Кто создает мифы о насилии в семье?

Поделиться:
02.09.2014
Не так давно, в конце июля, глава Совета по правам человека при Президенте Михаил Федотов принес на подпись Президенту проект закона «О профилактике и предупреждении семейно-бытового насилия». 

Путин закон подписывать отказался, ссылаясь на то, что закон позволяет чиновникам вмешиваться в тонкую сферу семьи. Сказал, что необходимо общественное обсуждение и нужно доработать. 

Что ж, это лишний раз обрадовало родительскую общественность: еще раз прозвучало подтверждение тезиса Президента о том, что законы, касающиеся напрямую семьи и детей, должны быть приняты обществом. 

Давайте же немного пристальнее взглянем на рекомендованный СПЧ к принятию законопроект «О профилактике и предупреждении семейно-бытового насилия», вернемся к его истории. 

В 2012 году под давлением Кабинета министров Совета Европы была довольно нагло и бесцеремонно принята Национальная стратегия действий в интересах детей. После этого Правительством РФ был разработан План первоочередных мер ее реализации. О том, кто и как его разрабатывал - это отдельная тема, как и тема разработчиков закона о насилии в семье.

Пункт 57 этого Плана первоочередных мер говорит о том, что нужно подготовить ратификацию Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье (имеются ввиду также и дети). Это означает, что в РФ должно появиться соответствующие законы.

Интересно, что Конвенцию о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье из 47 стран Совета Европы ратифицировали лишь 10 стран. 

Если к этому добавить информацию о том, что члены Совета Европы настаивают на выходе РФ из состава Совета Европы, то рвение либеральных правозащитников невозможно объяснить ничем иным, кроме того, что сделанной предоплатой за разработку и принятие кальки западного закона. 

Конвенция о предотвращении насилия в семье имеет ярко выраженный феминистический гендерный аспект, уделяет внимание тому, что в контексте соблюдения «прав человека» необходимо отказаться от культурных, религиозных, социальных или традиционных норм. 

Можно подумать, что в нашей стране уголовного, гражданского и административного кодекса, нет законов, нет Конституции, преступников не наказывают. Зачем же тогда нам принимать новый закон? 

Хитрость в том, что подобные законы  и конвенции "о правах", включая права гендеров, полностью меняют архитектуру общества, меняют принципы его построения, сбивают настроенные культурой и традициями общественные связи. Мы знаем, к каким последствиям привело внедрение феминизма в его англосаксонском варианте: стремительное падение рождаемости, сокращение количества браков, распространение педерастии и т.д.

Просто поражает воображение лживость статистики, приведенной в рекомендациях СПЧ якобы для подтверждения необходимости закона о профилактике и предупреждении семейно-бытового насилия, приведем следующие абсурдные цифры: 

«Ежегодно 14 000 женщин гибнут от рук своих мужей и близких». 

Как такое может быть, если, согласно статистике МВД, в прошлом 2013 году было всего в РФ убито 3 343 человека? Причем среди них и мужчины.

«100 000 детей ежегодно становятся жертвами насилия и жестокого обращения в семье». 

Опять же: как такое может быть, если, согласно статистике МВД РФ и Уполномоченного по правам ребенка, всего за год в отношении несовершеннолетних совершено 84 055 правонарушений? Причем среди этих правонарушений и кражи мобильных телефон, и аварии по вине водителей, и хулиганство. 

Кому хватает наглости приводить в рекомендациях к закону статистику 2002-2006 годов, когда действительно цифры были плачевными? Но общество здоровеет, естественным образом ежегодно снижается и преступность в отношении детей, причем это реальные 7-8% в год. 

Правда, кроме действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних, которые пока ежегодно значительно учащаютсят. И стоило бы именно на реальную опасность обратить внимание, а не на тщательно создаваемый миф в угоду западным руководителям. 

Почему говорится о 2000 гибнущих детей именно в контексте «насилия в семье»? Нет таких цифр! 

В 2013 году действительно в семьях РФ погибло 500 детей. Но в каких именно семьях? В приемных, наемных или родных? Каждый специалист знает, что именно в неродной семье или в семье, где есть сожитель/сожительница матери или отца, уровень насилия – самый высокий. Каждый специалист знает и то, что родная семья – это самое безопасное место для ребенка, где его любят безусловной любовью. 

Почему законопроект о профилактике насилия сопровождается ложной привязкой: «2000 детей и подростков, которые кончают жизнь самоубийством, спасаясь от жестокого обращения со стороны родителей»? Не хочется кощунствовать, но откуда правозащитники имеют подобную информацию? Не с того ли света? 

Не иначе, как у лоббистов западных норм права есть свои способы вести статистику. Их собственная статистика, не имеющая ничего общего с реальной, идет не иначе как с учетом того, что насилие и жестокое обращение должно пониматься в контексте либеральных прав человека: экономическое насилие, психологическое, физическое, сексуальное и пренебрежение нуждами несовершеннолетнего. 

Иначе чем объяснить такое несовпадение данных? 

Почему лоббисты приводят ложны еданные и о том, что якобы в тех странах, где принимаются подобные законы, насилие в семьях снижается на 40%? Совсем недавно на британском телеканале ITV был снят фильм "Разоблачение: пожалуйста, не отбирайте моего ребенка!", где старший судья Марк Хэдли говорит о том, что только за последние три года количество решений об изъятии детей у родителей и передача их в приемные и наемные семьи возросло на 95%! 

А там давно существует закон о противодействии насилию в семье! Такая же ситуация в Италии, в Австралии, везде. Везде работники СС (так называют наши эмигранты, живущие в Европе, работников СоцСлужб) держат семью под строжайшим контролем. В Великобритании часто причиной изъятия ребенка становится даже такой абсурдный повод как "есть риск психологического насилия".

Это надо понимать так, что самого психологического насилия нет, но кому-то показалось, что возможен риск его возникновения, и поэтому за совершение процедур по "защите ребенка" можно получить деньги.

В этом году в британских законодательных органах рассматривается "Закон Золушки", или Sinderella Law: если его примут, ребенка можно будет изъять за недостаток любви к нему родителей. Кто-то решит, что некого ребенка любят не так, как написано в стандарте, и семью может ждать крах.

Одна из самых больших опасностей российского законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия – это переход от частного обвинения к публичному: то есть «защитить» любого члена семьи смогут без согласия других членов семьи, в том числе, по доносу, навету, подозрению любого лица. 

Донести с дальнейшим возбуждением дела легко сможет каждый: врач, сосед, воспитатель, работник СС. «Помогать» готовятся по-разному. Но основной момент – это привлечение частного сектора для оказания разного рода услуг семье. 

Надеемся, что в самое ближайшее время в отношении данного закона о профилактике насилия, который CGX рекомендовал к принятию и Госдуме, и Совету Федерации, будет проведена аналитика. После этого необходимо подключить здоровую общественность страны к требованию снять его с рассмотрения. 

Тем более что делать подобострастные книксены перед Советом Европы уже желания не осталось. 

В комментариях к английскому фильму телеканала ITV «Разоблачение: пожалуйста, не отбирайте моего ребенка!» кто-то из англичан оставил комментарий: «К сожалению, теперь мы знаем, что все это делается для того, чтобы элита получила доступ к нашим детям». 

Сможем ли мы уберечь наше общество от тех болезненных процессов, которыми уже проникнуто западное? Они не боролись, они только начинают просыпаться. Но уже поздно: система создана, маховик запущен. У нас пока еще есть время, есть осознанность происходящего. От нас зависит, сможем ли мы создать заслон злу.

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~g5KtF



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо