по защите детей в Норвегии превращена сегодня в гигантский частный многомиллиардный бизнес на детях. И главные действующие лица здесь - транснациональные корпорации, которые просто зарабатывают на норвежских семьях и детях. Не трудно предположить, что в других странах ситуация схожая.

Всего несколько лет назад службы по защите прав детей Норвегии - органы опеки, детские дома, социально-реабилитационные центры - стали активно переходить в собственность глав муниципалитетов и прочих представителей власти. Каждый из тех, кто имел возможность встроиться в бизнес-цепочку, приватизировал государственную или создал свою частную компанию "по оказанию услуг семьям и детям". Эти компании, предоставляя разнообразные услуги "по защите прав детей по предупреждению жестокого обращения и семейного неблагополучия", получают за оказание этих услуг деньги от государства по установленным тарифам.

Но развитие этих компаний идет за счет средств, вкладываемых иностранными инвесторами! Т.е., после принятия начала приватизации рынка услуг, в него стали инвестировать - мегакорпорации.

Теперь же иностранные инвесторы вкупе с представителями власти создают свой капитал за счет граждан Норвегии и бюджета Норвегии, фактически из воздуха строя «бизнес полного цикла».

Хочется повторить предостережение Владимира Владимировича Путина, обращенное к власти и всему российскому обществу на конференции Объединенного народного фронта, посвященной вопросам социальной справедливости: «Могу с полной уверенностью сказать, что председатель правительства разделяет нашу с вами точку зрения, согласно которой ювенальная юстиция представляет собой угрозу вмешательства в дела семьи», - подчеркнул Глава государства. - «И это очень опасная вещь».

Иными словами: построение подобной модели управления в семейной сфере по западным ювенальным технологиям как раз и содержит те «явные социальные риски», влияющие на уровень социальной безопасности детства.

Действительно выстраивается самодостаточная новая система по «защите прав детей» от жестокого обращения родителей и семейного неблагополучия , где функция государственной власти минимизируется до финансирования и дачи «зеленого света». Филиалы иностранных компаний легализуются, уже не рискуя быть причисленными к «иностранным агентам» за первоначальное финансирование и занятие «политической деятельностью» с влиянием на законодательную, судебную и исполнительную власть.

Это нарушает принцип невмешательства кого-либо в дела семьи, установленный в статье 1 Семейного кодекса РФ.

Между тем, Конституционный Суд РФ в своем определении от 26.05.2011 г. N 875-О-О указал, что, данный принцип является конкретизацией положения статьи 38 Конституции РФ о защите государством семьи, материнства, отцовства и детства. То есть, нарушение этого принципа вступает в противоречие не только с семейным законодательством Российской Федерации, но и с данной конституционной нормой.

Кроме того, являясь документами подзаконного уровня и сомнительного правового свойства, регламенты межведомственного взаимодействия, тем не менее, ограничивают конституционные права граждан, в частности право на защиту семьи, право родителей на воспитание своих детей (части 1 и 2 статьи 38 Конституции РФ), право на неприкосновенность жилища, частной жизни, личную и семейную тайну (статьи 23, 25 Конституции РФ). Такое положение не соответствует статье 55 Конституции РФ, согласно которой права и свободы граждан могут быть ограничены только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Далее в резолюции предлагается «повысить роль и статус НКО (с иностранным финансированием), в том числе расширив их участие в ранней профилактике семейного неблагополучия как в проблемных, так и нормальных семьях».

Каким путем это сделать мы видим по предложениям от шестой секции под названием "Роль институтов гражданского общества и семьи в повышении эффективности и стабильности системы управления социальными рисками безопасности детства":

- 1. Признать необходимым участие институтов гражданского общества России в процедуре изъятия ребенка из семьи, в анализе степени социального неблагополучия семьи с детьми и эффективности оказания им помощи со стороны органов социальной защиты, здравоохранения, образования и правоохранительных органов, в решении вопросов семейного устройства детей, проблем реабилитации детей, пострадавших от преступлений

- 2. Органам государственной и муниципальной власти принять меры по расширению участия российских НКО в системе управления рисками за счет увеличения социального заказа.
Таким образом, НКО, в том числе и с иностранным финансированием, а так же индивидуальные предприниматели получают "право" нарушая неприкосновенность жилища и конфиденциальность и под предлогом защиты прав детей, приходить в дома российских граждан и проверять, нормально ли на их взгляд, вы воспитываете и обеспечиваете всем необходимым по западным оценкам ребенка.
Так же им будет дано право составлять акт "обследования помещения" и возможность определять, оставлять ребенка в семье или нет, изымать без решения суда из семьи ребенка, определять его дальнейшую судьбу и назначать социальное сопровождение, за которое они же и будут получать деньги от государства, а так же возможно и от спонсоров, частных лиц и самих "воспитуемых", если последние не могут претендовать на бесплатную помощь от государства.
Подумайте только, сама же финансово заинтересованная сторона и будет одним из решающих голосов по назначению социального сопровождения, передачу ребенка в фостерные приемные семьи за плату, будет участвовать непосредственно в усыновлении, в том числе за границу.

Другими словами - строить бизнес на детях.

- 3. Организовать работу по созданию на базе Центров помощи семье и детям специальных комнат, оборудованных зеркалами Гезелла (специальной прозрачной стеной, которая с одной стороны выглядит как обычная) в целях бесконтактного наблюдения за несовершеннолетним в рамках работы с ним психолога, педагога, следователя и т.д.

- 4. В целях обучения родителей мерам по обеспечению комплексной безопасности ребенка при чрезвычайных ситуациях в быту разработать и реализовать на базе образовательных организаций программы «родительского всеобуча» – «Социальная безопасность детства» (очевидно, согласно концепции сокращения населения фонда ЮНФПА ООН, "родителями становятся", получая необходимое образование. Следующий шаг в ближайшие годы, озвученный в некоторых форсайтах - получение сертификата с разрешением родить ребенка по аналогии со школами приемных родителей).

Можно было бы, наверное, отметить большее количество интересов зачинщиков этой конференции (а она была проведена в один день вместо трех запланированных), но и тех, что здесь упомянуты, достаточно для разрушения независимой государственной власти.

Подводя итог, необходимо сказать, что семейная политика должна отталкиваться от рассмотрения семьи как одного целого и неделимого. Все программы по защите детей и помощи семьям должны осуществляться традиционными для России методами, позволяющими устранить причину, а не следствие семейного неблагополучия, воздействовать на семью без её разрушения и волюнтаристского вмешательства.

Государство должно надёжно и эффективно гарантировать законную неприкосновенность и автономию семейной жизни, закрепить преимущественные права родителей на воспитание своих детей независимо от мировоззрения, имущественного и социального положения, на решение вопросов, относящихся к их обучению, развитию, охране их здоровья и т.д., тогда на наши семьи не смогут повлиять НКО, политические организации, иностранные агенты, внедряющие западные ювенальные технологии и меняющие наши ценностные коды, за которые ведут борьбу с Россией иностранные государства (об этом В.В. Путин говорил осенью 2013 года в Краснодаре на встрече с казаками).

Нельзя искусственно переносить механистические законы (управление рисками, риск-менеджмент) на человеческое общество.

Россия и ее народ уже тысячелетие укоренен и впитал в себя православную культуру и православные христианские ценности. Сердцем очень чуток к различению добра и зла, душой тянется к справедливости, сострадателен к чужому горю.

Западная же Цивилизация стала отходить от своих христианских ценностей и создавать с каждым днем все новые права и свободы, так называемые "наилучшие" интересы.

А "наилучшие" для кого - спросим мы?

Мы серьезно озабочены тем, что в последние годы некоторые международные организации, а также российские действуя вопреки интересам суверенных народов и манипулируя понятием «прав человека», искусственно создавали прежде неизвестные и не имеющие основания в природе человека и общества т.н. «права», такие как «право на выбор сексуальной ориентации и гендерной идентичности». Они продвигает идеологию, отделяющую рождение и воспитание детей от естественной семьи и брака, ставя деторождение в зависимость от индивидуальной прихоти; превращающую в норму отделение «биологического родительства» от «родительской ответственности», в то время как в действительности право воспитывать ребенка естественно принадлежит его биологическим родителям.

Заявляя о праве государства и неких структур лишать родителей возможности быть законными представителями своих детей в случае «противоречия их интересов», они продвигают идеологию, в которой высшим авторитетом в воспитании ребенка и оценке его интересов считается государство, некие структуры, а не семья, которой это право принадлежит по самой ее природе.

Мы серьезно озабочены деятельностью некоторых относительно небольших групп, НКО, фондов, провозглашающих собственные идеалы от имени всего гражданского общества, в то время как их интересы противоречат подлинным интересам российского народа по защите естественной (традиционной) семьи, сохранении ее прав и преимуществ, защите традиционных семейных ценностей.

Эти действия мы вынуждены считать формой идеологического насилия, нарушающего право нашего суверенного народа на сохранение его культурной идентичности, наших традиций семейной жизни и воспитания детей.

Мы просим власти нашей страны, а равно, различные общественные объединения, коммерческие, некоммерческие и иностранные организации последовательно отстаивать интересы традиционной семьи, являющейся основой всякого, в том числе российского общества, как это делает президент России, последовательно отстаивающий суверенитет семьи и нашего государства, духовных и культурных ценностей нашего народа. Напомню ялтинскую речь В.В.Путина (от 14 августа 2014г.): «Россия готова выходить из международных договоров в одностороннем порядке, если это отвечает интересам страны».

В связи с этим родительская общественность поддерживает предложение (от 30 июля 2014 г.) заместителя председателя комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству К. Добрынина провести ревизию международных документов, подписанных в разные годы РФ: «Сейчас в срочном порядке необходимо провести ревизию всего массива заключенных международных договоров, хартий, конвенций на предмет выявления их соответствия нашему праву, их необходимости и актуальности для страны, а также возможного нанесения ущерба в случае их применения в будущем, чтобы впоследствии выработать рекомендации по их возможной денонсации».

Мы просим обратить внимание на несоответствия семейного законодательства заявленному властью и народом курсу по поддержке традиционных семейных ценностей, признающих абсолютное суверенное право родителей на воспитание своих детей и, в связи с этим, требуем пересмотреть недавно принятые и предлагаемые законодательные инициативы, несущие угрозу семье, суверенитету, культурной идентичности и традиционным ценностям и принимать законы только в случае достижения консенсуса в обществе по их базовым основам.

Родительская общественность предлагает тех, кто отступает от указов президента Путина, наказывать, лишать должностей и привилегий.

Необходимо пересмотреть ч.4 ст.15 Конституции РФ и отменить превосходство «Общепризнанных принципов и норм международного права» над российским законодательством, где "Общепризнанные принципы и нормы международного права" - это те нормы, для принятия которых достаточно 10 стран (по пакту ООН о гражданских и политических правах 1966 г. ст. 41-42) и отменить запрет на идеологию в ст. 13 ч.2 Конституции РФ. Без идеологии страна не имеет права иметь цель и национальную идею. А Президент в своих выступлениях призывает к формированию национальной идеи.

Для воплощения наказа президента следует запретить введение в стране ювенальной юстиции и ювенальных технологий по западному образцу.

Также необходимо:

- приравнять все организации, занимающиеся деятельностью в области социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, получающие средства из-за рубежа, а также выполняющие совместные программы с иностранными и международными организациями, к иностранным агентам, поскольку их деятельность в этой сфере имеет политические цели (в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях) и содействует нарушению суверенитета России;

- отложить вступление в силу Федерального закона от 28.12.2013 № 442-ФЗ "Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации" и внести в него поправки, исключающие возможность необоснованного вмешательства в семью;

- отклонить проект Федерального закона №553338-6 "О психологической помощи населению в Российской Федерации";

- отклонить проект Федерального закона №600971-6 "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации (в части усиления ответственности за умышленное причинение лёгкого вреда здоровью и побои)";

- не вносить в Государственную Думу проект Федерального закона "О предупреждении и профилактике семейного насилия";

- не допускать передачу органами государственной власти субъекта Российской Федерации полномочий в сфере социального обслуживания органам местного самоуправления муниципальных образований, что позволит активно вмешиваться различным общественным организациям, НКО и др. структурам и лицам в дела семьи;

- поддержать законопроект о “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации”, где предлагается защитить российское общество от иностранных и международных организаций, ведущих против нашей страны деятельность, угрожающую обороноспособности или безопасности государства, общественному порядку, здоровью населения, нравственности, правам, а также — законным интересам других лиц.;

- поддержать законопроект "Возрождение семьи на основе традиционных семейных ценностей" и пакет законопроектов, направленных на укрепление и защиту российских семей».

Светлана Вохмянина

"Родная линия"

ОРК "Счастливое детство в родной семье", г. Екатеринбург

Межкомиссионная рабочая группа защиты семьи и традиционных ценностей при Общественной палате Свердловской области

Региональное отделение АРКС Свердловской области


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~VYof7



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо