Неловкая попытка оправдать службы защиты детей

Поделиться:
15.03.2016
2016-03-15 22-20-41 Скриншот экрана.png

Этот монолог хорошо демонстрирует уровень деформации отношения общества, самих людей, к ювенальной юстиции, к действиям так называемых "служб защиты прав детей". Пришло бы кому-то в голову 20-30-50 лет назад говорить о том, что тесные ботинки - это повод донести на родителей, чтобы забрать детей в фостерную семью (в России называется "социальное воспитание" - ред.) или в детдом?

Русскоязычная девушка, проживающая в Швеции, решила оправдать тамошнюю систему "защиты детей от плохих родителей" Барневарн. 

Служба защиты прав детей действует одинаково во всех скандинавских странах, и русской шведке показалась несправедливой оценка этой системы как бесчеловечной, которую она нашла в одном из роликов про Норвегию. 

В результате девушка невольно не только подтвердила, что детей могут изъять по доносу за обувь не по размеру и увезти в неизвестном направлении на неопределенный срок, но и показала всю суть общественного отношения к этой жестокости.

Она (и, видимо, ее друзья - употребляется "мы"), находят естественным (!) позвонить в социальную службу, так как им кажется, что их товарищи по школе носят не ту обувь, не ту одежду. Характерно, что девушка называет родителей "биологическими", а не родными, как это принято в экстрагуманистическом обществе.

- И какая гуманная система Барневарн! - восхищается она.

- Ведь вернула детей спустя "буквально" несколько месяцев, когда им наконец купили подходящие ботинки! 

Напомним, что телефон доверия как система доносительства широко внедряется в наши школы "Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации." 

В данном случае трудность жизненной ситуации заключалась в том, что обувь была слишком тесной.



Девушка рассказывает: "У нас в школе есть два мальчика, два близнеца. Дети в школу приходили полуголодные. 

Родители покупали одну зимнюю куртку на двоих. То есть мальчики менялись друг с другом: один идет на переменку в зимней куртке, второй идет в такой, весенней, холодной куртке, когда зима, когда на улице -15, в следующую переменку они менялись. 

То же самое с обувью: одна обувь новая, вторая обувь – которая жмет. 

И ребята, эти бедные дети, должны меняться. 

Естественно, ты идешь и ты, естественно, звонишь в социальные службы. 

И если честно, мы все действовали как бы на благо детей, естественно, хотелось, чтобы они остались в семье, но чтобы родители что-то изменили. 

Родители ничего не меняли, и, в конце концов, прошел целый учебный год, пока этих детей не забрали из семьи. Когда детей забирали из семьи, то родители не знают, куда детей отправили - к каким родителям (фостерным - ред.) или в какой город – то есть родители не знают ничего. 

Но самое интересное, что после этого всего прошло буквально три месяца, и уже эти ребята опять вернулись к своим биологическим родителям. 

Почему? Потому что социальные службы продолжали работать с биологическими родителями и пытались их учить жизни, наставить на путь истинный, что вот, вы должны там деньги тратить на детей, вы должны покупать одежду. 

И когда родители показали, что они могут это делать, им вернули опять этих же детей. И теперь мальчики живут."


Поделиться:
Количество комментариев к элементу:  0

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~X7RK6



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо