Изъятие детей и фальсификация дела привели к смерти

Поделиться:
06.07.2015

1321026094_domrr.jpg


ЛАРИСУ ШАДРИНУ ОКЛЕВЕТАЛИ И ДОВЕЛИ ДО СМЕРТИ

НИКОЛАЙ ШАДРИН ОБВИНЯЕТ ПОЛИЦИЮ В ФАЛЬСИФИКАЦИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА УМЕРШЕЙ ЖЕНЫ

06 июля 2015г. супруг умершей после изъятия детей Ларисы Шадриной Николай Шадрин направил в Следственный комитет заявление с требованием привлечь к ответственности лиц, виновных в фальсификации уголовного дела свей жены и незаконном изъятии троих детей. Это способствовало резкому ухудшению здоровья Ларисы Шадриной и ее преждевременной смерти.

В заявлении указано, что при производстве расследования по данному уголовному делу были сфальсифицированы многие доказательства: ряд объяснений Шадриной Л.А., Шадрина А.Н., ряд протоколов о привлечении к административной ответственности Шадриной Л.А., ряд актов обследования жилищно-бытовых условий. Данные документы позволили вынести в отношении Шадриной Л.А. постановления о привлечении ее к административной ответственности за несовершенные ею действия и создать ложный образ нерадивой матери, не заботящейся о своих детях.

Материалы административных производств были приобщены дознавателем без надлежащей проверки, с явными признаками фальсификации, что позволяет с уверенностью говорить о привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности, т.е. о совершении преступления со стороны дознавателя Сабировой С.О., предусмотренного ст.299 УК России.

В ходе дознания по уголовному делу №201403480/76 были допущены такие просчеты, которые лишь подтверждают вышеуказанный вывод. В частности, при наличии не ограниченного (и не лишенного) в родительских правах отца Шадрина Н.В. законными представителями его детей были признаны сотрудники различных организаций. При допросах несовершеннолетних и малолетних отсутствовал адвокат и т.д., и т.п.


Многодетный отец требует:


ü Провести почерковедческое исследование подписей и записей от имени Шадриной Л.А. в материалах административных производств и, установив подлог подписей и записей, привлечь лиц, составивших эти документы (протоколы, объяснения), к уголовной ответственности по ст.ст.285, 292 УК России;

ü Опросить Шадрина А.Н. на предмет якобы дачи им многократных объяснений по якобы существовавшим материалам административных производств;

ü Получить образцы подписи Шевченко Т.М. и провести почерковедческое исследование ее собственных подписей и якобы ее подписей в актах обследования жилищно-бытовых условий семьи Шадриных;

ü Провести проверку законности отобрания детей у Шадриной Л.А. и Шадрина Н.В. 27.08.2014 в рамках действия ст.77 СК России и привлечь лиц, незаконно изъявших детей к уголовной ответственности по ст.286 УК России.

Необходимо подчеркнуть, что проверки по данному делу после огласки в Москве и вмешательства Павла Астахова, проведенные уполномоченной по правам ребенка в Тюменской области Галиной Калюжной, а также областной прокуратурой, основаны на тех же фальсифицированных данных и, вследствие этого, повторяют все те же грубые не соответствующие действительности, по сути, клеветнические обвинения против умершей женщины. Ни Галина Калюжная, ни сотрудники прокуратуры в ходе так называемых проверок ни разу не встречались с семьей Шадриных, не опрашивали детей. Можно утверждать, что данные проверки проводились «по бумажкам» (причем по большей части фальсифицированным) по халатности или же с целью «замять скандал» и покрыть виновных в должностных преступлениях, повлекших страдания детей и смерть матери.

Все эти сведения будут доведены также до Павла Астахова, который пообещал взять это дело под свой контроль.

В дальнейшем Николай Шадрин будет добиваться возобновления закрытого по факту смерти обвиняемой УД против Ларисы Шадриной с целью ее оправдания, реабилитации и восстановления честного имени своей преждевременно скончавшейся супруги и всей семьи. Также предстоит разобраться в действиях полицейских, применивших неоправданное насилие к Ларисе Шадриной 27.08.14г. во время рейда с незаконным отобранием детей.

Сейчас, в результате фиктивных проверок, проведенных в худших традициях бюрократической системы, в СМИ создается искаженный образ многодетной матери, умершей под давлением лжи и произвола властей. Ее и мужа продолжают огульно обвинять в пьянстве, пренебрежением детьми и асоциальном поведении, тем самым пытаясь подтвердить правомерность действий полиции и социальных служб по изъятию детей.

На самом деле умершая была тихой, любящей, заботливой матерью и женой. Она была очень слаба здоровьем и занималась только домом и детьми. Муж работал и обеспечивал семью. Никто в семье Шадриных не страдал алкоголизмом, никто не попрошайничал. В уголовном деле против Ларисы Шадриной нет ни одного медицинского освидетельствования, подтверждающего наличие алкогольного опьянения. Все обвинения в пьянстве строятся на голословных обвинениях и фальсифицированных объяснениях и протоколах. Под некоторыми «признаниями в беспробудном пьянстве» стоят поддельные подписи.

Дети в семье Шадриных развиты, общительны и послушны. Никакой склонности к попрошайничеству и прочему асоциальному поведению не имеют. У самого маленького имеются некоторые проблемы со здоровьем, которые заметно усугубились за время пребывания его вне семьи в Тюменском специализированном Доме ребёнка. Дети всегда любили и любят своего отца и мать, которой уже нет в живых.

Сейчас они вспоминают, как перед тем злополучным рейдом мама кормила их мороженным, с натертым сверху шоколадом. И еще они с недоумением и детским возмущением рассказывают о том, как крутили руки матери, надевали наручники, толкали ее, как они умоляли полицейских не обижать маму, кричали: "зачем вы это делаете!?" Как потом незваные гости вывалили только что сделанную еду в туалет и сфотографировали пустые кастрюли… (фабриковали улики).

Но уполномоченная по правам ребенка и сотрудники прокуратуры сделали выводы по бумажкам, а с детьми поговорить времени не нашли или не захотели.

Действительной проблемой многодетной семьи Шадриных после выселения из ветхого жилья были стесненные жилищные условия. Шадрины даже судилась с администрацией г. Тюмени по вопросу предоставления жилья, а также обращались за помощью в решении вопроса о выделении земельного участка и оформлении материнского капитала к Галине Калюжной. Однако их направили «по инстанциям» и ни один из вопросов так и не был решен.

Трагическая история семьи Шадриных не является уникальной. Ее выделяет из сотен, наверное, уже тысяч подобных историй по всей стране только смертельный исход. Хотя и это сейчас уже не единичный случай. Были случаи самоубийств матерей после изъятия детей, а также получивший огласку случай самоубийства изъятой девочки-подростка в Архангельской области в Североонежском детском доме. Тогда никто не понес ответственности.

Фальсификации, подлоги, назначение административных взысканий без уведомления родителей, составление фиктивных протоколов заседаний КДН и пр. документов задним числом являются, к сожалению, обычной практикой «ювенальных» технологий, де-факто запущенных в нашей стране вопреки позиции президента России, несмотря на массовые протесты общественности и предостережения неангажированного экспертного сообщества. Есть основания полагать, что существует некий неофициальный план по «ювенальным» статьям УК РФ (156, 116) и КоАП РФ (5.35), также как у сотрудников ГИБДД по нарушениям ПДД (что никем не отрицается).

Нам пытаются объяснить, что в России нет ювенальной юстиции, но фактически она существует. Современная практика и подходы к изъятию детей из семьи и обвинению родителей были немыслимы и недопустимы еще 10 лет назад. Сегодня во внутриведомственных инструкциях сотрудников полиции (ПДН), прокуратуры, опеки и социальных служб появился термин "изъятие детей". Но ни в Семейном кодексе РФ, нигде в российском законодательстве такого понятия не существует. Но есть понятие «отобрание ребенка». И оно четко регламентировано. Отобрание ребенка должно производиться по Приказу соответствующего органа, должен составляться акт, копия акта должна выдаваться родителям. Факт отобрания ребенка в порядке ст. 77 СК РФ обязывает органы опеки в течение 7 дней обратиться в суд с иском о лишении или ограничении родительских прав. И самое главное: для отобрания детей должны быть очень веские, несомненные основания и доказательства того, что жизни и здоровью ребенка угрожает очевидная опасность. И это надо доказать в суде.

А при «изъятии» ребенка ничего этого не нужно. «Изъятые» дети, оторванные от родителей, могут «без суда и следствия» по произволу чиновников и полицейских месяцами, а иногда и годами томиться в спецучреждениях. И не у каждой семьи есть возможность и сила духа противостоять этой беззаконной системе. Поэтому и у нас в Тюменской области ежегодно имеют место сотни изъятий детей, но… ни одного «отобрания». Представители опеки даже ставят это себе в заслугу, заявляют, что «изъятие», якобы, мера намного более гуманная, т.к. вернуть детей проще. Но ведь и отобрать намного проще! Захотел - отобрал, захотел – вернул. В этой формуле отчетливо виден не только дикий коррупциогенный фактор, но и откровенный произвол. А страдания и психологическая травма детей, лишенных родителей, не становится меньше от того, что все это назвали термином «изъятие».

Таким образом, введенный в регламенты межведомственного взаимодействия (так называемый «межвед») термин «изъятие детей» означает фактически незаконное отобрание, что противоречит Семейному кодексу РФ, является в принципе незаконным, нарушает конституционные права родителей и детей, что и подтвердил трагический случай семьи Шадриных.

Напомним, что

После необоснованного изъятия детей в августе прошлого года в отношении женщины, страдавшей с рождения пороком сердца и малокровием, было сфабриковано уголовное дело по ст. 156 УК РФ (жестокое обращение сдетьми). Есть все основания полагать, что преследование матери было спровоцировано тем, что она сама пыталась привлечь сотрудников полиции к ответственности, т.к. во время захвата детей (по-другому не скажешь) ей были нанесены телесные повреждения. После очередного заседания суда матери стало плохо, вскоре она умерла. После этого детей вернули овдовевшему отцу. Общественники Тюмени попросили Павла Астахова взять это дело под свой контроль, и он пообещал провести соответствующую проверку.

Р.S. 19 июня в Москве состоялась запись передачи «Прямой эфир» с Борисом Корчевниковым, посвященной трагической истории семьи Шадриных. В передаче приняли участие: Николай Шадрин, его дети, директор ФПНТ «Отчий дом» Александра Кудрявцева, правозащитник Константин Шестаков, представители социальных служб г. Тюмени, а также председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Павле Астахове Ольга Леткова. Смотрите передачу в ближайшие дни на канале «Россия1».

Директор / А.Е. Кудрявцева /

Контактное лицо:

Адвокат Коргожа Эдуард Михайлович

8-922-479-37-73 http://paritettm.ru/

Подготовил:

Шестаков К.А.

8-922-003-14-33

К письму приложены:
1. Скан и текст заявления Николая Шадрина в СУСК
2. Изначальные заявления Ларисы и Николая Шадриных в СУСК и Г. Калюжной с просьбой разобраться в их деле; характеристики семьи Шадриных; медицинские справки и справки о доходах.



Пресс-служба 

ФОНДА ПОДДЕРЖКИ НАЦИОНАЛЬНЫХ ТРАДИЦИЙ «ОТЧИЙ ДОМ»

625026, г. Тюмень, ул. Мельникайте, 106, офис 222

Тел.: 8 (3452) 59 54 04; сот.: 8 922 70 933 70; 8 92 92 64 22 55

E-mail: brend_72@mail.ru


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~IYsy6



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо