Победа!

Поделиться:
18.10.2015
ура.jpg
16 октября в Троицком суде Москвы состоялось заседание по делу о лишении родительских прав на двух детей Ручкиной Татьяны. 

Суд отказал опеке: лишения родительских прав не будет.


Подробнее историю можно прочитать здесь:

"Новая Москва: мать ни за что лишают родительских прав"

И здесь:

  "Знаешь, мама, я скучала, или беспредел опеки в Москве"

ал.jpg
Алена и Ваня

Мы приведем лишь несколько выдержек из протокола последнего заседания суда:

   "Представитель сиротского приюта ГБУ ЦССВ «Наш дом»: "Сначала девочка пришла, потом мальчик. 

   Мамой сделан огромный скачок. Мама несколько раз в неделю точно приезжает к детям. Ни разу подозрения в нахождении в алкогольном или наркотическом опьянении у нас не возникал. С мамой мы много раз общались и я, и все наши специалисты. 

   И если после того, как дети попали к нам… мой заместитель выезжал в квартиру и подписывал акт о невозможности нахождения там детей, то мы с мамой поработали… Т.е. раньше мама с детьми была в 9-метровой комнате, а вот этот больной дедушка в 20-метровой. По нашей просьбе мама совершила этот обмен жилыми помещениями, был сделан ремонт помещения, где предполагается помещение детей. 

   У мамы с детьми очень большая связь, большая тяга. Дети скучают, конечно, травма у всей семьи. И пошло это всё после смерти отца. 

   Дети очень любили отца. Лена через каждые две минуты в разговоре на любую тему вспоминает папу, говорит о том, какой он был человек. Вообще на сегодняшний день политика страны в целом в том, чтобы не забирать детей, а сделать всё возможное, чтобы дети остались в семье с родной мамой. 

   Никакой самый лучший детский дом не заменит маму. 

   Поэтому когда дети вернуться в семью, а мы в это верим, и семью будем сопровождать далее. Это наша задача и наша работа."

Опрос детей:

   "Суд: Это у нас Алена Алексеевна, правильно?

   Ручкина Алёна: Да.

   Суд: Скажите суду, Алёна Алексеевна, когда вы попали в «Наш дом»

   Ручкина Алёна: 26 марта 2015 года.

   Суд: В связи с чем вы были туда помещены?

   Ручкина Алёна: Когда умер папа 7 марта, мама начала выпивать со срывом. Меня забирали с угрозой: мне сказали, что если ты не поедешь, то твою маму лишат родительских прав. И было сказано, что если я захочу, то меня опять отдадут в семью и сказали, что это обычная практика.

   Суд: Алёна, а вот когда мама начала пить, она совсем за вами не приглядывала?

   Ручкина Алёна: Она за нами смотрела, она всегда за нами смотрит.

   Суд: То есть голодными вы не ходили?

   Ручкина Алёна: Нет, мы всегда были одеты и накормлены.

   Суд: Т.е. вы не с великим удовольствием от мамы уезжали?

   Ручкина Алёна: Да, а брата не я уговорила, это опека. Т.е. сказали, что когда я приехала в детский дом, я была в шоке и сказала: «ой, мамочки, я здесь остаюсь», это не мои слова.

   Суд: К маме хотим?

   Ручкина Алёна: Да.

   Суд: Хотим, чтобы маму родительских прав лишили?

   Ручкина Алёна: Нет.

   Суд: Маме верим, что мама бросит пить?

   Ручкина Алёна: Да, органы опеки ей сказали зашиться и она зашилась. И ещё где-то написано, что я маму не люблю. Но если бы я её не любила, я бы ей стихи не писала.

   Суд: Мама вас навещает?

   Ручкина Алёна: Да, она почти каждый день к нам приезжает и нам привозит гостинцы и тем, кто с нами.

   Суд: Ну какие гостинцы она привозит?

   Ручкина Алёна: Она сладости привозит, конфеты, сок.

   Суд: Она говорила, что она вас заберет оттуда.

   Ручкина Алёна: Она сказала, что опека сказала, что отдаст нас после того, как мы вернёмся из лагеря, но хотя бы до конца лета. А потом нас резко вообще перестали даже на выходные отдавать, и мы видимся только в детском доме.

   Суд: Т.е. она туда приезжает?,

   Ручкина Алёна: Да.

   Суд: Домой хотим, да?

   Ручкина Алёна: Да. Добавить можно?
И ещё было написано, что мама 5 раз нам в лагере переводила деньги.

   Суд: Т.е. эти денежные средства вы получали от мамы?

   Ручкина Алёна: Да.

   Суд: Вопросы?

   Представитель Уполномоченного по правам человека: Алёна, скажи, а вот ваши родственники, которые с Вами живут в квартире, они употребляют спиртное?

   Ручкина Алёна: При мне было только на праздники и на 40 дней бабушки.
Представитель уполномоченного по правам человека: Это кто?

   Ручкина Алёна: Это тётя – сестра моего отца.

   Представитель уполномоченного по правам человека: А дедушка?

   Ручкина Алёна: Дедушка, он мне не родной, но он не пьёт.

   Представитель уполномоченного по правам человека: У вас хорошие отношения с ними?

   Ручкина Алёна:Да, с дедушкой хорошие, мы с ним с детства, он мне как родной дедушка.

   Представитель уполномоченного по правам человека: А вот учителя в школе и в реабилитационном центре? У тебя как отношения с ними складывались?

   Ручкина Алёна: В школе у меня плохо отношения с учителями складывались, потому, что такие учителя, они не дают возможности что-то уточнить, не объясняют. А в детском доме там хорошие учителя и воспитатели.

   Представитель уполномоченного по правам человека: Т.е. оценки твои стали здесь лучше?

   Ручкина Алёна: В этой школе да.

   Представитель уполномоченного по правам человека: А ты ходила в группу продлённого дня.

   Ручкина Алёна: В младшей школе, да. А в старшей уже нет.

   Воспитатель хочет что-то сказать?

   Воспитатель: Я работаю больше 20 лет. Сейчас ставиться вопрос о лишении родительских прав Ручкиной Т.З. Я бы хотела сказать несколько слов в её защиту. Потому, что за те годы, что я работаю, на моей памяти.

   Суд: Давайте так, в её защиту вы скажете, когда у меня все лица придут. А что по поводу Алёны скажите?

   Воспитатель: А что именно вас интересует?

   Суд: Что вы хотите сказать? В период нахождения ребёнка с и по?

   Воспитатель: Ну, понятно, когда дети пришли к нам в детский дом, они были, конечно, напуганы: непонятно, куда их отправили, непонятно, что их ждёт.

   Суд: Т.е. радости не было? Они не пришили к Вам – «ой, замечательно»?

   Воспитатель: Конечно, нет. Дети никогда не приходят радостные.
Поверьте, никогда такого не было, чтобы ребёнок пришёл с радостью. Но адаптировались они достаточно быстро, как-то нашли себе и друзей, и в школе у них, со слов детей. в посёлке Киевском не было таких отношений ни с учителями, ни с одноклассниками. 

   Т.е. у нас они более душевную атмосферу обрели, что ли. И оценки стали немножечко лучше, не скажу, что значительно. Потому что какие-то есть, конечно, и пробелы в знаниях, но мы, по мере возможностей, пытаемся их ликвидировать. 
Дети очень тянутся к своей матери, очень тянутся, звонят ей каждый день. 
Если у них, допустим, телефона нет, то они обращаются ко мне, и я даю звонить со своего телефона, я вижу, что это общение благоприятно на них сказывается.

   Суд: А мать к детям тянется?

   Воспитатель: Да, причем более того. Вы знаете, вот то время, что она не могла устроиться на работу, у неё было достаточно много свободного времени, она приезжала практически каждый день. 
Приезжала каждый день, навещала детей, просила разрешение погулять с ними. Она покупала им вещи, у детей нестандартные размеры. И у нас в детский доме не всегда сразу все размеры бывают. 
Она им покупала за свои деньги одежду, вот сейчас зайдёт Ванюшка, вот костюм, в котором он, это мама купила. Она и первого сентября пришла на линейку в школу, с цветами, привезла детям.
Я ей говорю: «Вам, наверное, не очень удобно приезжать, это же надо доехать из Киевского до Внуково». 
А она говорит: «Да вы что?! Это же мои дети!! Это мои дети и как я могу от них отказаться?» И это просто небо и земля в отношении других родителей, которые, знаете, попали, ну и ладно, а эта каждую минуту свободную - она у нас.

   Суд: Хорошо, присаживайтесь. Алёна, поменяйтесь с братом.

   Суд: Ванечка, скажи пожалуйста с мамой хочешь быть?

   Ручкин Иван: Да.

   Суд: Маму любишь?

   Ручкин Иван: Да.

   Суд: Не хочешь, чтобы вас оставили всё время вот там, где вы сейчас находитесь?

   Ручкин Иван: Не хочу, хочу к маме.

   Суд: Хочешь к маме. Как там тебя, не обижают?

   Ручкин Иван: Где?

   Суд: Вот где ты сейчас находишься?

   Ручкин Иван: Ну так, чуть-чуть обижают.

   Суд: Чуть-чуть. Потому что наверное плохо себя ведёшь? Поэтому обижают?
Мальчики тебя обижают или воспитатели?

   Ручкин Иван: Мальчики.
Суд: Ну ничего страшного. К маме хочешь вернуться, да?

   Ручкин Иван: Да.
Суд: А с мамой, когда вместе был, мама за тобой хорошо ухаживала? Кормила тебя?

   Ручкин Иван: Да.

   Суд: Не было такого, что мама тебя бросала, уходила куда-нибудь, а ты голодный оставался, холодный, без одежды ходил?

   Ручкин Иван: Нет.

   Суд: Не было никогда такого?

   Ручкин Иван: Нет.

   Суд: Никто тебя не обижал?

   Ручкин Иван: Дома?

   Суд: Дома.

   Ручкин Иван: Нет, никто.

   Суд: Ну, хорошо. Вопросы какие-то будут?
Нет? Спасибо большое, можешь быть свободен.
У нас психолог что-нибудь скажет?

   Психолог сиротского приюта ГБУ ЦССВ "Наш дом": Дети у нас Алена - с марта, Ваня с апреля. За этот период дети показали, что очень привязаны к своей матери. С большим трепетом ждут встречи с мамой, с большой радостью.

   Суд: Как-то негативно на них сказывается то, что они находятся в этом вашем доме?

   Психолог: Алёна ко мне несколько раз приходила, обращалась по поводу тревожности перед судом и возможности лишения её матери родительских прав. Она очень переживала по этому поводу, очень волновалась, спрашивала как можно этот процесс приостановить, решить в положительную сторону?

   Суд: Т.е. она переживает, да?

   Психолог: Очень переживет, очень не хочет и состояние тревожности её, конечно, не покидает.

   Суд: А Ваня понимает, что происходит или нет? У него как-то негативно сказывается, какие-то спады, он депрессивный?.

   Психолог: Ваня в более ровном состоянии, но он тоже очень переживает.

   Суд: Т.е. они переживают и не хотят?

   Психолог: Да, они очень переживают и не хотят. Мать свою любят, ждут и с нетерпением хотят восстановить свою семью. 

   Вижу, что Татьяна Зинатулловна тоже все действия необходимые предпринимает, она очень часто к нам приезжает и если встречу назначает, то обязательно в этот день она бывает, в отличие от других родителей, которые у нас нервируют детей тем, что обещают приехать, но не приезжают. У нас очень часто такое бывает."

Такие вот опросы.

Спасибо представителям аппарата Уполномоченного по правам человека РФ, представителям Общественного центра по защите прав семьи "Иван чай", адвокату Надежде Гольцовой, сотрудникам ГБУ ЦССВ "Наш дом" за неравнодушное участие, потому что без их участия и помощи Татьяна вряд ли смогла бы отстоять свое право на семью и детей.

   К сожалению, данное дело в очередной раз демонстрирует, что иски опеки рассчитаны на определенную социальную группу людей - на их правовую безграмотность, социальную незащищенность, паралич страха. При вмешательстве со стороны заинтересованных специалистов любое подобное дело разваливается на "раз-два". 

Анна Кисличенко


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~nZqj1



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо