КАК КОМИССИЯ ПО ПОДДЕРЖКЕ СЕМЬИ ПОДДЕРЖАЛА АНТИ-СЕМЕЙНЫЙ ЗАКОН.ЭЛИНА ЖГУТОВА.ТЕКСТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Поделиться:
18.01.2020
КАК КОМИССИЯ ПО ПОДДЕРЖКЕ СЕМЬИ ПОДДЕРЖАЛА АНТИ-СЕМЕЙНЫЙ ЗАКОН.ЭЛИНА ЖГУТОВА.ТЕКСТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Комиссия по семье Общественной Палаты РФ принимает положительное заключение на анти-семейный законопроект, а все православные члены комиссии (которые сами себя таковыми называют) голосуют против мнения церкви и Патриарха относительно этого законопроекта. 
В комиссии 8 человек, 6 "ЗА" : "ЗА" законопроект 

С.И.Рыбальченко           
 
Е.Л.Альшанская (вошла в 
рабочую группу по изменению Конституции) 

Ю.К.Зимова                   
 
Л.Д.Шевлякова                
С.В.Бурлаков
 Д.Г.Гурцкая                    
и 2 человека "ПРОТИВ" законопроекта: 

Э.Ю.Жгутова           


 архиепископ Биробиджанский Ефрем   

Сначала предлагалось голосовать за две версии заключения: одна , спущенная Советом Федерации и слегка отредактированная лояльными к закону членами комиссии, а вторая - в редакции А.Швабауэр, полностью исключающая целесообразность дальнейшего рассмотрения законопроекта. 
Затем, увидев серьезное сопротивление членов, которые против , сверстали версию, где в целом проект одобрялся, но с некоторыми поправками.В частности, Рыбальченко внес поправку о необходимости выделения пилотных регионов и обкатки законов на них, а уж потом во всей Федерации.Это равносильно помилованию, когда смертную казнь через гильотину заменяют на отрезание сначала рук и ног , а уже затем и головы. 
В результате сверстали вариант "а в остальном , прекрасная маркиза" (В ПРИЛОЖЕНИИ ), я естественно против .Единственное, что попросила указать свою фамилию в "ряде некоторых экспертов", которые против , чтобы иметь возможность не участвовать в акте национального предательства. 
Если вдруг этого сделано не будет, заявляю здесь: 

"Я ПРОТИВ ЗАКЛЮЧЕНИЯ НА ЗАКОНОПРОЕКТ ПО СЕМЕЙНО-БЫТОВОМУ НАСИЛИЮ КОМИССИИ ПО ПОДДЕРЖКЕ СЕМЬИ,МАТЕРИНСТВА И ДЕТСТВА ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РФ" 

ЖГУТОВА ЭЛИНА ЮРЬЕВНА 

вот текст заключения:

Проект

 

 

ЭКСПЕРТНОЕ МНЕНИЕ

 Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по поддержке семьи, материнства и детства

 

на проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

 

Рассмотрев проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» (далее – Законопроект), размещенный на сайте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, сообщаем следующее.

Законопроектом предлагается регулировать отношения, возникающие в сфере профилактики семейно-бытового насилия в Российской Федерации, в том числе установить правовые основы профилактики семейно-бытового насилия, полномочия субъектов профилактики семейно-бытового насилия, формы профилактического воздействия.

В статье 2 Законопроекта раскрыты основные понятия, используемые для целей Законопроекта. Так, под семейно-бытовым насилием понимается умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления. При этом нарушителем может быть лицо, достигшее восемнадцати лет.

Статьей 3 Законопроекта устанавливается, что правовое регулирование отношений, возникающих в сфере профилактики семейно-бытового насилия, осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 23 июня 2016 года № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации», Федеральным законом от 28 декабря 2013 года № 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» с учетом особенностей, установленных Законопроектом.

Субъектами профилактики семейно-бытового насилия, согласно статье 5 Законопроекта, будут являться:

1) органы внутренних дел;

2) федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда и социальной защиты населения;

3) иные федеральные органы государственной власти в пределах их компетенции, установленной законодательством Российской Федерации;

4) органы прокуратуры Российской Федерации;

5) Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации;

6) Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка;

7) органы государственной власти субъектов Российской Федерации;

8) органы управления социальной защиты населения субъектов Российской Федерации;

9) органы местного самоуправления;

10) организации специализированного социального обслуживания в субъектах Российской Федерации: кризисные центры для лиц, подвергшихся насилию, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи населению, центры экстренной психологической помощи и другие организации специализированного социального обслуживания;

11) медицинские организации;

12) общественные объединения и иные некоммерческие организации, осуществляющие деятельность в сфере профилактики семейно-бытового насилия.

Общая профилактика семейно-бытового насилия в целях устранения причин и условий совершения семейно-бытового насилия будет включать мероприятия, направленные на повышение уровня правовой грамотности граждан.

Профилактическое воздействие предлагается осуществлять в следующих формах:

1) правовое просвещение и правовое информирование;

2) профилактическая беседа;

3) профилактический учет;

4) профилактический контроль;

5) помощь в социальной адаптации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию;

6) социальная реабилитация лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию;

7) специализированные психологические программы;

8) защитное предписание;

9) судебное защитное предписание.

Отдельно необходимо отметить такую новеллу Законопроекта, как институт защитных предписаний и судебных защитных предписаний.

В случае установления факта совершения семейно-бытового насилия должностным лицом органа внутренних дел, к которому поступило заявление или сообщение от лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, незамедлительно выносится защитное предписание.

Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено:

1) совершать семейно-бытовое насилие;

2) вступать в контакты, общаться с лицом (лицами), подвергшимся (подвергшимися)  семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

3) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю.

В дополнение к запретам, устанавливаемым обычным («полицейским») защитным предписанием, судебным защитным предписанием на нарушителя могут быть возложены следующие обязанности:

1) пройти специализированную психологическую программу;

2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации;

3) передать лицам, подвергшимся семейно-бытовому насилию, их личное имущество, документы, если они удерживаются нарушителем.

Рассмотрев вышеуказанные и иные положения Законопроекта, изучив отклики граждан и организаций на Законопроект, а также проанализировав публикации в СМИ, сообщаем следующее.

Домашнее насилие – один из самых латентных видов преступлений. Как правило, об этом становится известно как об уже свершившихся фактах насилия в семье, причем жертвами насильников становятся в первую очередь самые незащищенные граждане – дети, женщины, престарелые, инвалиды. Большинство пострадавших от домашнего насилия обращаются в правоохранительные органы, когда уже становится слишком поздно и здоровью причинён тяжкий вред, либо вовсе не обращаются. Вследствие зависимого положения в семье многие из них просто не способны защитить себя. В силу латентности явления реальные масштабы насильственных преступлений в семье сложно оценить, особенно если учесть и то, что одна из главных особенностей домашнего насилия – это ее систематичность.

Проникая в жизнь семьи, насилие оказывает негативное воздействие и на подрастающее поколение, являющееся самой незащищенной социальной группой. Переживаемые с детства сцены домашнего насилия могут приводить к формированию агрессивного поведения, поскольку семья является важнейшим институтом становления личности ребенка, формирования его неповторимых, персональных качеств. Функциональное состояние организма ребенка находится в стадии развития, и наряду со здоровьем несовершеннолетних негативному воздействию совокупно подвергается нормальное физическое, психическое и нравственное развитие. Преступные последствия таких посягательств – это тяжелые психологические травмы, закономерно оказывающие негативное влияние на всю дальнейшую жизнь ребенка-жертвы.

Вопрос о необходимости принятия закона о борьбе с семейным насилием в последние годы поднимался неоднократно, что обусловливалось отсутствием комплексного подхода к обозначенной проблеме.  В настоящее время общегосударственная политика по борьбе с домашним насилием, механизмы профилактики и пресечения домашнего насилия на федеральном уровне практически не разработаны. Действующие на сегодняшний день правовые нормы могут быть применены уже после совершения правонарушения или преступления и не могут превентивно влиять на сокращение домашнего насилия.

Сотрудники правоохранительных органов фактически не имеют никаких мер воздействия на семейного дебошира до того момента, пока он не совершит насилие. Привлечь его к ответственности за мелкое хулиганство нельзя, так как оно может быть совершено только в общественном месте, которым жилое помещение (дом, квартира) не является.

Учитывая вышеизложенное, понимая важность и актуальность противодействия семейно-бытовому насилию, проект федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» концептуально поддерживается.

Вместе с тем полагаем необходимым обратить внимание на следующие положения Законопроекта, требующие, по нашему мнению, обязательной доработки.

1. В первую очередь требует уточнения определение семейно-бытового насилия.

Определение семейно-бытового насилия в редакции Законопроекта полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. В ситуациях семейно-бытового насилия особенно важна защита пострадавших и оказание им поддержки (социальной, психологической и т.п.) в период подачи потерпевшим заявлений о правонарушении/преступлении, а также в период проверки указанных заявлений (может занимать от 10 дней до 30 суток, а в случае отмены незаконного отказа в возбуждении уголовного дела проверка может занимать несколько месяцев). Таким образом, все потерпевшие, которые ожидают принятия процессуального решения по своему заявлению, лишаются мер защиты и социальной поддержки в самой острой и опасной фазе конфликта.

В случае совершения правонарушения/преступления в отношении нарушителя будет невозможно применить ни одну меру профилактики, предусмотренную предлагаемым Законопроектом (профилактические беседы, специализированные психологические программы для нарушителей и т.п.). Следует также отметить, что в ситуации совершения нарушителем преступлений небольшой степени тяжести (например, умышленное причинение легкого вреда здоровья, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью) не назначаются меры наказания, связанные с лишением свободы, таким образом, нарушитель остается на свободе, но после вступления в силу приговора потерпевший остается полностью беззащитным, так как к нарушителю меры принуждения в соответствии с УПК РФ больше не применяются.

Совершение правонарушений и преступлений в семейно-бытовой сфере требует мер профилактики с тем, чтобы исключить повторное совершение правонарушений/преступлений. В указанной формулировке понятия «семейно-бытовой насилие» меры профилактики, предусмотренные проектом закона, не могут быть применены.

2. Как отмечается в заявлении Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением проекта федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», «проект закона имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект, тем самым, фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь».

В целях устранения указанного замечания Патриаршей комиссии требует уточнения перечень лиц, подпадающих под действие Законопроекта. В указанной формулировке отсутствуют лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но при этом не связаны свойством. Между тем до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% семей проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака. Таким образом, в указанное определение должны быть включены лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство (сожители). При этом важно отметить, что под действие закона не должны подпадать лица, которые хоть и проживают вместе, но не ведут совместное хозяйство (например, студенты, снимающие совместно квартиру и т.д.).

3. Статьей 4 Законопроекта декларируется принцип «поддержки и сохранения семьи» при профилактике семейно-бытового насилия. При этом главным инструментом законопроекта – защитным предписанием – могут быть установлены следующие запреты:

1) вступать в контакты, общаться с лицом (лицами), подвергшимся (подвергшимися)  семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

2) предпринимать попытки выяснять место пребывания лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, если это лицо (лица) находится (находятся) в месте, неизвестном нарушителю.

Обращаем внимание, что данные запреты могут быть установлены сразу «полицейским» защитным предписанием, получение судебного защитного предписания не обязательно.

Объективно понимая необходимость обеспечения безопасности пострадавшего от семейно-бытового насилия, мы в то же время констатируем, что при наличии возможности установления таких запретов «полицейским» защитным предписанием принцип «поддержки и сохранения семьи» при профилактике семейно-бытового насилия не может быть реализован.

Исключение из статьи 4 Законопроекта принципа «поддержки и сохранения семьи» недопустимо, т.к. это противоречило бы концепции проекта.

Критики законопроекта предлагают исключить два вышеуказанных запрета из перечня запретов, устанавливаемых «полицейским» защитным предписанием. С таким подходом сложно согласиться ввиду того, что в таком случае «полицейское» защитное предписание будет полностью дублировать предусмотренное статьей 13 Федерального закона «О полиции» предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, административных правонарушений, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения. По нашему мнению, дублирование этих норм недопустимо.

В этой связи предлагаем обсудить целесообразность наличия в Законопроекте «полицейского» защитного предписания. В качестве решения данного вопроса можно оставить судебное защитное предписание, которым могут быть ограничены определенные права граждан.

4. В соответствии с п. 6 ст. 25 Законопроекта неисполнение судебного защитного предписания нарушителем влечет ответственность, установленную законодательством Российской̆ Федерации. Ввиду того, что действия, которые охватываются понятием семейно-бытового насилия, согласно ст. 2 Законопроекта, в настоящий момент не выделены в отдельное правонарушение, ответственность за их совершение законодательством Российской Федерации прямо не предусмотрена, равно как и за нарушение требований защитного предписания. Таким образом, необходимо прямо прописать в законе меры ответственности за неисполнение судебного защитного предписания. Предлагаемый вариант Законопроекта сводит к нулю эффективность этой новеллы, поскольку не предусматривает никаких санкций.

5. В части 3 статьи 14, части 2 статьи 17, части 1 статьи 24 применен термин «незамедлительно». Считаем, что было бы целесообразно указать конкретные сроки принятия решений или выполнения определенных действий, поскольку термин «незамедлительно» относится к субъективным оценочным категориям.

6. Частью четвертой статьи 25 Законопроекта судебным защитным предписанием на нарушителя может быть возложена обязанность покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Необходимо отметить, что требуется серьезная конкретизация перечня жилых помещений, наличие которых может дать возможность суду обязать нарушителя покинуть место совместного жительства.

Так, обязанность нарушителя переехать в другой субъект Российской Федерации в большинстве случаев будет означать потерю дохода нарушителя и разрыв его социальных связей, что окончательно разрушит семью, сохранение которой ставит себе в приоритет Законопроект.

Полагаем возможным обратить внимание авторов на возможность пробного применения принятого федерального закона в отдельных субъектах и только потом на переход к его применению на всей территории страны. Подобная практика позволяет скорректировать отдельные положения федерального закона в случае, если они показали свою неэффективность. (Предложение С.И. Рыбальченко)

Также считаем важным отметить, что ряд экспертов (Жгутова Э.Ю., Просянок Р.В.) выразили негативное отношение к Законопроекту, заключающееся в следующем:

а) Необходимо исключить возможность двоякой трактовки положений Законопроекта. Текст Законопроекта содержит множество неопределенных норм, в первую очередь – понятие насилия, которое включает в себя такие разновидности, как физическое, психологическое, сексуальное, экономическое насилие. Например, понятие «психологическое насилие» крайне субъективно, что для правового понятия недопустимо. Неопределенная норма права будет и применяться по-разному, в зависимости от субъективного мнения, что в итоге приведет к неравенству граждан перед законом.

б) Для реализации положений законопроекта в его текущей редакции требуется серьезное увеличение штата подразделений полиции. Кроме того, необходимо выделение финансирования для создания и функционирования так называемых «убежищ».

в) В соответствии с Законопроектом абсолютно любые лица могут инициировать охранный ордер (то есть обращаться в полицию) в отношении лица, которое признано правонарушителем. Данная возможность может привести к злоупотреблениям при выявлении фактов насилия.

Помимо этого, полагаем необходимым изложить ряд иных замечаний Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением Законопроекта:

а) Фактически Законопроект направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях (защищающим граждан от реального противоправного насилия).

б) В силу неопределенности норм Законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики», имеющим откровенно репрессивный характер.

в) Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности, «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение. Создается ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований воспользоваться возможностями системы «профилактики семейно-бытового насилия» против своих близких. В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность.

На основании вышеизложенного полагаем возможным поддержать концепцию Законопроекта с учетом высказанных замечаний.

 



ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ СТРАНИЦУ ВК https://vk.com/info_ivan, ЧТОБЫ ПЕРВЫМИ УЗНАВАТЬ СВЕЖИЕ НОВОСТИ! НЕ ЗАБЫВАЙТЕ ПРО "КОЛОКОЛЬЧИК"!

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~8ZLQy




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: