С травмой - в полицию.

Поделиться:
19.07.2015
пал.jpg


В июне месяце этого года случайно уронила дочке пяти лет на прогулке камень на палец руки, на ногтевую фалангу. 

Думали, что просто ушиб, а палец опух сильно. Поехали в травмпункт. Живем в г. Подольске. Там в очереди часа два просидели, потом нас приняли, послали на снимок. 

Снимок показал - перелом. 

Пошли мы гипс накладывать в комнату. Заходит медсестра, средних лет женщина, очень приятная, и говорит нам как бы между делом. 

"Вы потом в милицию обязательно зайдите, мы все сведения им передаем, а чтобы вопросов не было, зайдите, а то он к вам ночью придут, ругаться будут." 

А что, говорю, обо всех случаях передаете? Да, говорит, обо всех. И сказала, что передавали бы тяжелые случаи только, но нет, обязаны все. 

Спрашиваю, а что бывает, когда родители виноваты, детей бьют? Бывает, говорит и такое.

Мы пошли в милицию. Захожу, подхожу к окошечку к дежурному, а он спрашивает: "Как фамилия?" Отвечаю. Он головой чуть кивает и документы мне протягивает: "Пишите заявление, образец вот". И дает образец. 

Стоит отметить, что от выхода из травмпункта до прихода в милицию прошло не больше 15 минут. Смотрю документы. Один лист - объяснительная, а в другой лист - нужно было вписать сведения обо мне и куча ссылок на разные законы с предупреждение за дачу ложных показаний, ответственности и т.д. 

В объяснении я написала, что гуляли, уронила случайно, обратились в травмпункт. От опроса ребенка отказываюсь - эту фразу списала из образца объяснительной. И еще, кажется, что прошу не возбуждать уголовное дело. 

Пока я писала из входной двери милиционер провел по коридору мимо нас несколько человек, один был в наручниках за спиной, или руки у одного были за спиной. Просто потом дочка играла в преступников - впечатление у нее было сильное. Потом я все отдала, эти два листа, дежурный кивнул. 

Я говорю, все? Можно идти?, Да, говорит. И мы ушли. Если честно, несмотря на то, что я юрист и не раз была в судах, меня потряхивало.

И это еще не все. Встретила я тут одну из руководительниц православного центра, которые устраивают разные творческие занятия для детей. Центр находится в центре Москвы, а дети ездят туда из всех концов Москвы. 

Так вот, занятия у них заканчиваются в 8 вечера, иногда, бывает, что задерживаются. В общем, если после 8 часов вечера ребенок едет в метро один, без взрослого, возрастом 10-12 лет, то его останавливает милиция, спрашивает, почему ты один едешь, пойдем родителей у нас подождешь, вызывают родителей, и отдают родителям. С весны этого года уже было несколько случаев у родителей из этого Центра.

Да, помню я, как в первом классе ездила в бассейн на тренировки на другой конец города, переходила две огромные дороги на светофор и ещё шла пешком дворами. Дело было в Мурманске. А тут в метро проехать уже нельзя. Детей на станции выхода всегда встречали родители. 

В общем такие дела.



Татьяна Гречневикова


Комментарий Редакции "Иван Чай": первый случай - с пальцем - благодаря стараниям ювенальщиков, рассматривается в системе межведомственного взаимодействия как потенциально опасный случай из-за возможности жестокого обращения родителей с ребенком. Именно родителей, не друзей по двору, не соседей, не просто хулиганов. 

Инструкции по выявлению фактов жестокого обращения в рамках межведомственного взаимодействия направлены исключительно на выявление жестокого обращения СО СТОРОНЫ РОДИТЕЛЕЙ. 

Как мы видим, информация из травмпункта, куда мама сама привела ребенка для оказания помощи, ТУТ ЖЕ была передана в полицию.

Если бы мама вызвала подозрение или не смогла бы убедить, что травма ребенка - результат несчастного случая, то было бы заведено уголовное дело по факту жестокого обращения, и маме, чтобы не попасть под статью, пришлось бы доказывать, что она не виновата и что она должным образом исполняет свои родительские обязанности и следит за безопасностью ребенка.

Если бы мама в тот день пришла с корпоративного праздника, и от нее бы немного пахло спиртным, то это значительно усугубило бы ситуацию.

Второй описанный случай относится в так называемому "выявлению безнадзорных детей и детей, оставшихся без попечения родителей" также в системе межведомственного взаимодействия разных служб. 

Безнадзорность нельзя путать с беспризорностью. 99% детей, которые относятся к категории социальных сирот и находятся в приемных семьях или детдомах, были изъяты из школ, собственных квартир и домов как безнадзорные - из-за недостатка контроля родителей или недостатков воспитания и ухода, на чей-то взгляд.

Это совсем не означает, что у этих детей нет мам, пап, бабушек и дедушек. Просто сотрудникам ювенальных органов может показаться, что за ребенком ведется недостаточный контроль и потому он в опасности.

Мы хорошо знаем, во что уже превратилась ювенальная система Запада. Хотя еще совсем недавно в той же Финляндии было точно такое же, как и у нас в стране, отношение соцслужб к семьям и родителям - надо помогать. Но после того, как в разных странах были расширены критерии того, что может считаться потенциальной опасностью для ребенка, постепенно стала критически нарастать масса случаев необоснованного изъятия детей. 

Только потому, что соцработнику самому не хочется нести ответственность за то, что МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ, если он сейчас не предпримет никаких мер. И в результате выявление неблагополучия или жестокого обращения приобретает форму "лучше отобрать, мало ли что". Тем более, что за это хорошо платят и тем, кто отбирает, и тем, кто выносит экспертные заключения, и тем, кто работает фостерным приемным "родителем". 

А ведь есть еще ждущие детдома, получающие подушевое финансирование, есть семьи гомосексуалистов, жаждущие усыновить выношенное кем-то дитя...

Поэтому, например, в Великобритании часты случаи, когда даже совсем маленьких детей отбирают "в связи с потенциальным риском психологического насилия в будущем". Потому что показалось, потому что бизнес...

Поделиться:
Количество комментариев к элементу:  1

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~TfQ6b



комментарии

  • Марина

    25.07 20:27

    Несколько лет назад у знакомой моей сестры, живущей в Москве, произошло несчастье. Из детской комнаты в торговом центре пропала семилетняя дочь. Воспитатели ничего не видели, на камерах ничего не было. Прошла неделя. Маме звонит дочь со слезами "ты что, про меня забыла?" На вопрос, где она находится, дочь с удивлением отвечает, что в игровой комнате того самого ТЦ. Приехали. Дочь живая, начали расспрашивать, что помнит, где была (ничего не помнила кроме игровой комнаты), как себя чувствует. В ответ - спина болит. Подняли кофту, а там шрам. Ребенок остался без одной почки. Хорошо, что хоть выжила. Виновных не нашли. А в метро в толпе ездить еще опаснее в нынешнее время.

    Ответить

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо