Ничего личного, только очень выгодный бизнес.

Поделиться:
16.11.2014

  "Маленькие заложники большой политики" - новый фильм НТВ

          
                                   
Чтобы понять для чего шаг за шагом продвигается внедрение ювенальных технологий на российскую территорию, нужно в первую очередь определить в чём, собственно, интерес и кто стоит за этим процессом. Как оказалось, ответ на вопрос, почему несмотря на активное противодействие гражданского общества внедрению ювенальной юстиции, а также вполне внятной позицией Президента РФ Путина, заявившего, что "ювенальная юстиция <...> представляет из себя угрозу вмешательства в дела семьи. Это очень опасная вещь", достаточно банален - деньги. Причём очень большие деньги, суммы исчисляются в миллиардах и именно поэтому те, кто занят внедрением этой системы у нас в стране, ищут любые лазейки, чтобы достичь своей цели.

Норвежский Барневарн является ярким примером того, как работает система и кто обеспечивает достижение своих денежных интересов, эксплуатируя индустрию социальных услуг.

Приведу несколько цитат из статьи "Ювенальная юстиция как бизнес транснациональных корпораций".

Учитывая, что с 1 января 2015 года в России узаконена приватизация сферы государственных социальных услуг, нам необходимо понять, что и кто станет в России приватизировать, в частности, эту искусственно созданную сферу - защиту прав детей под предлогом предупреждения жестокого обращения, социального сиротства и семейного неблагополучия.

Мы часто слышим о Скандинавии, что там бесчинствуют сотрудники органов опеки. Совсем недавно норвежские журналисты, видимо, встревоженные лавиной информации из России о состоянии "детской" сферы Норвегии, стали публиковать интереснейшие материалы о бизнесе на детях.

4 ноября 2014 года в Норвегии была опубликована статья о том, что сфера некогда государственных услуг по защите детей в Норвегии превращена сегодня в гигантский частный многомиллиардный бизнес на детях. И главные действующие лица в этой истории...транснациональные корпорации, которые просто зарабатывают на норвежских семьях и детях. Нетрудно предположить, что в других странах ситуация схожая.

Всего несколько лет назад службы по защите прав детей Норвегии - органы опеки, детские дома, социально-реабилитационные центры - стали активно переходить в собственность глав муниципалитетов и прочих представителей власти. Каждый из тех, кто имел возможность встроиться в бизнес-цепочку, приватизировал государственную или создал свою частную компанию "по оказанию услуг семьям и детям". Эти компании, предоставляя разнообразные услуги "по защите прав детей по предупреждению жестокого обращения и семейного неблагополучия", получают за оказание этих услуг деньги от государства по установленным тарифам.

Иностранные инвесторы вкупе с представителями власти создают свой капитал за счет граждан Норвегии и бюджета Норвегии, фактически из воздуха строя бизнес полного цикла.

В цикл входят следующие услуги:

- услуги контроля за семьей, выявления неблагополучия,

- услуги социального патроната семьи,

- услуги психологической помощи,

- услуги социально-реабилитационных служб,

- услуги службы медиации,

- услуги отобрания ребенка по причине возможного риска насилия,

- услуга размещения ребенка в частном детдоме,

- услуга подбора замещающей семьи,

- устройство в нее ребенка.

Частная прибыль в день за 1 ребенка, попавшего в систему перемещения детей по рынку опекунства, начиная с первого сигнала о возможных подозрениях в отношении семьи, составляет до 25 000 крон, или 125 000 рублей.

В Норвегии 5 миллионов человек. Из них – около 800 000 детей. За последние пять лет семь самых крупных частных игроков на этом рынке заработали 550 миллионов крон чистой прибыли, или 2 миллиарда 750 миллионов рублей. Почти 3 миллиарда рублей на 800 000 детей. 


И теперь представьте, какие перспективы раскрываются перед теми, кто намеревается любой ценой и любыми способами внедрить ювенальные технологии в России! От таких денег они вряд ли захотят отказаться. Итак, давайте  перейдём к тем, кто представляет бизнес в этом сегменте рынка социальных услуг.

Все эти игроки - крупные транснациональные компании. Самыми крупными монополистами на норвежском рынке услуг по защите детей являются созданный банком Bank of America инвестиционный фонд Argan Capital, Великобритания, и Группа компаний Валленберга из Швеции.

С 2003 года мелкие частные компании по уходу за отобранными детьми выросли в большие частные фирмы по продаже услуг по защите детей, а затем они были скуплены крупными транснациональными монополиями.

Самый пик приватизации пришелся на последние 6 лет. Хотя на уровне власти формально говорилось, что только надежные государственные решения смогут стать альтернативой приватизации сферы услуг по защите детей, на деле еще в 2009 году частный бизнес на детских судьбах уже праздновал свою победу. Норвежская газета «Дагсависен» (Dagsavisen) написала в ноябре 2009 года так:

Цитата: «С 2005 года, на местах местные власти стали гораздо больше закупать услуги от частных фондов и частных организаций. Цифра частных производителей услуг по защите детей увеличилась с 9,7 до 14,6 млрд.крон, или с 48,5 млн.руб. до 73,0 млн.руб.. Эти цифры отражены в отчетах местных властей (отчет: KOSTRA-tallene)».

Аппетиты транснационального бизнеса растут (данные Барневарн):

2008 - 44 167 детей, 2009 - 46 487 детей , 2010 - 49 781 детей, 2011 - 52 098 детей, 2012 - 53 198 детей.Это полностью согласуется с данными газеты Dagsavisen, где утверждается, что объемы покупок частных услуг по защите детей у частных органов опеки и попечительства ежегодно только растут.

На примере одного только норвежского города Тронхейм с населением 169 000 человек, можно сказать, что местная власть увеличила за 5 лет свои закупки услуг по защите прав детей и опекунства у частных предпринимателей с 390 000 000 норвежских крон до 554 000 000 крон, или с 1 млрд 940 млн руб до 2 млрд 770 млн руб.

Крупнейшая газета Норвегии Aftenposten пишет: «Защита детей в Норвегии превратилась в миллиардный бизнес... Все, начиная от британского инвестиционного фонда из Лондона до богачей из шведской семьи Валленбергов, поняли, что защита прав детей способна принести миллиардные прибыли. Именно за этими миллиардами и пришли в Норвегию в последние годы крупнейшие транснациональные иностранные финансовые корпорации».


Вы понимаете, что нас ждёт, когда социальные услуги населению передадут в руки частного бизнеса и окончательно коммерциализируют? Ведь именно к этому всё и подводят лоббисты интересов транснациональных корпораций, встраивая ювенальные составляющие в различные законы. Например, с С 1 января 2015 года в России вступает в силу Федеральный закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации». Людмила Виноградова, член Общественной палаты РФ, дала однозначную оценку, охарактеризовав его, как способного вызвать напряженность и раскол в обществе.

"По сути, данным законом легитимируется такое положение вещей, при котором социальные службы и органы межведомственного взаимодействия будут иметь право врываться в наши дома в целях «профилактики и предотвращения». Выявлять причины нашего «неблагополучия» без нашего на то волеизъявления. Что в конечном итоге приведёт не столько к удовлетворению разнообразных потребностей граждан, сколько к расширению поля деятельности поставщиков услуг, обязанных в том числе заниматься социальным сопровождением. А это в свою очередь может привести к массовому изъятию детей по надуманным и зачастую нам совершенно непонятным предлогам" - говорит Людмила Виноградова.

Актуальность противостояния внедрению ювенальных технологий нарастает. Необходимо понимание как в обществе, так и на уровне власти с чем на самом деле мы имеем дело, какое зло рвётся в российскую социальную среду. Сегодня на телеканале НТВ вышел фильм "Маленькие заложники большой политики 2" цикла передач "Профессия - репортёр".

В фильме представлены яркие примеры того, как у российских женщин, уехавших по разным причинам за рубеж, изымаются дети работниками службы опеки без судебных решений. Зачастую это происходит просто по звонку чем-то недовольных соседей.

Меня удивляет недопонимание Астахова, который с одной стороны занимает позицию противника внедрения ювенальной юстиции в России, а с другой стороны явно не замечает (или делает вид), что эти технологии различными путями уже внедряют у нас в стране. Так например, в Печенгском районе Мурманской области с января 2015 года будет запущен властями в лице губернатора Мурманской области Марины Ковтун и губернатором норвежского Финнмарка Гюннара Хённоя в городе Вадсё совместный проект "Семимильным шагом" по защите прав детей. Заявленная цель проекта — повышение качества социальных услуг нуждающимся в помощи детям, улучшение ситуации в сфере защиты их прав в северных регионах. Пилотным районом со стороны Мурманской области станет Печенгский, который затем будет передавать свой опыт другим территориям.
Уже очевидно, что такими "семимильными шагами", если вовремя не остановить, Барневарн может прошагать довольно далеко по нашей стране. Неужели Астахов не понимает, чем всё это сотрудничество может обернуться, тем более что его представитель, уполномоченный по правам ребёнка в Мурманской области Борис Коган, безусловно, в курсе происходящего, поскольку такое сотрудничество невозможно без его участия?

Стоит также обратить внимание на позицию правозащитника Бориса Альтшулера, являющегося активным сторонником внедрения ювенальной юстиции, который не видит в ней ничего плохого. более того, он вполне толерантно относится к тому, что дети, изъятые из семей в западных странах,  могут оказаться помещены в гомосексуальную приёмную семью. А ведь они вполне могут быть российскими гражданами.

Не замечает Астахов и того, что иностранные специалисты проводят различные семинары, обучая продвинутым методам "заботы" о семьях представителей российских социальных служб.
В поисках выгоды Запад готов на всё. Дети попросту превращаются в товар, становясь объектом для зарабатывания денег. Государство, стремясь избавиться от обременения социальной сферы, идёт по пути коммерциализации социальных услуг и тем самым попадает в ловушку, создавая условия для бизнеса на наших детях.

И российское гражданское общество, и власть должны в полной мере осознавать, чем грозит продвижение ювенальных технологий в нашей стране. Только в этом случае мы сможем эффективно противостоять этому злу.



Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~9AzZ0



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо