Ребенка-гражданина РФ выдают в Финляндию

Поделиться:
14.12.2015
варя.jpg


Это первый случай, когда по рабской Гаагской конвенции Россия выдает в другую страну своего ребенка-гражданина РФ. А также Россия выдает финской стороне ее мать


Судебная эмиграция в страну торжества ювенальной юстиции. 

По решению петербургской Фемиды, трехлетняя Варвара на этой неделе должна покинуть пределы России. Направлением вместе с отцом Владимиром Ушаковым ей предписано взять на Хельсинки. 

А позже, когда оформит документы, в Финляндию предстоит выехать и ее матери Ирине Куликовой. Что примечательно, отдельно взятая судебная экстрадиция касается трех граждан России. Ни у одного из высылаемых в страну тысячи озер второго паспорта не имеется.


ВАРЯ УБЕЖАЛА НА УЛИЦУ


Белые ночи были летом. Черные дни настали в декабре. На часах всего четыре вечера. За окном уже темно. Варя, сидя на коленях у мамы, показывает корреспонденту “Комсомолки” свой фотоальбом.

- Это Лаки, - тычет ребенок пальцем на фотографию песика.

- Я, когда имя для щенка выбирала, думала: “Пускай хоть собака будет Лаки (прим. автора - счастливая), раз мы все - не “лаки”, - вздыхает Ирина Куликова.

- А это Антошка. Я его боюсь, - переворачивает страницу Варя.

Антошкой зовут обезьянку, что Варя видела в цирке на Фонтанке. Персонажи на снимках притягивают внимание ребенка сильнее, чем фон: скупые на краски интерьеры финского социального центра, больничные палаты, съемные квартиры, чистые европейские дворы. В свои неполные три года Варя побывала в большем числе стран, чем среднестатистический россиянин объезжает за всю жизнь.

Родилась она в Хельсинки в 2012 году в канун католического Рождества. Три месяца жила в Норвегии у бабушки с дедушкой со стороны отца. Дальше - у папы в Финляндии. А теперь у мамы - в Петербурге.

- А это мама, - улыбается ребенок снимку. - А Варя убежала на улицу.

В то, что мама не всегда была рядом, дочь отказывается верить.


ЧЕЛОВЕК БЕЗ ИМЕНИ


В семейном фотоальбоме не найти снимков папы. Он не умер. Живет в Хельсинки. Работает ведущим инженером на “Майкрософт Мобайл”. В доме Куликовых его имя произносить не принято. Только фамилию - Ушаков. Но так было не всегда.

В 2009 году Ирина Куликова, защитив кандидатскую по экономике в университете Герцена, готовилась к свадьбе с Владимиром, работающем в корпорации, тогда еще носившей имя “Нокиа”. С ним год назад познакомилась по переписке в интернете. Встречались и лично. После свадьбы договорились жить у него. Увы, семейное счастье продлилось недолго.

Через две недели после родов в 2012 году Ирина попала в больницу с инсультом. А потом с еще одним. Послеродовые осложнения.

- Когда я заболела, мать Владимира заявила мне: “Я не дам ему жить с инвалидом”, - вспоминает Ирина. - У его родителей у самих шесть детей и ребенок инвалид детства. Она сказала, что знает, что такое жить с инвалидом.

После бесед с мамой муж стал вспыльчивым. Однажды поднял на Ирину руку. Она рукоприкладства не простила, обратилась в полицию, которая увезла ее в социальный центр. Вернувшись оттуда, она поняла, что потеряла не только супруга, но и дочь. Владимир увез Варвару в небольшой норвежский городок к бабушке и дедушке. Люди, может быть, и неплохие, но для финского ювенального законодательства обычно считаются чужими для ребенка.

“У русских принято, что бабушка и дедушка играют большую роль в воспитании ребенка”, - позже попросит занести в протокол финский судья. И учтет это в своем решении отдать ребенка Владимиру.


МАМА ВЫХОДНОГО ДНЯ


Бракоразводный процесс длился почти два года. И, как водится в Финляндии, одним судом дело не ограничилось. Сначала Ирине разрешили встречаться с дочерью в социальном центре. Потом дважды в неделю брать к себе домой, потом трижды. В один из визитов Ирина увидела у дочки синяки.

- Ребенок учится ходить, падает, - объяснял тогда отец Варвары “Комсомолке”. - Один раз шишка на голове была. Остальное - на коленках.

В синяках ничего страшного не увидели и в полиции.

Тянулись дни. Шли суды. Ирина продолжала жить одна в трехкомнатной квартире в Вантаа, которая принадлежала Владимиру, и которую он по-джентльменски уступил на время супруге. Сам с Варварой снимал сначала дом напополам с еще одной семьей. Потом переехал в комнату в служебной пятикомнатной квартире. Соседи - мигранты: из Ганы, Малайзии, одна - из России. В социальной службе сочли это “нетипичным случаем”, но не более. Соседи сказали, что ребенок им не мешает.


Александр ГЛУЗ Пока Варя живет с мамой
Фото: Александр ГЛУЗ

- Варя болеет воспалением легких, потом вновь. В третий раз, когда я привела в больницу ребенка, мне сказали: “Еще раз и мы заявим о вас в социальную службу”, - вспоминает Ирина. - И как мне им объяснить, что я - всего лишь “мама выходного дня”.

- При таких обстоятельствах, в России лишают родительских прав, - взглянув на документы, вздохнул адвокат Ирины. И посоветовал увозить ребенка на Родину.

Случай подвернулся год назад. Финская миграционная служба отказалась продлевать визу Варваре. Ирина в один из “выходных дней” собрала вещи, взяла дочь, собаку со счастливым именем, и села на поезд.

Пограничник в “Аллегро” спросил у Ирины:

- Почему у ребенка нет визы?

- Потому и уезжаем, - крепче обняла Варю Ирина.

- Доброго пути, - протянул обратно паспорт офицер.


СУД В ОДИН КОНЕЦ


Психологи страны тысячи озер, в свое время обследовавшие Варю, писали, что ребенок милый, что незнакомых людей боится, но любопытство к ним все равно проявляет. А еще, что она совсем не говорит по-фински. Вердикт российских врачей оказался менее оптимистичным: “психология детдомовского ребенка, такие травмы характерны для детей, родители у которых умерли”. Но, все поправимо.

- Откуда Варе было знать: “Кто такая мама? И кто такой папа?”, - вздыхает Ирина. - Она всю жизнь провела с теми, кого она называет “дядями энд тетями”. Язык у нее перенасыщен англицизмами, потому как в той коммунальной квартире мигранты между собой на нем общались.

В Дзержинском суде, где решалось дело о том, с кем будет жить ребенок, адвокат Ирины грустно пошутил:

- Увидит Варя на улице африканца и побежит к нему с криком: Дядя!”

Судья шутку не оценила. Защита Владимира Ушакова положила на стол Гаагскую конвенцию о похищении детей, которую Россия подписала четыре года назад. По ней выходило, что ребенка, несмотря на гражданство, предстоит выслать в страну, где она прожила большую часть своей жизни. Это Финляндия.

Не помогли Ирине Куликовой ни справки от врачей Варвары, ни заключение психологов, о том, что ребенку лучше с мамой в России. Проигнорировала судья и позицию органов опеки, не прислушалась к словам представителя детского омбудсмена…

В этот четверг вместе с отцом Варя должна покинуть пределы России. А с кем она будет жить, решать будет уже финский суд.

- В аппарате детского омбудсмена мне сказали, что это первый случай в Петербурге, когда российского ребенка высылают из страны, - говорит Ирина.

Судебную экстрадицию она намерена оспорить.


Алексей МАВЛИЕВ

Решение Дзержинского суда Петербурга на руки защита Ирины Куликовой получила 7 декабря



Источник

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~2OAX5



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо