Анализ Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (Родительские университеты)

Поделиться:
28.12.2016
родитен.jpg


Анализ Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (Родительские университеты).

14 декабря 2016 года Комиссия по развитию науки и образования Общественной палаты РФ провела общественные слушания «Образовательные программы для родителей как часть комплексной общественно-государственной системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей». 

В ходе общественных слушаний участникам был предложен проект «Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей», подготовленный Институтом образования Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

ПРИМЕЧАНИЕ. Текст Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (далее - Концепции), представленной на слушаниях в Общественной палате 14.12.2016, отличается от текста Концепции, размещенного на сайте Ресурсного центра Родительского университета Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», согласованной Заместителем директора Департамента управления программами и конкурсных процедур Министерства образования и науки, по своему содержанию. 

РВС представляет анализ обоих текстов, с приведением цитат и их источников. 

Поскольку тексты отличаются друг от друга в большой степени по техническим характеристикам, в то время как внутреннее принципиальное и стратегическое содержание их идентично, то анализ рисков, выводы и предложения РВС едины для обоих текстов. 

Часть I. Риски и некоторые спорные элементы в Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (Родительские университеты) 

1. Риск негативной эффективности (обратный результат) воздействия образовательных программ. 

Согласно содержанию Концепции, образовательные программы для родителей будут в первую очередь направлены на оценку эффективности (она же «самоэффективность») и компетентности, а не на помощь и поддержку родителей. Цитата из текста Концепции, размещенной на ресурсном центре (https://ioe.hse.ru/modernchildhood/rodituniver): 

«Факторный анализ показал, что можно выделить несколько областей родительской самоэффективности, на которые стоит нацелить образовательные программы для родителей: 

1) общая оценка своей готовности и способностей решать проблемы с ребенком в случае их возникновения; 

2) общая удовлетворенность ролью родителя; 

3) оценка способностей проводить время с ребенком с удовольствием; 

4) оценка способностей регулировать поведение ребенка». 

В обильном использовании терминов «оценка», «эффективность», «компетентность», «ответственность» видна общая направленность Концепции. В тексте Концепции, представленном в Общественной палате, данных целей не содержится, но в нем также отмечается активное использование данных терминов. 

Отношение к родителям с позиции оценки родительской компетентности априори содержит в себе и осуждение, т. к. на одном конце оси координат располагается компетентность, а на другом — некомпетентность, там, где говорится об эффективном поведении, эффективных родителях, обязательно подразумевается и наличие неэффективных родителей. 

Вовлечение родителей в жизнь с такой системой координат, в систему оценок и осуждения может стать источником стресса, чувства вины и неуверенности родителей. Важно понимать, что любой родитель периодически испытывает чувство вины и неуверенности в своих силах, родитель всегда уязвим, а принцип оценивания может значительно усилить эту неуверенность и чувство вины. 

2. Спорной представляется также одна из заявленных целей, на которую, по мнению авторов Концепции, должны быть направлены образовательные программы, а именно «оценка способностей проводить время с ребенком с удовольствием». 

Воспитание ребенка — это подчас тяжелый труд, сопровождаемый негативными эмоциями (требование делать уроки, отказ покупать игрушки и есть сладкое перед обедом) как со стороны ребенка, так и со стороны родителей. Эти негативные эмоции с одной стороны неизбежны, а с другой — важны для эмоционального развития ребенка. Без фрустрации невозможен процесс развития и становления эмоциональной зрелости. 

Конечно, положительный эмоциональный фон важен и к нему надо стремиться. Однако родительские требования часто идут вразрез с импульсивными желаниями ребенка, а потому для формирования способности регулировать поведение ребенка родителю, прежде всего, нужна твердость и последовательность, умение сохранять уверенность в собственных силах, несмотря на возможные ошибки, умение выдерживать обиды и другие негативные эмоции ребенка. 

Акцент же на положительных эмоциях и выведение их в качестве критерия самоэффективности может создать у родителей иллюзию, что идеальные детско-родительские отношения — это отношения, наполненные только удовольствием. 

Подобный подход также может вызвать у родителей чувство вины, а попытка свести все к удовольствию может спровоцировать отказ родителей от всех необходимых мер воспитания, сопровождающихся неизбежным неудовольствием. 

Отсутствие в перечне оценок родительской самоэффективности такого важнейшего качества, как умение предъявлять ребенку требования и правила, вероятно, связано с прописанной в Концепции необходимостью следовать иностранным трендам, современным западным ювенальным принципам воспитания, при которых любые попытки что-то требовать от детей, воспитывать в них следование нормам, воспринимаются как насилие над детьми. 

Результатом подобных подходов и целей работы образовательных программ, заявленных в Концепции, может статье усиление чувства неуверенности в себе, ослабление способностей родителей воспитывать детей, родительская растерянность и несамостоятельность. 

3. Риск использования иностранных моделей воспитания. 

В Концепции говорится о необходимости следовать современным иностранным трендам. 

«Основанием для проектирования программ просвещения и образования, основываясь на разнообразии моделей воспитания в разных странах и современных трендах следует признать их направленность на родительскую самоэффективность», - пишут авторы Концепции (цитата из текста Концепции, размещенной на ресурсном центре (https://ioe.hse.ru/modernchildhood/rodituniver). 

В тексте Концепции, представленном в Общественной палате, также подчеркивается необходимость следовать современным иностранным трендам. Вызывает тревогу стремление авторов использовать в качестве теоретической базы современные западные подходы к воспитанию детей. Подобные стремления нам представляются достаточно опасными. 

Современные западные специалисты признаются в том, что новые либеральные формы воспитания, внедренные несколько десятилетий назад, привели к довольно плачевным результатам. 

Так, крупный шведский психиатр, специалист в области психического здоровья детей Дэвид Эберхард автор книги "Дети у власти. Чудовищные плоды либерального воспитания" пишет о том, что дети, выросшие в среде, в которой все воспитание направлено только на предоставление детям возможностей получать удовольствия, вырастают слабыми, неспособными преодолевать трудности. 

«Родители на Западе боятся сейчас всего, полагая, что даже малейшая критика может травмировать ребенка»,- говорит Эберхард. По его мнению, это приводит к тому, что «...В своей психиатрической клинике я встречаюсь с молодыми людьми, которые пришли ко мне потому, что, к примеру, с ними рассталась подруга по причине смерти собаки. У них налицо трудности с тем, чтобы справляться с обычными переживаниями»

Эберхард заявляет, что в Швеции либеральный подход к воспитанию привел к тому, что «...согласно исследованию Pisa шведские школьники лидируют по части прогулов уроков, оскорблений учителей и вандализма». 

Западные подходы к воспитанию, с их активной пропагандой гомосексуализма среди детей самого малого возраста, с их гендерно-свободными детскими садами, в которых детей запрещено называть женскими и мужскими местоимениями, мало соотносятся, а порой и откровенно противоречат традиционным российским семейным ценностям. 

Система воспитания в странах Западной Европы и США оказалась под сильным влиянием ювенальных подходов. 

Так, активное распространение понятия «жестокое обращение с детьми» (под которое может попасть отказ родителей купить ребенку очередную игрушку или запрет есть сладкое перед едой) привело к тому, что родители испытывают страх перед любой попыткой установить какие-либо правила и границы. 

О провале либеральной системы воспитания детей свидетельствует и тот факт, что в США, в Великобритании, Швеции, Германии и других западно-европейских странах за последние двадцать лет в десятки раз выросло применение различных психотропных фармакологических препаратов, корректирующих поведение детей (см., в частности, Lawrence Diller. Why are we seeing a rise in the use of these drugs? http://www.pbs.org/wgbh/pages/frontline/shows/medicating/interviews/diller.html ) 

Использование препаратов выросло именно за счет детей, не имеющих по сути психических заболеваний. 

Получил широкое распространение небезызвестный диагноз СДВГ( Синдром дефицита внимания с гиперактивностью), который ставится, например, по следующим симптомам: «не слушает, когда к нему обращаются», «встает, когда нужно сидеть», «дает ответ, не дослушав вопроса», «не любит ждать своей очереди», «много говорит», «не любит делать домашнее задание» и так далее. 

Многие специалисты справедливо считают, что такое поведение - следствие неправильного воспитания, а не признак психического нездоровья. Тем не менее, вместо воспитательных мер детям выписывают лекарства. 

Тренд подмены воспитания фармакологическим лечением свидетельствует о том, что либеральная ювенальная система воспитания, которая внедрялась в последние десятилетия в западных странах, не только неэффективна, но и разрушительна. 

4. Риск внедрения недоброкачественных и разрушительных программ Концепция предусматривает разнообразные подходы в реализации системы Родительских университетов. 

В частности, в Концепции предлагается предоставлять финансирование образовательных программ и создание содержательной части на откуп сторонним организациям. 

Доступ к программам НКО и благотворительных организаций (в том числе и иностранных), а также принцип сохранения «фундаментальной свободы» и «неформализованности» при их разработке, создает риск появления недоброкачественных и разрушительных программ. 

Авторы Концепции справедливо признают, что информационное пространство наполнено множеством сомнительных теорий относительно воспитания детей. Большими тиражами издаются книги сомнительных авторов. Часто это недоброкачественная продукция, пропагандирующая, порой совершенно противоречивые принципы воспитания. 

Оценка данных подходов в настоящий момент не производится, а это значит, что идеи и взгляды, в них содержащиеся, могут попасть в образовательные программы. Контроля качества реализации программ на местах представляется мало возможным. Это также признается авторами Концепции. 

5. Риск подмены помощи родителям контролем над ними. 

В тексте Концепции, размещенной на сайте Ресурсного центра Родительского университета (ссылка https://ioe.hse.ru/modernchildhood/rodituniver) особое внимание уделяется понятию «ответственный родитель». 

Так, авторы Концепции даже утверждают, что «ответственные» родители — это те, «для которых воспитание детей – профессиональный навык, требующий развития». Таким образом, мы можем сделать вывод, что те родители, которые не захотят проходить предлагаемые родительские курсы и получать «профессиональные навыки», априори относятся авторами Концепции к категории «безответственных» родителей. 

О необходимости внедрения «ответственного родительства» говорится и в тексте проекта Рекомендаций Общественной палаты, представленных к Общественным слушаниям Концепции 14 декабря 2016 года. 

Термин «ответственное родительство» активно продвигался идеологами ювенальной юстиции. Он использовался в Форсайт-проекте «Детство 2030», жестко раскритикованным общественностью за свою ювенальную и антисемейную направленность. 

В Форсайт-проекте, в частности, утверждается, что «структура современной семьи резко тормозит развитие детей», а значит, родителей надо либо сделать «компетентными» и «ответственными», либо, как утверждала руководитель форсайт-проекта Алина Радченко «Обучение родительству должно стать доступным и <...> обязательным. И при соответствующем реформировании органов опеки и социальных служб мы должны будем через какое-то время ставить вопрос об ограничении родителей в своих правах в случае, если они не прошли это обучение. <...> Родительство должно стать профессией». 

Напомним также, что в России такого рода подход к родительству давно продвигается некоммерческими организациями, связанными с Агентством по международному развитию при правительстве США (USAID). Деятельность этой организации запрещена в России, однако теоретические и идеологические конструкты, ею разработанные, продолжают активно внедряться в различные области жизни российского общества. В том числе и в область института семьи, в систему воспитания российских детей. 

В западных странах система обучения «компетентному», «эффективному» и «ответственному» родительству стала настоящим ювенальным институтом. 

Так, например, в Канаде у родителей, не желающих проходить подобные курсы, уже изымают детей, мотивируя это тем, что если родитель не прошел подобных курсов, то он автоматически признается «некомптетентным» и «неэффективным». 

В тексте Концепции, представленной на слушаниях в Общественной палате 14.12.2016, говорится, что для достижения целей создания родительского университета необходимо создание «эффективной межведомственной системы, включающей организации социального обслуживания, медицины...» (стр.5). 

Далее, цитата: «Родители..., не склонные обращаться за помощью к специалистам и литературе, напротив, нуждаются в специально организованном привлечении» (стр. 22). ... 

«Для вовлечения широких групп родителей, и особенно сложно вовлекаемых в процессы родительского образования групп родителей необходимо предусмотреть проведение образовательных мероприятий в различных форматах, к которым помимо перечисленных отнести патронирование, сопровождение семей, организации семейных событий» (стр.24). 

Подчеркнем, что речь здесь идет о мероприятиях для родителей, которые не имеют желания посещать подобные курсы. 

Напомним, что в Федеральном законе № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» под понятием «социальное сопровождение» подразумевается следующее: 

Статья 22.Содействие в предоставлении медицинской, педагогической, психологической, социальной юридической помощи, не относящейся к социальным услугам (социальное сопровождение): 

1. При необходимости гражданам, в том числе родителям, опекунам, попечителям, иным законным представителям несовершеннолетних детей, оказывается содействие в предоставлении медицинской, педагогической, психологической, социальной, юридической помощи, не относящейся к социальным услугам (социальное сопровождение). 

Согласно п. 5 ч. 2 статьи 28 Регламент межведомственного взаимодействия устанавливает: 5) механизм реализации мероприятий по содействию в предоставлении помощи, не относящейся к социальным услугам (социальному сопровождению), а также мероприятий по предоставлению такой помощи. 

Ни в одной статье закона не упомянуто, что «социальное сопровождение» устанавливается с согласия и по заявлению гражданина или его представителя (ст. 7, ч. 2, п. 3, 11; ст. 8, п. 23; ст. 12 п. 9; ст. 28, ч. 2 п. 5). Оно осуществляется «при необходимости», однако не указанно, кто её определяет. Вопрос этот решается на уровне межведомственного взаимодействия, и, значит, сопровождение может быть навязано гражданину. 

По сути, эта норма – дополнительный шанс установить контроль над семьёй. (Юридический анализ представлен экспертом РВС, членом Общественной палаты РФ Людмилой Виноградовой). 

Таким образом, риск внедрения западных антисемейных ювенальных технологий (как в области идеологической, посредством внедрения разрушительных мер воспитания, так и технологически, посредством создания специфического института контроля за семьями) через систему профессиональной помощи родителям в воспитании детей нам кажется весьма высоким, учитывая общую идейную направленность документа (Концепции). 

Часть II. Общий анализ Концепции системы профессиональной помощи в воспитании детей 

«Концепция системы профессиональной помощи в воспитании детей» (далее «Концепция»), предложенная Институтом образования НИИ ВШЭ, обосновывает актуальность создания системы родительского просвещения и образования (Родительские университеты) тем, что «молодые родители оказываются перед необходимостью самостоятельно выстраивать свои родительские стратегии, не опираясь на долгий опыт предшествующих поколений и не имеют достаточных знаний и опыта для осуществления этого выбора». 

Родители РФ (а также будущие родители, потенциальные родители и т.д.) представлены разработчиками «Концепции» объектами, не имеющими собственных представлений об образе традиционной для граждан России семьи, ее структуре, особенностях, ее семейном укладе, а также об образе традиционного гражданина РФ, как объекта семейного воспитания. 

Данное утверждение, на основе которого строится все содержание «Концепции », представители ОООЗС «РВС» считают в корне неверным, спорным и опасным для граждан РФ. 

ОООЗС «РВС» 22.06.15 – 07.07. 2015 года был проведен социологический опрос общественного мнения по вопросам образования АКСИО – 6. Главные результаты опроса можно посмотреть по ссылке http://r-v-s.su/sites/default/files/axio-6_web.pdf). 

Всего опрошено 24506 человек в 75 регионах Российской Федерации. При расчетах выборка была «отремонтирована» по полу, возрасту и городскому/сельскому населению. После «ремонта» выборка репрезентативна генеральной совокупности — населению Российской Федерации старше 14 лет — по полу, возрасту и соотношению городского и сельского населения. Российское общество — и молодежь, и старшие поколения — в целом едины во мнениях относительно того, что должно быть целями образования, хотя молодое поколение, которое и стало «получателем» реформированного образования, успело несколько отравиться его плодами. 

В опросе участвовали просто граждане (принципиально отчужденные от процесса управления обществом и государством) — всего лишь реальные и потенциальные «пользователи» системы образования. Соответственно, их мнения о том, к каким целям должна стремиться система образования в России, — это отражение их представлений о том, что такое человек и как нужно «правильного» человека выращивать, то есть отражение не их специальных знаний, а их базовых ценностей. 

Однако это нисколько не умаляет значение результатов нашего опроса. Потому что те базовые ценности, опираясь на которые люди отвечали на вопросы анкеты, — существуют. И именно они управляют, в конечном счете, поведением и мнениями людей. 

Соответственно, выявленная в опросе картина мнений о целях, которые должна ставить перед собой система образования, — это реальность. 

На первых местах (то есть большинство — «полностью согласны») во всех возрастных группах — воспитание гармонично развитого человека-творца, развитие способностей каждого и передача культуры и системы знаний человечества. 

На последних местах (то есть большинство — «совершенно не согласны»), и граждане всех возрастов в этом совершенно единодушны — подготовка к безопасной жизни, воспитание «успешного» члена общества и «квалифицированного потребителя». 

В середине — самые большие расхождения. И вызваны они в основном целями, связанными с воспитанием «гражданственности и патриотизма», о которых громко заявлено в пункте 3 «государственной политики» Закона об образовании. 

Так вот, судя по результатам нашего опроса, современное российское образование воспитывает граждан в прямо противоположном закону направлении. 

Посмотрите: цель «воспитание настоящего гражданина и патриота» у самых старших имеет ранг 2, а у самых младших — то есть тех, кто полностью или частично «принимал» уже пореформенное российское образование, — ранг 6! А задача «воспитания полноценного гражданина мира», то есть «безродного космополита», как сказали бы в иные времена, у старшего поколения имеет ранг 7, а у получивших «реформированное образование» младших поколений — ранг 5. 

Каким же образом в современном российском образовании соблюдается заявленный в законе принцип «гражданственности и патриотизма», если эффект от этого образования обратный — понижение гражданственности и патриотизма (в сравнении со старшими поколениями)? 

Опираясь на данные опроса и выявленные тенденции понижения гражданственности и патриотизма, считаем крайне важным четко и понятно, максимально однозначно определить содержание предполагаемых к использованию в системе родительского просвещения и образования (Родительских университетов) программ. 

В предложенном к обсуждению общественностью проекте «Концепция системы профессиональной помощи в воспитании детей» предлагается не только представлять родителям возможность получить профессиональную консультационную помощь по запросу самих родителей в случае необходимости у квалифицированных работников системы образования РФ, но и особый акцент делается на необходимости введения тренингов («так и тренинговые занятия, гармонизирующие родительско-детские отношения и формирующие ответственную позицию родителя»), образовательных программ для родителей. 

Система формирования «модели хорошего родителя» и «выстраивание собственной ответственной позиции» родителя предполагает наличие образовательных программ с определенным содержанием. 

При этом СОДЕРЖАНИЕ образовательных программ нигде не определено и не даны критерии отбора подходящего содержания. 

Более того, в тексте «Концепции системы профессиональной помощи в воспитании детей» содержатся отсылки к опоре на опыт «разнообразия моделей воспитания в разных странах и современных трендов… учет странового разнообразия и местных традиций», т.е. предлагается опираться при создании ФОРМИРУЮЩИХ РОССИЙСКУЮ СЕМЬЮ И ГРАЖДАН РФ образовательных программ на опыт ДРУГИХ СТРАН. 

В частности, изучение материалов Ресурсного центра Родительские университеты дает возможность обратиться и к первоисточникам, материалы которых использованы при создании данного проекта. 

Например, 
1. Бандура А. Теория социального научения. [Текст] / А. Бандура. – СПб: Евразия, 2000. – С. 32, С. 85-132. 
2. Bandura, A. (1995) Exercise of personal and collective efficacy in changing societies. In: Self-efficacy in Changing Societies (ed. A. Bandura) [Text] / A. Bandura, pp. 1–45. Cambridge University Press. 
3. Bandura A., Caprara G.V., Barbaranelli C., Regalia C., Scabini E. (2011). Impact of Family Efficacy Beliefs on Quality of Family Functioning and Satisfaction with Family Life [Text]/ A.Bandura, G.V.Caprara, C.Barbaranelli, C.Regalia, E.Scabini // Applied Psychology 
4. Cunningham, C. E. (2006). COPE: Large group, community based, family-centred parent training. [Text]/ C.E. Cunningham. In R. A. Barkley (Ed.) Attention Deficit Hyperactivity: A Handbook for Diagnosis and Treatment. New York: Guilford Press. 
5. Busch F.N., Milrod B.L., Sandberg L.S. (2009). A Study Demonstrating Efficacy Of A Psychoanalytic Psychotherapy For Panic Disorder: Implications For Psychoanalytic Research, Theory, And Practice [Text]/ F.N. Busch, B.L. Milrod, L.S. Sandberg // Journal of the American Psychoanalytic Association. Vol.57. No 1. P. 131-148 
6. Madsen W.C. (1999). Collaborative Therapy with Multi-stressed Families. [Text]/W.C. Madsen. NY: Guilford Press. 
7. Wilson S.R., Gettings P.E., Guntzviller L.M., Munz E.A. (2014). Parental selfefficacy and sensitivity during playtime interactions with young children: unpacking the curvilinear association [Text]/ S.R. Wilson, P.E. Gettings, L.M. Guntzviller, E.A. Munz // Journal of Applied Communication Research. Vol. 42. No. 4. P. 409–431. 
8. Group-based parent training programmes for improving parental psychosocial health (Review) Barlow J, Smailagic N, Huband N, Roloff V, Bennett C. А также разработки российских авторов, развивших теорию социального научения Бандуры А. (Albert Bandura) и т.д., и т.п. При этом ОООЗС «РВС» обращает внимание, что на территории РФ действует Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации". 

В данном указе говорится о том, что: 

«Происходит консолидация гражданского общества вокруг общих ценностей, формирующих фундамент государственности, таких как свобода и независимость России, гуманизм, межнациональный мир и согласие, единство культур многонационального народа Российской Федерации, уважение семейных и конфессиональных традиций, патриотизм» (п. 11). 

III. Национальные интересы и стратегические национальные приоритеты 

30. Национальными интересами на долгосрочную перспективу являются: сохранение и развитие культуры, традиционных российских духовно-нравственных ценностей; 
70. Для решения задач национальной безопасности в области науки, технологий и образования необходимы: повышение роли школы в воспитании молодежи как ответственных граждан России на основе традиционных российских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также в профилактике экстремизма и радикальной идеологии; повышение качества преподавания русского языка, литературы, отечественной истории, основ светской этики, традиционных религий; 
76. Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в области культуры являются: сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества, воспитание детей и молодежи в духе гражданственности; сохранение и развитие общероссийской идентичности народов Российской Федерации, единого культурного пространства страны; повышение роли России в мировом гуманитарном и культурном пространстве. 
77. Основой общероссийской идентичности народов Российской Федерации является исторически сложившаяся система единых духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также самобытные культуры многонационального народа Российской Федерации как неотъемлемая часть российской культуры. 
78. К традиционным российским духовно-нравственным ценностям относятся приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины. 
79. Угрозами национальной безопасности в области культуры являются размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей и ослабление единства многонационального народа Российской Федерации путем внешней культурной и информационной экспансии (включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры), пропаганды вседозволенности и насилия, расовой, национальной и религиозной нетерпимости, а также снижение роли русского языка в мире, качества его преподавания в России и за рубежом, попытки фальсификации российской и мировой истории, противоправные посягательства на объекты культуры. 
80. Для достижения стратегических целей обеспечения национальной безопасности в области культуры реализуются государственная культурная политика и государственная национальная политика, которые направлены на укрепление и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспечение национальной, религиозной, расовой терпимости, на воспитание взаимного уважения народов Российской Федерации, а также на развитие межнациональных и межрегиональных культурных связей. Усиливается координация деятельности заинтересованных федеральных органов исполнительной власти и Российской академии наук по реализации государственной культурной политики. 

В проекте «Концепция системы профессиональной помощи в воспитании детей» не оговорено содержание образовательных программ, говорится только о «широком спектре знаний в области психологии и педагогики детей разного возраста» без уточнения. 

Далее в разделе 6 «Модели организации системы и механизмы профессиональной помощи родителям в воспитании детей» говорится о различных путях реализации ОБРАЗОВАНИЯ родителей, которые предполагают различную степень включенности (в том числе и финансовой) государства в сам процесс, а также степень включенности негосударственных организаций. 

Чем выше включенность государства, тем выше дополнительные расходы из бюджета на организацию данного образования, чем выше включенность НКО, тем меньше затрат для государства, но при этом и контроль за содержанием, качеством, процессом реализации у государства снижается прямо пропорционально затратам из бюджета. 

Соответственно, чем выше включенность НКО в деятельность по ведению тренингов, формированию (т.е. созданию) образа семьи, образа будущего гражданина РФ, тем меньше контроля у государства за качеством предоставляемой услуги, процессом формирования граждан РФ, конечным результатом. 

Существенно повышаются риски потери контроля над процессом, а это прямая угроза БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (см. Указ Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации"). 

Ведь не известно, какую модель семьи будут настойчиво «прививать» российским родителям, граждан какой страны будут воспитывать в данных Родительских университетах, гарантировано ли будет формирование модели семьи с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями. Система же государственного субсидирования образовательной деятельности, выдача грантов и т.д. предполагает отчетность за выполнение государственного задания. Отчетность выражается в предоставлении количества человек, получивших услугу. 

В связи с тем, что организации, выполняющие государственное задание должны будут отчитаться в «человеко-душах» за полученные финансовые средства, возникнет необходимость найти этих людей – родителей. 

Соответственно, возникают риски прямого воздействия на родителей из незащищенных слоев населения (родители, потенциальные родители и дети из неполных семей и т.д.), льготных категорий граждан, семей групп риска и т.д. с целью привлечения их к обязательному образовательному процессу по программам с неопределенным на данный момент содержанием, что недопустимо и нарушает принцип невмешательства в дела семьи. 

В проекте «Концепция системы профессиональной помощи в воспитании детей» предлагаются к ознакомлению результаты опроса, проведенного создателями данного проекта. Внимательное изучение предложенных к обсуждению результатов показывает, что родители в данный момент больше озадачены даже не ответом на возникшие у них вопросы, связанные с развитием детей. 

Родители, принимавшие участие в опросе больше заняты поисками привычных для них специалистов, которые до реформ последних лет в достаточном количестве присутствовали в государственной системе образования, как то: - педагог-психолог, - учитель-логопед, - учитель-дефектолог. 

А также в системе здравоохранения врач – логопед, физиотерапевт и система физиотерапевтической помощи родителям, в том числе направленная на профилактику и лечение нарушений речи, психоневрологических заболеваний и т.д. 

В ходе реформ последних лет в системе образования, направленных на оптимизацию деятельности образовательного учреждения, которая выражалась, в том числе, и в "корректировке" штатного расписания, суть которой сводится к сокращению штатных единиц специалистов психолого-педагогического профиля, возник острый дефицит консультативной помощи, которая ранее предоставлялась родителям данными специалистами. В государственных образовательных учреждениях практически полностью расформирована система Консультативных пунктов, ЦИПРов, логопунктов, лекотек. 

Нагрузка на оставшихся специалистов увеличена в несколько раз, время, отведенное на взаимодействие с родителями, сокращено до количества, не отвечающего даже минимальному запросу родителей. Разрушена система коррекционных учреждений, а также комбинированных образовательных учреждений с целью реализации инклюзивного образования. 

Но инклюзивное образование не обеспечено необходимым профессиональным кадровым ресурсом, соответственно, дефицит необходимой консультативной помощи по вопросам развития, воспитания, образования детей с ОВЗ также возрос. 

Также хотелось бы обратить внимание членов ОП РФ на то, что в январе 2015 года в ОП РФ было проведено мероприятие, по итогам которого вынесены следующие рекомендации «РЕКОМЕНДАЦИИ по итогам круглого стола «Роль системы образования в подготовке молодёжи к созданию семьи и укреплении традиционных семейных ценностей» (https://oprf.ru/files/1_2016dok/rekomen_semeyn_cennosti28012016.pdf). 

В данных рекомендациях также отмечено то, что «будущее нашей страны и наших детей непосредственно зависит от того, сможем ли мы сохранить и возродить традиционные семейные ценности и традиционную культуру семейной жизни народов России, передать их новым поколениям» и рекомендовано, например, следующее. 

« 1. Органам законодательной и исполнительной власти Российской Федерации - обеспечить законодательные гарантии соответствия образовательных программ и деятельности по воспитанию в системе образования традиционным российским семейным и нравственным ценностям, исключить возможность использования в практике обучения и воспитания в системе образования программ, пособий, учебных и методических материалов, противоречащих традиционным нравственным и семейным ценностям, религиозным и нравственным убеждениям родителей несовершеннолетних обучающихся; - рассмотреть возможности обеспечения дополнительных законодательных гарантий соблюдения в системе общего образования права родителей обеспечивать такое воспитание и образование детей, которое соответствует религиозным и нравственным убеждениями семьи». С полным текстом документа можно ознакомиться на сайте ОП РФ по вышеприведенной ссылке. В данном введении представлены только основные моменты, на которые в первую очередь необходимо обратить внимание создателям проекта «Концепция системы профессиональной помощи в воспитании детей». 

Часть III. Предложения Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» 

Эксперты ОООЗС «РВС» провели комплексный анализ предложенного на слушаниях в Общественной палате РФ проекта «Концепция системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей», а также материалов Ресурсного центра Родительского университета (ссылка https://ioe.hse.ru/modernchildhood/rodituniver), изучили материалы участников Общественных слушаний в ОП РФ от 14.12.2016 и считают возможным рекомендовать: 

Доработать проект «Концепция системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей». 

Без внесения правок, определения содержания просветительских, образовательных и консультационных программ считать проект «Концепция системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей» недопустимым к использованию в системе просвещения родителей. 

На основании вышеизложенного ОООЗС «РВС» предлагает: 

1. Определить критерии отбора содержания программ «Родительского университета» с учетом Указа Президента Российской Федерации от 31 декабря 2015 года N 683 "О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации", Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года, в которых говорится о приоритете задач в государственной политике: 
- «сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества, воспитание детей и молодежи в духе гражданственности»; 
- «утверждение традиционных семейных ценностей и семейного образа жизни, возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций в семейных отношениях и семейном воспитании». 

2. Разработать содержание программ просвещения родителей, направленное на реализацию задач по сохранение общероссийской идентичности народов Российской Федерации, основой которой является исторически сложившаяся система единых духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также самобытные культуры многонационального народа Российской Федерации как неотъемлемая часть российской культуры. 

Целями и задачами образовательных программ «Родительского Университета» считать задачи, направленные на сохранение и развитие традиционных российских духовно-нравственных ценностей. К ним относятся приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины. 3. Представляется более эффективным использование принципов «безоценочной поддержки и помощи», а также направленность на «укрепление чувства уверенности родителей в своих силах». Ни один родитель не может избежать ошибок в воспитании детей. Важно укреплять у родителей чувство уверенности в себе, несмотря на наличие ошибок в воспитании. Это важно еще и потому, что сегодняшние родители живут в очень быстро меняющемся мире, в мире, где на детей влияет весьма интенсивный и подчас агрессивный информационный поток. Неуверенный в себе родитель, с неустойчивыми взглядами, мало способен регулировать поведение ребенка, даже если он снабжен самыми прогрессивными теоретическими знаниями. 4. При разработке программного содержания программ просвещения родителей опираться на опыт великих русских педагогов и психологов: Ушинского К. Д., Макаренко А. С., Пирогова Н. И., Одоевского В. Ф., Выготского Л. С. и др. 5. Контроль за содержанием образовательных программ, программ просвещения, консультирования родителей оставить за органами государственной власти. 6. Реализацию системы просвещения родителей проводить в государственной системе образования, используя кадровый ресурс государственных образовательных учреждений. Для этого рекомендуется расширение сети Логопунктов, Консультативных пунктов, ЦИПРов при общеобразовательных учреждениях, учреждениях дополнительного образования. 7. Необходимо исключить из Концепции всю ювенальную терминологию: исключить понятия «ответственные» родители, «эффективные» или «компетентные» родители. Исключить прочие антисемейные составляющие, в особенности изменить сам оценочный принцип, пронизывающий все идеи Концепции. 8. Необходимо также добавить в критерии оценки образовательных программ для родителей такой критерий как «наличие в программах элементов ювенального подхода к воспитанию», а также критерий, оценивающий действия по реализации программ на «наличие элементов, ущемляющих родительские права». 9. Консультативную и образовательную помощь родителям оказывать только по принципу заявительного порядка предоставления образовательных услуг. Это позволит родителям (лицам, их заменяющим) на свое усмотрение обращаться в органы, предоставляющие услуги. И ограничит родителей от нежелательного навязывания предоставления образовательных услуг. 


Эксперты ОООЗС  «Родительское Всероссийское Сопротивление» 
Кульчицкая А. М., 
Тачмамедова Ж.К. 

Приложение: Концепции системы профессиональной помощи родителям в воспитании детей (дата последнего получения текста с сайта Ресурсного центра Родительского университета Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»: 26.12.2016)





Источник

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~AyPZb




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: