Протоиерей Всеволод Чаплин на круглом столе по традиционным духовным ценностям 28 09 17

Поделиться:
13.11.2017

- Интересный разговор; с одной стороны – политический, с другой стороны – мировоззренческий. Некоторые из выступавших считают, что все относительно, что все наши суждения в вопросах ценностей зависят от того, как современные люди смотрят на тот или иной аспект, на те или иные ценности. Но мы, христиане, считаем, что есть ценности вечные и неизменные, потому что они не зависят от того, поддерживают ли их практически люди, и не зависят от того, как к ним относится тот или  иной человек, как к ним относится та или иная часть общества или общество в целом. Есть очень серьезное мировоззренческое различие, нам не нужно его бояться, нам не нужно пытаться разрешить его путем жесткого давления одной части общества на другую, как это происходит в связи с некоторыми  горячими  темами отношений между разными частями общества – верующими и неверующими.

Вот мы, христиане, так считаем. Считаем, что есть ценности, которые остаются вечными, даже если их отвергают все. И тем не менее мы этих ценностей стараемся придерживаться и знаем, что они все-таки остаются неизменными. Несколько слов буквально по теме, которая была предложена сегодня в качестве основной. Наше государство, увы, до сих пор построено на крови. В 1993 году была принята политико-правовая конструкция, которая поддерживалась в обществе не всеми, это произошло в результате жесткого применения силы. Многие идейные направления и многие школы общественной мысли, многие группы населения не были выслушаны тогда, когда принималась эта правовая политическая конструкция, когда она создавалась. И сегодня она должна быть изменена, и изменена, я в этом совершенно убежден, мирным и законным путем, без всяких революций, но так, чтобы все-таки традиционалистская часть общества была выслушана в связи с самыми основами нашего общественного устройства и в том числе в связи с вопросом о ценностях.

Нужна государственная идеология, я в этом совершенно убежден. Не нужно идеологии общеобязательной, но государственная идеология имеет право на жизнь. Более того,  государство без идеологии всегда окажется жертвой сложных современных общественных глобальных процессов, в которых есть нам противостоящие люди – мы прекрасно знаем: у них есть своя идеология, у них есть свой план относительно России, относительно Запада, разных регионов мира. И те, кто нам противостоит, обычно пытаются действовать либо военной силой, как показывают несколько десятилетий последней истории, либо хитростью. Но никогда открыто на идеологическом фронте эти силы не действуют. Им более привычно  достигать целей через манипуляции, а не через прямой спор, потому что прямой спор они проиграют. Они знают, что люди, над которыми они пытаются производить свои манипуляции, все равно будут против. Вот поэтому очень идеологизированные силы пытаются лишить нас права на идеологию. Это очень, очень плохо. Я думаю, что мы должны выступать за честные споры, за формулирование своих целей, за формулирование своих ценностей и за то, чтобы с этими целями, с этими ценностями самоопределяться и выходить на уровень мирового дебата.

Нам нужна нравственная контрреволюция, которая бы справилась с последствием того цинизма и того навязанного нам культа себялюбия, эгоизма, опять же цинизма, который возник не только уже в 90-е годы, а чуть раньше. На самом деле уже в 80-е годы, в конце 70-х, через тех представителей советских элит, которые часто бывали на Западе, нам подкидывали этот чуждый культ. И сегодня он отчасти стал общегосударственной тенденцией. Нам нужно с этой тенденцией справиться, нам нужна контрреволюция нравственная, не просто на уровне слов, но на уровне новых законов. И прекрасно, что эту тему мы сегодня обсуждаем именно в Государственной думе. Вот о чем нужно в этих новых законах сказать? В школе, культуре и СМИ нужно изображать традиционную многодетную и многопоколенную семью как норму. Только такую семью как норму, а блуд и измену как отклонение от нормы. Любая романтизация, любое приукрашивание той беды, которая происходит из-за измены и блуда, должны быть исключены вне зависимости от того, какого уровня художник, писатель, политик, общественный деятель прошлых веков или нынешнего века  выступает за романтизацию или приукрашивание блуда и измен. Этого не должно быть – ни в школе, ни в СМИ, ни в культуре:  позитивного, а тем более романтического изображения блуда и измен. Должен быть абсолютный запрет на анонимность в Интернете. Будем прямо говорить, что это является сегодня основой многих нравственных проблем. Должен быть абсолютный запрет на нецензурную брань в общественном пространстве. И особенно в пространстве культуры должна быть недопустима такая ситуация, когда Шнуров разъезжает по России и матерится со сцены, а ему выписывают символические штрафы, составляющие, может быть, долю процента его гонораров. И происходит это потому, что у этого человека наверняка есть высокие покровители, которые узнают в нем социально близкое явление и социально близкую псевдокультурную матрицу.

Должен быть абсолютный запрет на «обнаженку» так называемую, на пропаганду разврата, на позитивное изображение гомосексуализма и иных половых извращений, на оскорбление религиозных, национальных и патриотических святынь. Есть вещи, которые могут быть названы святыми даже неверующими людьми. Те же памятники, те же символы,  связанные с Великой Отечественной войной, символы государства, символы, связанные с культурами разных этносов, исторические фигуры, особые места, которые связаны с нашей историей, – все это почитается не только верующими, но и неверующими людьми. И осквернение всех этих символов должно быть недопустимо именно потому, что это осквернение убивает дух нации, убивает ее способность уверенно смотреть в будущее и чувствовать себя хозяином своего положения и своей страны.

Меня вчера спросил один журналист, который, насколько я понимаю,  работает на канале «Аль-Джазира»: «Почему вы так много говорите о чувствах верующих?» Я ему сказал одну вещь. Была несколько лет назад ситуация в Москве, когда на юге города стояли представители националистических организаций с лозунгом: мы против курбан-байрама. А около московской соборной мечети стояли мусульмане, и в этот самый момент, когда они там стояли, было взломано три сайта, связанных с мечетью, и была размещена оскорбительная картинка с нецензурной бранью. Представьте себе, что могло бы быть, если бы не некоторая медлительность нашего народа, который не позволил, условно говоря, поднести фитиль к этой пороховой бочке. Просто люди чуть-чуть позже узнали об этой ситуации, чем должны были узнать, судя по чьему-то замыслу. А вот если бы все сработало вовремя, фитиль был бы поднесен, представьте себе, что бы было в Москве. Вот почему мы говорим о важности святынь и религиозных чувств и отстаивании этих чувств, и этому господину, с которым вчера общался, я, кажется, сказал об этом убедительно. Он ответил, что не подумал, что такое может быть. Да может быть.

Нужно говорить всю правду об абортах, в том числе шокирующую правду, так чтобы на всю жизнь она запоминалась, – в школах, вузах, СМИ и через наглядную агитацию. Я понимаю, что это будет действительно  шокирующим опытом для многих людей, прежде всего для тех, кто сам делал аборты. Но нам не нужно этого бояться. Нужно, чтобы в школах и вузах в обязательном порядке говорили всю правду. Так же как всю правду о том, как  становятся несчастными люди, прошедшие через разного рода разврат, прошедшие через половые извращения. И серьезно нужно обсуждать, какой пример семейной и так называемой личной жизни нам дают политические, общественные и культурные деятели страны. Нельзя просто говорить о патриотизме, о нравственности: будь добр сказать на всех уровнях, не грешишь ли сам… И нам не нужно бояться эту тему ставить перед всеми выборами и в рамках всех общественных дебатов. Опять же без излишнего нравоучительства, без революций, без взаимных обвинений. Нам не нужна революция, нам нужна мирная, законная контрреволюция. Но пока в обществе доминирует вот эта волна цинизма, эгоизма и двойной морали, которая появилась у нас в 70 – 90-е годы, ничего не будет. Нам на все наши предложения будут говорить: сиди тихо, а то получишь по башке. Пока так настроенная элита контролирует общественное пространство, ничего не получится. Нужно предъявлять нравственный счет нашим культурным деятелям, нашим политическим деятелям, медийным деятелям. Вот сегодня очень интересный эпизод упомянули. Мы знаем, как в некоторых СМИ реально смотрят на темы общественной нравственности. Нам нужно предъявлять нравственный счет бизнесу, нашим издательским, информационным концернам. Поверьте, они знают, что не правы, знают, что уязвимы, поэтому боятся. Поэтому хвост дергается у этих гидр наших элитных, надо  хвост им прижать и настаивать на том, что все сферы страны должны получать жесткий нравственный контроль и решительное нравственное измерение.

Можно говорить о том, какое значение имеет слово «цензура», вспомнить тяжелую ситуацию в советское время, когда и о Боге нельзя было сказать. Крайности советского периода тоже не нужны, особенно в идеологической сфере, но в сфере нравственной нужна жесткая нравственная политика, я бы так это назвал, и должен быть жесткий законодательный перечень вещей, которые в публичном пространстве недопустимы. Я его, в общем, описал.

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~vQ3xK




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: