Мать больного мальчика отправили в "обезьянник"

Поделиться:
18.02.2016

ларио.jpg

Малыш Евгении стал аутистом после прививки
Фото: Из архива Евгении Ларионовой


В Екатеринбурге ни в чем не повинная женщина попала за решетку. Заведующей поликлиникой показалось, что мать двухлетнего малыша — наркоманка. Ребенка-аутиста полицейские отобрали и сдали в клинику: мальчик, который не говорит и не ест, остался без родителей. 

Врачебно-силовой беспредел уже расследует прокуратура. 

Не успел детский омбудсмен Павел Астахов уехать из Екатеринбурга, как в столице Урала разразился новый «детский» скандал. Причем пострадавшие — люди из особой категории: двухлетний мальчик-аутист и его родители. Месяц назад они обратились к врачам поликлиники по месту жительства, но вместо медицинской помощи мама ребенка оказалась в тюремной камере.

«11 января заболел мой сын, — рассказала Евгения Ларионова, мама Степы. — Врач участка пришла на вызов, одела бахилы, но мою просьбу помыть руки проигнорировала. Осмотрев ребенка, диагноз не сообщила, просто сказала брызгать горло. Чем, когда, как часто — уточнений не прозвучало. Рецепт не дала».


Вид из камеры в отделе полиции №15. Там, по словам пострадавшей, она провела 4,5 часа, и никто не мог объяснить ей, в связи с чем она задержана
Фото: Из архива Евгении Ларионовой

На следующий день женщина вновь вызвала врача — на этот раз педиатр выписала рецепт. Однако высокая температура (38 — 38,5) не спадала. 15 января Евгения вновь обратилась в поликлинику. 

«Я попросила старшего регистратора вызвать дежурного врача, на что мне был дан ответ, что ни один врач к нам не пойдет. Тогда мы с мужем поехали в ДГБ №15, отстояли очередь в регистратуру и попросили о помощи. Я настойчиво объяснила старшему регистратору, что выписанные препараты не помогают, и попросила, чтобы вновь ребенка осмотрел специалист».

То, что произошло далее, в голове у Евгении не укладывается до сих пор.

«Сперва ребенка осмотрел врач бокса и сказал, что не знает, почему такая температура, — рассказывает она. — Далее нас посмотрел отоларинголог, после чего нас попросили зайти к заведующей поликлиникой и та начала кричать, говорить, что я наркоманка, спрашивала у мужа «Что употребляет ваша жена?», говорила, что я появляюсь в поликлинике с разными мужьями. 

Честно говоря, я не уверена в адекватности этой женщины, поскольку я ее видела в первый раз, как и этих врачей — мы несколько месяцев не были в этой поликлинике».

Заведующая скомандовала врачам вызвать группу быстрого реагирования. приехавшие чоповцы в свою очередь вызвали полицейских, а те — сотрудника инспекции по делам несовершеннолетних. Без малейшего колебания мамочка согласилась на предложение пройти освидетельствование. 

«Я веду абсолютно здоровый образ жизни, не пью, не курю, а наркотики вообще видела только по ТВ, — поясняет она. — Да и муж у меня один. Мы живем в элитном доме, у меня шестой айфон, а они меня посчитали наркоманкой!»

Полицейские забрали женщину в отдел полиции №15 и поместили в «обезьянник», где, по ее словам, продержали 4,5 часа. Освидетельствование так и не провели. 

«В это время у мужа прямо в поликлинике забрали ребенка и увезли в детскую больницу №11, — продолжает рассказ Евгения. — Мужу сказали ехать следом, но в палату не пустили. Лишь спустя пять часов он добился справки от отдела опеки и лег с ребенком в платную палату. Меня, после того, как выпустили из полиции, к ребенку так и не пустили: четыре дня он был голодный и пил только воду. Лечение состояло из 5 таблеток ацикловира в день — мы и дома могли бы так лечиться».

Перестал есть и говорить после прививки

Кипр 2015 лето, Родос 2014 май, Турция 2014 сентябрь: Алексей, Евгения и их малыш часто ездили отдыхать за границу
Фото: Из архива Евгении Ларионовой

Объяснение, почему Евгения и ее муж Алексей несколько месяцев не появлялись в поликлинике, очень простое: сегодня они предпочитают платные клиники — после того, как ребенок по вине врачей чуть не стал инвалидом. Причем, дважды.

«Малыш родился при помощи кесарева сечения, — рассказывает Евгения. — 14-й роддом — отличный, все прошло хорошо, но, оказывается, у него после рождения был вывих шести шейных позвонков. Мы наблюдались в этой самой поликлинике от ДКГБ №15, у нас был ежемесячный патронаж, но эту травму врачи не замечали на протяжении четырех месяцев. Я рассказывала им, что ребенок не спит по 11 часов, подолгу плачет, чуть ли не на коленях умоляла их, но они говорили: 

«Вы думали, вы игрушку родили? Он так и будет у вас плакать!»

Лишь когда родители обратились к высококвалифицированному педиатру, ведущему частую практику, она подсказала, что возможны проблемы с позвонками, и направила к вертебрологу. Тот сразу сказал: «он у вас голову совсем не держит!»

(головка поворачивалась только на 30 градусов) и поставил точный диагноз. Лечение дало свои плоды: ребенок стал хорошо развиваться. Личный педиатр вел его до года, после чего родители с ребенком вновь стали ходить в обычную поликлинику. И вскоре очень об этом пожалели.


По словам матери, до последней прививки Степа хорошо кушал и говорил. Теперь ничего не говорит и почти не ест
Фото: Из архива Евгении Ларионовой

«В год и восемь нам поставили третью прививку АКДС, — вспоминает Евгения. — Обычно мы ставили иностранную прививку, и к ней у меня не было никаких нареканий — даже покраснений на коже у ребенка не было. 

А тут меня не предупредили, что это будет отечественная прививка и какие могут быть последствия. После прививки ребенка тошнило всю ночь, заболело горло, он целый месяц болел ларингитом, после чего перестал кушать и говорить. До этого он говорил предложениями и все прекрасно ел (мы спокойно ездили отдыхать в Турцию, Кипр, на Родос). 

Сейчас он ест только кефир, компоты и не говорит даже «мама»». Психотерапевт поставил Степе постпрививочный синдром. Основной же диагноз, который фигурирует сейчас в медицинских документах — аутизм.

С этого момента родители решили вообще не связываться с муниципальной медициной.

«Наш малыш - долгожданный, мы его очень любим, вы бы видели наши игрушки! — говорит Женя. — Он ходит у нас в лучших вещах, из российского трикотажа разве что только носовые платочки. Лечимся только в частных клиниках».

В этот раз они тоже не стали бы обращаться в поликлинику по месту жительства, но в платных не оказалось рентгена. 

«Мы поехали в больницу только за направлением на рентген, поскольку высокая температура не сбивалась, — объясняет Евгения. — Не подумайте, что я мнительная, просто у наших соседей у ребенка врачи так пневмонию проморгали».

«Она так понимала свой долг»

Заведующая поликлиникой №1 ДГКБ №15 Елена Казанцева производит впечатление неплохого человека и хорошего специалиста: принимает родителей по личным вопросам даже после окончания приема, некоторых пациентов ведет сама.

«Участковый не мог нам помочь, мы уже года два ходим к заведующей», — рассказала одна из мамочек возле ее кабинета.

Елена Викторовна принимает посетителей даже после окончания времени приема
Фото: Андрей Гусельников © URA.Ru

Правда, общаться с прессой по поводу истории с родителями 2-летнего Степы Елена Викторовна отказалась, «прикрывшись» законом о персональных данных. «Я, может быть, и хотела бы обсудить эту ситуацию, но не имею права, — заявила она. — По закону не могу разглашать данные. Это врачебная тайна».

Зато вместо нее ситуацию подробно прокомментировала юрист ДКГБ №15 Елена Колесникова. 

«Ситуация весьма спорна, — заявила юрист, — она сейчас расследуется и находится под контролем прокуратуры (в больнице запрошены все необходимые документы, объяснительные). До окончания расследований сложно сказать что-то определенное. Да, действительно был вызван ЧОП и полиция. Но заведующая на тот момент действовала исключительно в интересах ребенка — так, как она это понимала. 

Ей это принесло дополнительные хлопоты, заботы и много неприятных минут, но она просто выполняла свой долг. Она считала, что предотвращает тяжкие последствия для здоровья ребенка, а уже соответствующие органы разберутся, было ли в ее действиях превышение полномочий».


Однако общаться с прессой заведующая поликлиникой не пожелала
Фото: Андрей Гусельников © URA.Ru

Как стало известно, подозрения у заведующей вызвали расширенные зрачки и «стагнированная» (как напишет потом главврач больницы) речь родительницы. Евгения действительно говорит несколько замедленно, а в глаза капает лекарство, которое прописали еще полгода назад после ДТП и травмы глаз. 

Возможно, это и навело Казанцеву на мысль о наркотиках. По мнению же Ларионовой, заведующая просто желала отомстить ей за жалобы на врачей, хотела поставить на место родительницу, позволившую себе возмущаться по поводу немытых рук врачей, невыписанных рецептов и пр.

Юрист больницы допускает, что в результате прокурорской проверки кто-то будет наказан, но уверена, что это будет точно не заведующая. «В ее действиях я не вижу никаких нарушений инструкций, — говорит Елена Колесникова. — Она просто высказала свои опасения правоохранительным органам. И следствие будет проводиться, видимо, не в отношении больницы, а других участников этого конфликта.

Надо разделять интересы ребенка, которые на тот момент затронуты не были, и незаконное задержание, удержание — это уже интересы взрослого человека. Разлучение ребенка с матерью тоже производилось не сотрудниками больницы».

Евгения и Алексей наняли юристов и подготовили исковое заявление в суд. 

«Мы будем судиться и по поводу прививки, и по поводу позвонков, и по поводу этого случая, когда у нас забрали нашего ребенка», — говорит Евгения. 

Помимо жалобы в районную прокуратуру, она написала заявление и в генеральную, а также подготовила обращение на имя президента Владимира Путина. В курсе ситуации и Татьяна Флеганова — руководитель ассоциации «Особые люди», назначенная российским детским омбудсменом Павлом Астаховым его помощником на Урале по вопросам защиты интересов особых детей.

В полиции прокомментировали произошедшую ситуацию. «15 января из медицинского учреждения ДГКБ №15 в отдел полиции №15 поступила информация о том, что неадекватная женщина, возможно находящаяся в состоянии наркотического опьянения, угрожает врачам, не отдает ребенка, который находится в тяжелом состоянии, на госпитализацию, что также угрожает его жизни и здоровью, — рассказала руководитель пресс-группы Управления МВД по Екатеринбургу Ирина Бучельникова. 

— На место выехал группа немедленного реагирования. Прибыв на место, сотрудники увидели женщину, которая действительно кричала, ругалась, выясняла со всеми отношения. Ребенка передали врачам (отец остался с ребенком в больнице), а мать доставили в отдел полиции для разбирательства.

В камере для административно задержанных она не содержалась, была поставлена на фото- и дактилоскопический учет и опрошена сотрудниками по делами несовершеннолетних. Никаких протоколов в отношении нее не составлялось, 4,5 часа никто ее в камере не держал. Женщина просто была в сильном стрессе (поэтому врачи и могли подумать, что она находилась в состоянии наркотического опьянения). Когда разобрались в ситуации, гражданку отпустили домой».



Источник


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~LzdVX



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо