В защиту изъятых детей Семочкиных.

Поделиться:
24.04.2015
qU4JknLMYkk.jpg
Письмо Руслана маме из больницы.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО
Главе Департамента социальной защиты
города Москвы 
Петросяну Владимиру Аршаковичу

Уважаемый Владимир Аршакович!

Вы всегда говорите, что главная задача Департамента социальной защиты населения Москвы в сфере защиты прав детей - это сохранять кровную семью. Но в реальности дела обстоят совсем не так. Видимо, органы опеки Москвы, в частности, опека Люблино не разделяют позицию сохранения семьи и действуют вразрез с политикой государства.

В то время, как в Государственной Думе РФ обсуждается предложение вернуть почетное звание "Мать-героиня" тем матерям, что родили 5 и более детей, в Общественный центр по защите семьи и традиционных ценностей "ИВАН ЧАЙ" обратились родственники многодетной семьи Семечкиных, из которой в день государственного праздника Международный Женский день 8 марта 2015 года было изъято шестеро детей.

Детей Семочкиных изъяли из собственной квартиры в районе Люблино гор.Москвы по акту о безнадзорности (как выяснилось через месяц) и по подозрению в жестоком обращении родителей.

8 марта мать готовила праздничный стол, порезала торт, собиралась позвать детей. Но праздник нарушил старший сын Руслан, страдающий психическим расстройством. Ему срочно понадобилось купить кроссовки и планшет. На отказ сделать это тут же, Руслан обиделся, впал в агрессию, потом убежал раздетый из дома. Мать пошла его искать, но не нашла. Руслана встретила соседка, он наговорил, что мать его избила. Соседка вызвала полицию, увидев на его теле ссадины. 

Когда мать, не найдя ребенка, вернулась домой, ее уже встретили сотрудники полиции и не позволили войти в квартиру. Никаких документов о причинах изъятиях матери и отцу детей до сих пор не предоставлено. Мать и детей увезли. Гражданский муж Виктор, он же - отец троих детей, в тот день был на работе до позднего вечера. 

Потом Руслан, убежавший старший сын, признался, что он сам себя поранил, что наговорил на мать, что он бил и толкал детей, подозрения в жестоком обращении не подтвердились, но детей уже более месяца безосновательно продолжают удерживать в госучреждениях. Это происходит несмотря на критическое ухудшение физического и психического состояния детей, несмотря на многократные заявления матери и отца о возвращении детей в семью. 

рус.jpg
Руслан теперь испытывает глубокое чувство вины,
пишет маме письма и открытки с мольбой о прощении.

Подозрения на жестокое обращение не подтвердились, но сотрудники опеки Люблино подали иск в суд и хотят ограничить родителей в правах на нелепых основаниях, построенных на их клевете, домыслах и субъективных суждениях.

В настоящий момент нашу глубокую большую тревогу вызывает психическое состояние всех детей, изъятых из семьи: объективно у всех детей критически с каждым днем ухудшается психическое состояние из-за глубокой травмы разлучения с родителями. 

Старший Руслан был из детской больницы №21, куда он был помещен первоначально, был переведен в детскую психиатрическую больницу №6.

Виктория и Антон Семочкины были также позднее переведены из социально-реабилитационного центра "Отрадное" в детскую психиатрическую больницу №11 в Медном-Власово МО в связи с тем, что персонал "Отрадного" зафиксировал критическое ухудшение их психического состояния. 

сем 2.jpg
Четверо детей еще все вместе в "Отрадном"

Средние дети Надежда и Антон также были переведены из социально-реабилитационного центра "Отрадное" в психоневрологический санаторий №28 также в связи с тем, что психическая травма привела к ухудшению психического состояния.

сем 3.jpg
Это Надя и Костя 
уже в психоневрологическом санатории.

Мы искренне не понимаем: кому выгодно делать из детей инвалидов? Ведь очевидно, что чем дальше, тем детям будет хуже. Мы не понимаем позиции органов опеки, которые, наблюдая такую картину, не предпринимают ничего в реальных интересах детей и сохранения семьи, демонизируя мать и отца, а лишь ухудшают ситуацию.

Они почему-то упорно считают, что в пребывание в психушке гораздо полезнее детям, чем в семье с родной матерью и отцом. Это такая у нас теперь "защита прав детей"?

Младшую годовалую Кристину из больницы вообще почему-то поместили в единственный закрытый Дом малютки в Москве, куда родным запрещены посещения, но зато разрешен доступ потенциальным усыновителям. Будто бы туда помещают детей, отобранных по акту о безнадзорности. Но у ребенка есть мать и отец, которые не ограничены в правах: какое право кто-либо имеет не допускать их до их ребенка? Известно, что она сейчас болеет с высокой температурой. На лбу у нее появились царапины.

кри.png

До этого Кристина была в больнице, куда мать пускали лишь на 5 минут, для чего той приходилось ехать полтора часа в одну сторону. Кристина уже почти месяца живет в ограниченном мире детдомовской кроватки с парой игрушек.

Последствия для психики малышки Кристины вообще трудно предсказать, но, по мнению наших экспертов, они явно приведут к серьезным нарушениям в развитии в будущем ввиду пережитой травмы.

Много претензий и с точки зрения закона, и с человеческой точки зрения вызывают действия сотрудников органов опеки Люблино и действия всей системы "защиты прав ребенка". Мало того, что родителям в течение долгого времени не предоставляли никакой информации о том, куда помещены изъятые у родителей дети, сотрудники намеренно вводили родителей в заблуждение, неоднократно оказывали на родителей психологическое насилие, позволяли себе разговаривать с родителями на "ты", на повышенных тонах, унижающими человеческое достоинство. Со стороны опеки за все полтора месяца не было сделано ни единого шага, направленного на улучшение ситуации, на сохранение семьи. 

Сотрудники опеки почему-то считали для себя допустимым по телефону кричать даже на родную бабушку детей, проживающую в Тамбовской области, на других родственников. Надо заметить, что все родственники подтверждают, что Светлана - хорошая мать, любит и должным образом ухаживает за своими детьми, в квартире все чисто и аккуратно, все знают и могут подтвердить, что она в бытовой жизни никогда не употребляет алкогольные напитки, за исключением дней официальных государственных праздников: Новый Год, 8 марта и т.п.. В семье хорошие отношения. У Светланы и Виктора есть небольшое нарушение артикуляции.

Нынешние отношения между органами опеки и родителями в Москве можно назвать игрой втемную: правила игры знает только одна, сильная, сторона. И это не родители. Родители оказываются полностью бесправны и бессильны, попав в трудную ситуацию и не имея финансовой возможности нанимать адвоката за 150-200 тыс руб., не понимают, в чем их обвиняют, почему у них отобрали детей, как защитить себя от тотальной клеветы и наветов. 

Родители и их родственники не понимают, почему вдруг мать и отец должны оправдываться за свою жизнь, собирать доказательства своей невиновности, заискивать и унижаться, чтобы вернуть то, что дано им по закону Жизни - своих детей. 

Их вынуждают подписывать направленные против них же документы, оказывают сильнейшее давление. В частности, сообщив, что ее лишат родительских прав, мать, всю в слезах, принудили написать заявление о том, что она хочет лечиться от алкоголизма, а детей на три месяца просит поместить в госучреждения. Матери сказали, что только так она сможет вернуть детей. Заявление, конечно, она потом отозвала, потому что поняла, что таким образом опека якобы изымает детей по по её просьбе !!!, а ей самой повесят ярлык алкоголика !!!, что фактически является криминальной схемой незаконного изъятия детей по аналогии с рейдерским захватом.

Как вообще в России может функционировать система, когда вернуть детей можно, только оговорив себя? 

Именно клеветой - в постоянном употреблении алкоголя, абсурдными утверждениями об игре в игровые автоматы, в том, что "они теперь радуются, что у них забрали детей и пьют" - сотрудники опеки фактически травят Светлану Семочкину. Отец младших детей, Виктор, действительно иногда употребляет алкоголь, но в такой же степени, как это делают обычные мужчины в России. Доходит до абсурда: в один и тот же день сотрудники опеки обвиняют Светлану в том, что она пришла к ним пьяная, но потом, в этот же день, с ней встречаемся мы и их родственники, и все видят, что это ничто иное как оговор. Но это не мешает сотрудникам опеки строить свои нелепые обвинения на образе "матери-алкоголички".

дальнереч.jpg
Это неблагополучная квартира в гор.Дальнереченске.

семо.jpg
Это квартира семьи Семочкиных в Москве.

Светлана - сирота, воспитанница детского дома, которая прошла огромный путь от ужасов своего жестокого детства и юношества до создания своей семьи, уютного дома. Виктор, ее гражданский муж и отец троих младших детей, помогает ей со всеми детьми. Он не имеет возможности работать на постоянной работе, работает по договорам, так как ситуация с 6 детьми постоянно вынуждает его быть на подхвате, особенно в случае болезни кого-то из детей.

Все родственники подтверждают, что Светлана любит своих детей, дети - это смысл ее жизни, она не считает свою многодетность обузой, ухаживает, одевает, кормит, лечит своих детей. Старшие имеют проблемы с задержкой развития, особенности поведения, которые, как допускают эксперты, могут быть связаны в том числе и со схемой назначенных им препаратов. Но помня ужасы своей жизни сироты, Светлана будет до последнего бороться за своих детей, но не даст их в лапы госсистемы. Все дети очень привязаны к матери, отцу и к друг другу и сейчас сильно страдают.

То, что дети в настоящий момент находятся в разлуке с матерью, ведет к крайнему ухудшению их состояния здоровья, на что мы просим обратить особое внимание. Возможно ли в подобной ситуации говорить "о защите прав несовершеннолетних и действиях в их интересах"? Каждому здравомыслящему человеку понятно, что нет.

Это далеко не полный список претензий и нарушений прав, которые накопились у общественных помощников этой семье и у самих родителей. Таких фактов много. Но их семья, как и любая другая, абсолютно бессильна перед хитросплетениями и кампанейщиной системы межведомственного взаимодействия. 

Особенно когда включен манипулятивный механизм договора о социальном патронате, который вынудили заключить Светлану. Поскольку в результате регулярно проводимых осмотров жилого помещения, где проживают Семочкины, в рамках договора соцпатроната Светлане Семочкиной не было предоставлено на подпись НИ ОДНОГО АКТА, то в сложившихся условиях мы допускаем даже вероятность подлога. Никакой индивидуальной программы реабилитации семьи Светлане Семочкиной также представлено не было, тем не менее звучат обвинения в том, что она ее не выполнила.

31 марта 2015 года уже было подано исковое заявление на ограничение прав Семечкиной и Новикова, но до сих пор им даже не пришла повестка в суд, хотя предварительное заседание должно состояться 23 апреля. Им до сих пор не были предоставлены копии протоколов Комиссии по делам несовершеннолетних 10 и 24 марта, хотя они неоднократно их запрашивали, в которой, кстати, не участвовал представитель прокуратуры, хотя по закону копии протоколов должны были направить в 3-дневный срок. Поэтому их даже невозможно было опротестовать.

Отдельно надо сказать, что ни на одно заявление Светланы в органы государственной власти не было получено ни одного ответа, хотя все сроки, установленные законодательством, давно истекли.

В настоящий момент органы опеки и попечительства района Люблино направили иск в суд на ограничение родительских прав Светланы Семочкиной и Виктора Новикова, проживающих по адресу: Москва, ул.Маршала Баграмяна, .... Иск был подготовлен еще в марте. Светлане и Виктору даже не направили повестку о необходимости явиться в суд 23 апреля.

Есть ли у родителей в России вообще какие-то права? Почему чиновники от детства действуют вразрез с политикой Президента, с политикой страны?

Просим Вас, уважаемый Владимир Аршакович:

- взять под личный контроль дело этой семьи и приложить все усилия, чтобы дети, ради сохранения их здоровья и даже жизни, вернулись к родителям, и семья была сохранена.

- просим провести проверку по вышеуказанным фактам и наказать виновных должностных лиц.

Со своей стороны мы и другие общественные организации по защите семьи готовы помогать в дальнейшем семье и оказывать необходимое социальное, медико-педагогическое, юридическое сопровождение. 

Хотя становится очевидней, что с каждым днем пребывания детей в разлуке с семьей все больше и больше усилий и средств понадобится на их восстановление.

Члены правления
Общественного центра по защите семьи и традиционных ценностей "ИВАН ЧАЙ"

Председатель Жгутова Э.Ю.
член Общественного совета по традиционным ценностям
при Уполномоченном по правам детей РФ

Группа "Верните шестерых детей Семочкиных" вКонтакте.

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: http://ivan4.ru/~tBREK



Чтобы оставить комментарий, вам необходимо