Раввин, муфтий, священник - об изъятии детей

Поделиться:
16.07.2016
един.jpg

После заявления члена Общественной палаты РФ Юлия Зимова о необходимости введения обязательной видеофиксации процедуры изъятия детей из семьи, в обществе развернулась дискуссия. Одна сторона сомневается в том, что данная мера принесет пользу для выяснения истины. Вторая говорит о том, что это все-таки лучше, чем нынешний беспредел сотрудников системы профилактики. 

Но представители духовенства различных традиционных религий России смотрят в корень, даже обсуждая вопрос о необходимости видеофиксации:


Протоиерей Александр Кузин

клирик храма Космы и Дамиана в Шубине


Деятельность органов опеки вообще не присуща нашей традиции. Это калька, причем искореженная, с американского образца, - в Европе люди более разумны. А когда идет бездумное копирование западных образцов, не пропущенное через сознание и через традиции нашего народа, нашей культуры, это очень нам вредит. 

Поэтому мы должны выработать свою концепцию этой службы, иначе мы вынуждены подчиняться чужому видению этой проблемы. 

В первую очередь нам надо не о мелочах беспокоиться, то есть как будет осуществляться видеосъемка, а о том, насколько работа органов опеки соответствует нашей вековой традиции заботы о семье, о ее укреплении, о нашем благосостоянии, о нашем российском социуме. 

У нас только сейчас вспомнили, что существует забота о семье и детях? Тысячу лет разве этого не было? Мы забываем о самом главном: мы - наследники великой христианской цивилизации! И сами разрушаем наши традиции, копируя западные.


Протоиерей Александр Ильяшенко

настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской


Поможет ли видеофиксация? Может, да, а может, наоборот, повредит: если сунуть «видеоглаз» в раковину с немытой посудой, не станет ли это обвинительной уликой против уставшей мамочки, которая решила помыть посуду позже, или поручила помыть ее кому-то из ребятишек, а они заигрались, и поручение не выполнили? 

У нас есть правительство, его работу должна дополнять и отчасти контролировать Дума. Кроме того, есть Общественная Палата, а теперь еще придумали и опеку. Ну, давайте еще чего-нибудь придумаем – и так до бесконечности. Будем и дальше бюрократизировать нашу и без того бюрократизированную жизнь. 

Есть очень хороший принцип - если не можешь сделать лучше, не мешай. На каком основании органы опеки лезут в семьи? Семья должны быть неприкосновенной, и ей нужно помогать. А ее ставят в немыслимые условия, а потом изымают детей. 

Почему семья живет в нужде? Потому что у нас безработица, взвинчивают цены, рыночная стоимость недвижимости раз в десять превосходит реальную. И наряду с этим придумывают все новые способы контроля за простыми людьми, загоняя их в угол или упуская момент, когда помочь действительно нужно. 

Да, бывают случаи, когда родители спиваются. Но они что, пьянствуют с пеленок? Так куда вы смотрели раньше? 

Мы живем в искаженном обществе. Недостойные люди есть везде. И нужно серьезно задуматься над тем, как не допустить жестоких ошибок, того, чтобы люди теряли человеческий облик. А они теряют – это факт. Но исходя из того, что имеются немногие несчастные, которые действительно опустились на дно, таковыми объявляют и всех остальных. Или говорят, что они могут стать такими, - тогда как судить нужно лишь за содеянный поступок, а не возможный. 

Родителей сейчас объявили источником всяческого зла. Не себя, не бездарное построение нашей жизни, а людей, которые пашут с утра до вечера, потому что воспитывать детей - огромная нагрузка. Вот и их и объявляют во всем виновными. У нас основная идея - найти виновного, и все будет хорошо. 

Мы создаем структуры, которые друг друга контролируют, а по сути, противоречат друг другу и мешают. А главное, они противоречат нормальной человеческой жизни. У нас, увы, утрачено представление о том, что такое нормальная жизнь и здравый смысл, поэтому жизнь пытаются поместить в какие-то рамки. И никто не думает о том, что эти рамки ее уродуют. Нам давным-давно пора остановиться и перестать препятствовать нормальному развитию нормальной жизни.


Протоиерей Алексий Кульберг

Настоятель Вознесенского храма города Екатеринбурга, первый помощник правящего архиерея


Забирать детей из семьи - плохо. Забирать ребенка, когда его жизни не угрожают - плохо. Забирать ребенка, когда его отшлепали родители или кто-то решил, что дома грязно, тоже плохо. Этих «плохо» может набраться огромное количество. Если видеокамеры прибавят семье уверенности в том, что ребенок будет воспитываться у папы и мамы, добавят объективности при принятии решения об изъятии, число этих «плохо», безусловно, сократится. 

Я вспоминаю свой собственный опыт жизни в деревне - у нас было очень скромное жилище, с точки зрения гигиены далеко не идеальные условия жизни, а ассортимент продуктов в холодильнике почти повторял то, что росло на огороде. 

Наши гениальные крепостные композиторы, художники и поэты воспитывались в таких условиях, что сегодня детей из таких семей отобрали бы по первому звонку, но они выросли и стали теми, кто во многом создал культурное достояние страны. 

Поэтому я разделяю обеспокоенность Общественной палаты, желание ее членов сохранить детей семье, но убежден: не нужно ограничивать сферы своей деятельности лишь противодействием омбудсменам. 

Нужно заботиться о создании таких условий, чтобы рождалось больше детей, а родители были мотивированы на их воспитание и на утверждение традиционных отечественных ценностей. Если в семье из десяти детей по недогляду погибнет один, девять все-таки вольются в общество. А если в семье из отца, матери и одного ребенка будет утрачен этот единственный ребенок, такая трагедия перечеркнет все усилия семьи, общества и государства. 

Нужно уделять больше внимания ценностям, созидающим семью, и тогда не придется содержать штат профессиональных омбудсменов, вооруженных видеокамерами.


Протоиерей Константин Головатский

священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодёжного клуба "Встреча", председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии


Считаю, решения об изъятии детей должны становиться достоянием общественности, - есть же общественные организации по защите прав не только детей, но и родителей. 

Это так называемые родительские комитеты, другие общественные организации, которые могут дать оценку тем или иным действиям органов опеки и правопорядка. 

А что касается видеосъемки – думаю, все-таки не это решит проблему, а отрицательное отношение к ювенальным законам, которые кто-то лоббирует. Не нужно принимать ювенальные законы, и тогда не придется за кем-то следить. 

Необходимо общественное обсуждение этого серьезного вопроса – если уж принимать крайние меры, свое слово должна сказать общественность. 

Сейчас какая-то информация об изъятии детей, конечно, до нас доходит, но в целом это «тайна, покрытая мраком». Правомерно или нет действуют органы опеки и правопорядка, непонятно. 

А если подключится общественность, все станет прозрачным. Наверное, тогда и органы опеки не будут предпринимать незаконных действий – они просто не смогут этого сделать. 

Зачастую родители не могут себя защитить, потому что им трудно самостоятельно разобраться в проблеме, они не знают юридических тонкостей. А раз решения об изъятии детей вызывают общественный резонанс, значит, именно общественность должна быть задействована.

Священник Андрей Пастернак

Директор Традиционной гимназии, кандидат исторических наук


Бороться с проблемами лучше всего, когда четко сформулированы цели и задачи. 

Поэтому правильнее спросить, в чем смысл действий органов опеки? Выполнять репрессивную функцию вместо того, чтобы оказывать помощь и выражать заботу о семье и ребенке? 

Похоже, что они, как полицейский орган, только наказывают. 

А если ставить им правильную задачу, что они должны помогать и поддерживать семьи, в которых возникают проблемы, и ставить цель не изымать ребенка из семьи, а помогать изменить условия, которые наносят вред ребенку, - то на сотрудников и смотреть будут иначе. 

Их будут принимать как помощников, которые должны оказывать поддержку, менять жизнь к лучшему. Таких механизмов очень много, и надо их запускать с помощью законодательства. А то многие семьи иногда даже не знают, на какую господдержку они могут рассчитывать. 

Важно, чтобы в этих органах работали надежные люди, которые любят семьи и детей и не вызывают отторжения в этих семьях. Кстати, такой опыт есть в органах социальной защиты, где работают как раз замечательные люди. Так что кадровая политика играет важную роль, тогда вопрос о видеофиксации не стоял бы, потому что это доказательство недоверия к органам. Введение контролирующих функций, как правило, не приводит к успеху, - наоборот плодятся контролирующие инстанции. 

А случаев, когда реально надо изымать ребенка, очень мало. И не надо устраивать для этого проверки. Если происходит насилие над ребенком, родители проявляют неадекватность из-за алкоголя или наркотиков, тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что надо изымать ребенка из-за этого, а не из-за немытой посуды.

Священник Стефан Домусчи

кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова.


Видеофиксация, возможно, будет нелишней, но без проявления политической воли и она может не принести пользы. Сейчас в интернете много видеороликов о недостойном поведении тех или иных людей, но что-то я не слышал, чтобы кто-то делал в связи с ними выводы, открывал дела и кого-то наказывал - можно же сделать вид, что этого ролика не было. Хотя, если найдутся люди, заинтересованные в справедливом исходе дела, они смогут как-то решить эту проблему - например, через суд. 

Печально, что в таком важном вопросе - взаимоотношение детей, родителей и органов опеки - приходится ориентироваться не на совесть или закон, а на видеокамеру, заставляя людей осознавать, что их хоть как-то контролируют. 

Это, на мой взгляд, высшая степень деградации совести, когда человек только перед видеокамерой может взять себя в руки и вести как предписано должностными инструкциями и законом. Видеокамерами всего не зафиксируешь, поэтому нужно воспитывать совестливое и честное отношение к своему делу - и в родителях, и в представителях органов опеки. 

А изымать детей из семьи, мне кажется, вредно - хотя я понимаю, что есть семьи, где детям хуже чем где бы то ни было, семьи наркоманов, алкоголиков, или, скажем, насильников. На мой взгляд, должно быть общественное обсуждение решения по каждому конкретному ребенку, возможно, с помощью какой-то площадки в интернете. Этот вопрос не должны решать два-три человека.

Альбир-хазрат Крганов

Член Общественной палаты РФ, муфтий Москвы и Центрального региона России


Я вообще против того, чтобы изымали детей из семьи. Ребенок должен воспитываться и жить с родителями. 

Киноиндустрия, образование, СМИ – все должны работать на формирование традиционной нормальной семьи. Это страшная трагедия, что у нас при живых родителях так много брошенных детей, которые очень часто вырастают и страдают всю жизнь из-за детской обиды. Не должен ребенок быть обделен материнской лаской. 

Мы должны благодарить работников органов опеки за их работу, однако, при всем нашем уважении к ним, уровень их культуры оставляет желать лучшего. 

Они приходят в семьи, уже считая родителей чуть ли не преступниками. Но это же неправильно! Поскольку обращения родителей есть, значит, проблема существует. Видеофиксация применяется у нас в разных сферах, поэтому мои коллеги предложили ее внедрить и в работе органов опеки. 

Немытая посуда и нестиранное белье точно не показатель, что в семье все плохо. 

Да, бывают неряшливые люди, но это не повод для изъятия ребенка. И вообще, кто определяет критерии общей культуры, что в случае обнаруженной немытой посуды надо забирать ребенка? 

Бывает, что родители много работают, не всегда успевают навести идеальный порядок, а бывает безработная и пьющая мать. И это же большая разница! 

И еще хорошо бы привлекать к работе местных священнослужителей, они бы помогали, где-то пристыдили, где-то подсказали. Такие формы общественного влияния тоже надо использовать. Фискальные службы и полиция приглашают священников, а когда вопрос о судьбе семьи и ребенка, то священнослужителей игнорируют.

Фатых-хазрат Гарифуллин

муфтий Тюменской области, председатель Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России


Обращать внимание на немытую посуду и нестиранное белье для того, чтобы изъять ребенка, просто смешно. Как минимум загруженность на работе может повлиять на отсутствие порядка в доме, - что уж говорить о маме-одиночке, которая может просто не успевать. 

Особенно это касается семей, живущих в крупных городах, где надо рано выезжать на работу, домой возвращаться приходится поздно, и надо успеть приготовить ужин, сделать уборку, проследить за уроками ребенка-школьника, например. 

Так что надо относиться с пониманием, когда вовремя не успевают навести порядок. Придираться просто нелепо. 

И что значит несделанный ремонт? Хороший ремонт стоит недешево! 

Не думаю, что видеосъемка поможет охладить пыл особо разгоряченных сотрудников органов опеки. Слежка - это всегда не очень хорошо. 

Тут надо смотреть глобальнее: на работу надо принимать людей, которые действительно будут заботиться о семьях и детях, а не заниматься прессингом. Человек должен соответствовать своей должности. Есть же для этого специальные тесты, беседы с психологами. Не надо брать на такую ответственную работу всех подряд. Здесь недопустима работа непрофессионалов.

Зиновий Коган

Почетный председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России, раввин


Семья - это свято, это самый важный элемент общества. И общество тщательнее всего должно оберегать именно семьи. Да, они неоднородны, совершенно разные, есть социально-бытовое неблагополучие, семейные хронические конфликты. 

Но сохранение семьи – самая важная функция общества. 

У нас в России проблема сиротства имеет очень серьезные масштабы, при этом большинство таких детей - социальные сироты, то есть имеют живых родителей. Так зачем увеличивать эти цифры? 

Органы опеки должны работать совестливо и бережно. Изъятие ребенка из семьи должно происходить только в самом крайнем случае и происходить только через суд. А уж отбирать ребенка из-за немытой посуды – это вовсе ерунда какая-то. Семейное счастье уж точно не в помытой посуде.

Безусловно, надо проводить видеосъемку, приглашать свидетелей, например, соседей. И, повторю, только решение суда должно быть поводом для изъятия ребенка из семьи, а не решение работника органов опеки, который пришел в семью, что-то ему не понравилось и он решил ребенка забрать. 

Думаю, можно было бы расширить обязанности участковых, чтобы они тоже несли ответственность за благополучие семей, то есть они должны знать, чем и как живет каждая семья. Это помогло бы избегать многих проблем.

Лев Райхлин

председатель общественной организации "Еврейская национально-культурная автономия Тульской области"


Видеофиксация действий сотрудников органов опеки и полицейских - это, конечно, неплохо: ведь неизвестно, как ведет та или другая сторона. 

Мне кажется, это остудит и тех, и других. Вопрос в том, кто будет вести съемку? Если это будет заинтересованный человек - тот же сотрудник органов опеки, например, - так он снимет такое, что родителям мало не покажется. 

Мне кажется, в таких случаях лучше брать понятых - соседей. Они живут с этими людьми бок о бок, знают, как в семье обращаются с детьми. 

Конечно, забирать ребенка у родителей из-за немытой посуды - несусветная глупость. 

Может, они просто устали, и помоют ее позже. Самое главное - как они обращаются с ребенком. Сыт ли он, как к нему относится родители? 

Конечно, если квартира больше похожа на хлев, это другой вопрос. Но придираться к мелочам не нужно.

Олег Ефимов

Ответственный секретарь Межфракционной депутатской группы Государственной Думы ФС РФ в защиту христианских ценностей, Координатор Общественного совета группы


Я разделяю озабоченность моих коллег по Общественной палате. Поддерживаю любые предложения, которые повысят ответственность представителей власти и защитят права простых людей - родителей. 

На эту тему не раз высказывались депутаты Госдумы, члены нашей межфракционной группы в защиту христианских ценностей. Выражали озабоченность и представители Русской Православной Церкви, а также лидеры традиционных религиозных общин России. 

Действительно, сложившаяся ситуация ненормальна – не может немытая посуда, незаконченный ремонт и прочие бытовые неурядицы послужить основанием для изъятия ребенка из семьи. 

К тому же если мы повернем зеркало, которое власть пытается поставить перед нами, в ее сторону, мало ей не покажется. Если пенсионеры выйдут на площадь и предъявят свои мизерные пенсии, а также список того, что сегодня можно купить на эти деньги, а правительство посоветует им «затянуть пояса потуже», сказав: «держитесь, денег нет», думаю, общество будет близко к бунту. 

Каждое непродуманное решение власти может не просто обидеть и оскорбить людей, но стать последней каплей в чаше народного терпения, которая ее переполнит. 

Одно дело, когда нас призывают «ужаться», сплотиться и пережить тяжелое время во имя нашего общего будущего, во имя России, и другое, когда затрагивается такая важная тема – дети и возможность изъятия детей. 

Некоторые родители и так переживают из-за того, что у них элементарно не хватает средств на себя и на ребенка. Многие услуги в школе сегодня стали платными – к этому привела одна из реформ образования. Понятно: жизнь сложна и страна переживает тяжелое время....Что же делать в таких семейных историях, как в таком случае быть? 

Уверен, что главной инстанцией в вопросах возможности изъятия детей из семьи должен быть суд, причем вопросы о лишении родительских прав должны рассматриваться особыми судами или особым образом – вроде суда присяжных. 

Необходимо также широко привлекать общественность: представителей общественных организаций (например, так называемый родительский контроль), всевозможные ассоциации, которые сегодня хорошо себя зарекомендовали и активно протестуют против ювенальной юстиции, которую фактически навязывают России. 

Я не хотел бы «кошмарить» ювенальную юстицию, - тем не менее, проблем она создает немало. Ее лоббируют определенные люди, которые делают на этом капитал - в том числе, на усыновлении детей. 

Так что вопросы о решении родительских прав, изъятии детей должны решаться как можно более открыто, с привлечением общественности, а возможно, и представителей традиционных религий - в зависимости от того, какое вероисповедание у родителей. 

Хотя у нас Церковь и отделена от государства, она имеет право быть на этом суде общественным слушателем или экспертом с правом голоса. 

Священник, муфтий, раввин должны иметь право выступить в защиту своего прихожанина, сказав: «Не смейте лишать его родительских прав, это достойный человек, он любит своих детей, но переживает сейчас непростые времена».



Источник: REGIONS.RU

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~LHKhV



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо