"Комсомолка" поговорила с И.Медведевой и Э.Жгутовой про семью из Зеленограда

Поделиться:
01.02.2017

Татьяна Тельпис,  Комсомольская правда, 31 января 2017

Развязка в этой ювенальной драме будет нескоро. Следователи работают, но ответов на все те же вопросы - что, действительно, происходило в этой семье - по-прежнему нет.

Напомню: Светлана и Михаил Варламовы (фамилия изменена) жили в Петербурге и брали на воспитание детей из интернатов. Не простых - с диагнозами: ВИЧ, ДЦП, синдром Дауна. В сентябре 2014-го Варламовы переехали в московский Зеленоград. На тот момент у них было 15 приемных детей, восемь из которых с рождения стоят на учете в центре антиСПИД. Плюс - родной малыш, сейчас мальчику три года.

В последнее время с Варламовыми жили 12 приемных детей, в том числе - те восемь, с ВИЧ, остальные уже выросли и разъехались. Каждый месяц семья получала по 674 тысячи рублей пособий на всех. По отчетам чиновников и фотоальбому в Инстаграме самой Варламовой, это была не семья - картинка из рекламного буклета. Все счастливы и довольны. А 10 января в садике воспитатели заметили у одного из малышей синяки и кровоподтеки, через несколько часов опека и полиция забрали из семьи 10 детей. Приемный отец - Михаил Варламов - под уголовным делом о побях. По официальным заявлениям московского департамента соцзащиты, ребята признались экспертам-психологам: «папа» их бил, часто, они его боялись.

Светлана и Михаил Варламовы (фамилия изменена) жили в Петербурге и брали на воспитание детей из интернатов Фото: Instagram.com

Светлана и Михаил Варламовы (фамилия изменена) жили в Петербурге и брали на воспитание детей из интернатовФото: Instagram.comtrue_kpru

«Я ДО СИХ ПОР В ШОКЕ»

Ирина Медведева - известный психолог и публицист - была среди этих экспертов. Я предлагаю вам - чистую фактуру в ее изложении.

- Ирина Яковлевна, как вы узнали об этой истории?

- Мне позвонила руководитель информационно-правового центра для родителей «Иван-Чай» Элина Жгутова. Я - один из его основателей. И Элина Юрьевна рассказала, что вот такая ситуация, надо с утра ехать в Зеленоград. Стала разбираться, что же произошло. И утром выехала с совершенно четкой позицией: детей у Варламовых изъяли незаконно и с грубыми нарушениями, надо сделать все, чтобы вернуть ребят в семью. По первому пункту мое мнение не изменилось. По второму пункту отвечу так: от увиденного и услышанного я до сих пор в шоке.

- Вы смотрели перед встречей снимки этой семьи?

- Да, конечно. Но я рассуждаю как специалист, много лет работающий с детьми, в том числе - в сфере педагогики и психиатрии. И могу сказать: ребята Варламовых очень запущены. Проблемы с речью, восприятием информации, практически все очень плохо для своего возраста рисуют. Мне кажется, за те деньги, что получали приемные родители, они могли нанять детям лучших логопедов, педагогов. Тем более, у всех хорошие интеллектуальные возможности, просто с ними явно не занимаются. А мальчик, из-за которого все произошло (у которого заметили побои, - Авт.) - ему шесть лет, но выглядит он максимум на четыре года, ему явно требуется обследование у психиатра.

- Откуда такой вывод?

- Мы предлагали ребятам выбрать игрушки. Там были милые и симпатичные, и монстры: страшные жабы, драконы. Именно этот мальчик выбрал жаб. Его невозможно было оторвать от них. Это только один из звоночков. Я спросила маму - вы этого мальчика показывали психиатру? Она: только психологу, он ничего не нашел. Конечно - ведь это не его профиль.

«ЗЛАЯ ТЕТЯ»

- Допустим. Но давайте по порядку: кто, кроме вас, общался с детьми?

- Нас, психологов, было четверо. Помимо меня - от уполномоченного при Президенте по правам ребенка Анны Кузнецовой, еще двое - из благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям». Мы разделились на две группы, каждая взяла себе по пять детей. Я работала с самыми маленькими - от 4 до 6 лет, три девочки и двое ребят.

Развязка в этой ювенальной драме будет нескоро Фото: Instagram.com

Развязка в этой ювенальной драме будет нескороФото: Instagram.comtrue_kpru

- И что они отвечали на вопрос, бьет ли их папа?

- Боже упаси - им не задавали такие вопросы! Это была непринужденная беседа, в форме игры. Ну например - расскажи о своей семье, с кем ты живешь... И важный момент: никто из ребят не называл приемного отца «папой» - только «дядя Миша». Хотя мы переспрашивали - это папа? «Нет - он дядя Миша!» Многие ребята добавляли - «злой». И да - сами же говорили - он бьет. Девочки даже показали на кукле - вот так по попе шлепает. Мальчики - как бьет ремнем.

- А про маму?

- Маму практически все называли «мамой Светой». Только одна девочка говорила «тетя» и что она «злая». Вообще же, реакция на маму была какой-то вялой, бесцветной, даже глаза не загорались. Чем занимается мама? «Она все время в интернете и не играет». Одна из девочек даже показала ручками, как мама стучит по клавишам компьютера.

- Но послушайте: все эти дети - не просто дети, они детдомовские. У них в подсознании - обида на весь свет, патология брошенности и ненужности. Они могут элементарно врать.

- Могут. Но не все вместе, похожими словами, на любые вопросы. Психолог из фонда Елены Альшанской Инна Пасечник давала очень показательный тест. Она сначала просила ребенка назвать членов семьи, потом рисовала два одинаковых домика и просит малыша выбрать тот, который ему больше нравится. Затем говорит: с кем ты хочешь там жить. Никто из детей не захотел поселить в «свой» домик папу - дядю Мишу. Никто. Еще рисуночный тест: психолог просит ребенка нарисовать свою семью и дает разного цвета фломастеры. Обычно тех кого людят, дети рисуют красным, зеленым цветами. Дядю Мишу рисовали серым или коричневым. Одна девочка - фиолетовым.

- На форумах потом обсуждали: мол, эти эксперты «поверили» ребенку с синдромом Дауна, который даже не разговаривает. Сама же Варламова и возмущалась.

- Да, есть такой мальчик. Но у него были совершенно четкие реакции. Светлана, как мать, должна знать, что эти детки «общаются» именно реакциями. При упоминании папы Миши, парнишка хмурился, сжимал кулачки, издавал такие звуки, означающий недовольство.

Следователи работают, но ответов на все те же вопросы - что, действительно, происходило в этой семье - по-прежнему нет Фото: Instagram.com

Следователи работают, но ответов на все те же вопросы - что, действительно, происходило в этой семье - по-прежнему нетФото: Instagram.comtrue_kpru

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ РОДИТЕЛЬ

- Со Светланой вы общались?

- Да. Еще перед поездкой в Зеленоград - по телефону. И сразу поняла: она - профессиональный родитель. Есть сейчас такая категория. Именно среди вот таких патронатных мам. На каждого ребенка она дала абсолютно сухую, правильную, дозированную характеристику - будьте готовы, что условный Вася врет, а у этого задержка развития и прочее. Ни капли эмоций, ни тени переживания в голосе. Хотя вполне возможно, что она хорошо владеет собой. Я спросила, есть ли у нее медицинское образование, она сказала, что есть, но не уточнила - какое именно. Потом я виделась с ней в социальном центре, где мы работали с детьми. Там она держалась так же сухо.

- Многие теперь задаются вопросом: это вообще реально - физически, психологически - растить СТОЛЬКО детей? Тем более - чужих и серьезно больных.

- Повторю еще раз свою позицию: то, что детей у Варламовых отняли незаконно, - факт. Составили акт о безнадзорности, хотя ребята были в садике, дома и так далее. Не разобрались. Причинили детям невероятный стресс. Но то, что я увидела и услышала - это другое. На мой взгляд, обстановка в семье была, мягко говоря, нездоровой и тоже травмировала ребят, тормозила их развитие. Что касается - реально ли вырастить. Знаете, если это твои дети - или даже чужие - но которых ты искренне любишь, вкладываешь в них душу - почему нет? Но патронатные семьи - они зачастую больше похожи на инкубаторы. Родители получают детей, на которых идут бешеные деньги от государства, которые нередко непонятно на что и куда тратятся. Вопрос по тем же Варламовым: зачем сразу восемь ребят с ВИЧ? Я не знаю. Но знаю, что на сирот с такими диагнозами пособия максимальные, едва ли не под 80 тысяч на каждого. Как эти деньги тратились? Тоже не знаю. Но передо мной были дети с явными педагогическими проблемами, не получающие элементарной реабилитации. Будем ждать выводов следствия.

P.S. В воскресенье Светлана Варламова выложила в соцсеть очередную подборку фотографий счастливых детей. На одном из них - мальчик и девочка, которых им вернули. И подпись к нему: «Помните я рассказывала, как много у дочки разных занятий? Как любила она рисование и музыку? Все, больше не хочет ходить никуда. Боится. Категорически, даже если с ней будут все время свои. Только на горные лыжи согласилась, видимо на открытом воздухе не так страшно, есть иллюзия свободы. Бедная моя девочка, как нагадили ей в душу. Сын плачет во сне. Все руки исколоты после больницы и все время просит пить. Расторможенный весь и боится оставаться один в комнате даже ненадолго. Вот такие дела».

СПРАВКА «КП»

Ирина Медведва родилась 5 мая 1949 года в Москве в семье детского поэта Якова Акима. Окончила Московский пединститут по специальности педагог-дефектолог. Работала в детской психиатрической больнице. Совместно с психологом Татьяной Шишовой разработала методику психокоррекции детей под названием «драматическая психоэллевация» - своеобразный кукольный театр для ребят с характерологическими и поведенческими трудностями. Автор книг о детской агрессивности, застенчивости, упрямстве и прочих проблемах. Сопредседатель Международного общества артпедагогов и арттерапевтов, член Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка при Президенте РФ, член Союза писателей России.


"Неблагодарное бизнес-сообщество профессионального родительства" (Или "Чисто бизнес - ничего личного") (неопубликованное интервью)

Татьяна ТЕЛЬПИС, корреспондент "Комсомольская правда"

Правозащитник Элина Жгутова уверена, что получать от государства большие деньги на содержание чужих детей и одновременно искренне этих детей любить - скорее, исключение, чем обычная практика

     Этот разговор я замышляла как продолжение своего расследования некрасивой истории с многодетной приемной семьей Варламовых из Зеленограда. Той самой, которую  многие годы холили чиновники опеки, раздали им поштучно и оптом 15 ребят из интернатов (больных, с ВИЧ и синдромом Дауна), писали отчеты розовыми чернилами. А потом за три часа взяли и 10 детей отняли, обвинив в жестокости - Варламовы,  говорят, приемышей били, морили голодом, и при этом получали каждый месяц почти по 700 тысяч рублей пособий. Элина Жгутова - руководитель информационно-правового  центра "Иван - Чай" и член Совета по защите традиционных семейных ценностей при Уполномоченном при Президенте по правам ребенка. Несколько последних лет занимается борьбой с ювенальной юстицией, защищает семьи, из которых незаконно отбирают детей.

       Она общалась со Светланой Варламовой, ее  соратник - психолог Ирина Медведева - общалась с детьми (подробнее - на kp.ru). И общаться со Жгутовой я тоже собиралась о зеленоградском "че пэ". Но поворот случился внезапный.

- Элина Юрьевна, собственно - о Варламовых. Ваши впечатления о маме, о семье.

- Мама - человек к родительству очень адаптированный. Оценку каждому ребенку дает взвешенную , сдержанную, как медицинский диагноз. Это несколько отличается от того, как ведут себя люди в такой ситуации. Плачут, умоляют помочь, хватаются за любую соломинку.А Варламова... Перед разговором с ней меня предупредили: "Не обращайте внимание, что Светлана внешне спокойна - на самом деле она не спит и пьет валидол." Возможно, так и было.

Я с самого начала задавалась вопросом - как они  смогли взять столько детей, да еще и тяжело больных? Да, по закону ограничений нет, есть рекомендация Министерства образования - не более восьми детей. Вот восемь и было взято , с  максимальными выплатами от государства за диагноз.

 У меня как у правозащитника к семье Дель претензий нет. Деньги им платились по договору, детей давали в установленном порядке. Как они справлялись со своими обязанностями опекунов  я знать не могу, поскольку не была у них в доме и не знала их. Пусть свою добросовестность семья доказывает Департаменту соцзащиты, с которым у нее договор. Мы не являемся третьей стороной по договору, принимать решение не можем  - расторгнуть или продлить.

 Но у меня есть претензия к системе, которая позволяет вот так жить за счет опекунства. Которая взрастила и выкормила целое бизнес-сообщество профессионального родительства и до таких размеров, что уже сама не может с ним совладать. Теперь это сообщество, изрядно возмужав и окрепнув,  оскалило зубы на своих хозяев. Оно научилось  защищать себя и свои бизнес интересы так, что хозяева в панике  и ужасе оправдываются перед ним  в СМИ, на круглых столах и конференциях, пытаясь успокоить разбушевавшуюся стихию.

Именно девятый вал или извержение вулкана напоминает реакция фейсбучно-инстаграмной общественности, в одночасье бросившейся покорять пик гуманизма.

Передо мной как перед правозащитником проходит масса историй не менее, а может и более драматичных , чем история семьи Дель.

 Например, история жителя Тамбова Сергей Никитина, у которого тоже отобрали приемную дочь, и тоже с тяжелым диагнозом, избили , а напоследок  завели на него  дело о сопротивлении полиции. Или дело Галины Горбуновой из г.Ревда Мурманской обл, где  приемные девочки Лиза, Полина, Таня и Ксюша, все с тяжелыми наследственными заболеваниями, были взяты в семью и жили  до того момента, пока 15 апреля 2013 года детей не забрали в реабилитационный центр, обнаружив на теле у младшей Ксюши синяк. Горбуновы  взяли сирот, чтобы восполнить утрату своих родных детей. Мать на полиграфе доказала свою невиновность, но детей до сих пор не вернули.Но судьба этих семей не волнуют фейсбук. Почему? Потому что они не являются членами определенного бизнес-сообщества.

Как строится любой бизнес? Регистрируете фирму, предприятие, берете помещение в аренду, запускаете рекламную кампанию, обзаводитесь клиентской базой - и дело пошло.

 Когда я знакомилась с зеленоградской историей перед мной выстроились факты:

 - брак зарегистрирован  в 2012 году, хотя отношения сложились в 2007

 - с 2012 до 2014 идет активное усыновление и взятие под опеку. (На усыновленных детей выплачиваются пенсии по инвалидности)

 - в 2014 переезд всем семейством в Москву  "из-за работы супруга". Светлана оформлена сотрудником на фирме мужа. Муж занимается производством рекламных роликов, жена позиционирует себя как журналист и сценарист. По логике вещей такую серьезную фирму , из-за интересов которой огромное семейство переезжает аж в другой город, не заметить нельзя.

 - Наши журналисты в Петербурге ездили в их офис - они арендуют помещение, один кабинет всего. И охрана ребят вытолкала. Сказала, что там давно никто не появляется. На телефонах - автоответчик. 

..под Зеленоградом покупается  летняя дача. Обычный домик, уже осенью там жить нельзя. Прописали там себя и всех детей. А потом - сразу продали. То есть по сути - из-за прописки.

 Рекламную  кампанию  организовать сценаристу и режиссеру рекламных роликов , думаю, не сложно...

- Ну тут я понимаю: клоните к тому, что Варламовы на детях зарабатывали.

 Почему сразу зарабатывали? Никаких сверхприбылей, я думаю, но жить можно. Способ существования плюс уважение за благородство.

 - Неужели не допускаете, что можно просто любить?

 - Бизнес любви не помеха. Многие любят свой бизнес и все ,что его составляет.

     Мы имели внешне счастливую правильную семью. Мать - Светлана Варламова -  поддерживала этот образ через свои блоги в соцсетях. Посмотрите на фото, которые она выкладывала - это же каталог из "Икеи", дети - как с открыток. Круг общения - такие же приемные мамочки, с огромным количеством детей, в том числе - больных, с таким же образом жизни (одна из таких подруг Варламовой - Мария Эрмель, о ней мы тоже писали, - Авт.) И вот происходит скандал.

  Сразу замечу - отобрание беззаконное, по стандартной схеме. Составлется Акт безнадзорности и ребенка увозит полиция.Спрашиваю полицейских : "Как вы умудрились признать ребенка безнадзорным в детском саду?" Они мне практически хором отрапортовали, что "безнадзорный или беспризорный - это лицо в отношении которого созданы условия, угрожающие его жизни и здоровью".

   Это страшно безграмотное определение, представляющее адскую смесь из положений Семейного Кодекса и Федерального закона. Обычное состояние правовой грамотности наших чиновников.Они даже не делают разницу между безпризорным и безнадзорным.

   Мы уже выиграли суд по признанию незаконным подобное отобрание в Алтайском крае, думаю, и семья Варламовых здесь выиграет.

 Что начинается?

 Массированная волна возмущения в соцсетях, петиции, сбор подписей в поддержку "несчастных родителей", которые дают комментарии исключительно определенной категории СМИ с явной либеральной окраской. Вам это ничего не напоминает? Например, историю с сиротой Матвейкой, который обгорел в тульском роддоме и которому всем миром искали новую семью - нет? А там были те же персонажи, что теперь танцуют вокруг Варламовых - эти фамилии легко найти. Такой же сценарий в Интернете. Даже хэштеги похожи: #не прощай, Матвейка и #помогите вернуть детей. Вот это же бизнес-сообщество истерично продвигало свою кандидатуру в новые "мамы" для малыша - Наталью Тупякову, такую же "профессиональную родительницу", как Светлана Варламова (подробнее о судьбе этого малыша - на сайте kp.ru).

- Предположим. Но конечный смысл всего этого? В Интернете сейчас полощут все подряд. Сейчас вообще мы живем напоказ - через сетку соцсетей видно все насквозь. А приемные мамаши - им же банально охота похвастать. 


- Татьяна, вы сама наивность. 


- Я забрасываю удочку... 


- Объясняю. Что еще вам это напоминает? Помните протест против Закона Димы Яковлева?

 #законподлецов? Фейсбучный штурм, и в результате вывод людей на улицу? Та же команда организаторов, та же защита интересов профессионального родительства без границ. Посмотрим, куда они поведут защитников Дель


 Если говорить языком физики, то что составляет разницу потенциалов , для перемещения детей из родных ( бедных ) семей в приемные (обеспеченные )?


 То, что в родной семье мать может получать пособие на такое же количество детей не семьсот тысяч , а семь. Вот так и действует ювенальная юстиция - из родных семей детей отбирают и отдают под коммерческую опеку, разоряя наш бюджет. Никто же не станет экономить на святом - на сиротах.


   Все идет к тому, что наша социальная сфера , как когда-то материальная, будет приватизирована крупными корпорациями, и скорее  даже не российского происхождения. Идет захват рынка социальных услуг через частные компании - НКО -  аналог первых кооперативов и коммерческих палаток девяностых. А сейчас вместо них выросли  крупные торговые сети.


    Знаете, какие организации продвигают у нас в России ювенальную юстицию в западном варианте? Вот лишь пара - "Национальный фонд защиты детей от жестокого обращения", "Фонд поддержки детей, находящихся в сложной жизненной ситуации". Это их ключевая идея - вот так забирать детей из родных семей за синяк на попе, потому что кому-то где-то показалось, что их бьют .Это называется "раннее выявление неблагополучия".  Забирать и отдавать в приемные. Эти фонды разрабатывают методички для органов опеки и полиции. А знаете, кто их финансирует? До недавнего времени - Агентство США по международному развитию USAID. Структура Госдепа. В 2012-м организацию в нашей стране запретили - за деятельность, подрывающую государственный строй.

- Но эти фонды продолжают работать.

- Да, потому что теперь получают деньги из бюджета нашей страны. Почему - это уже второй вопрос. Мы можем только строить догадки. 

А В ЭТО ВРЕМЯ

"Заверни ребенка в ковер"

Светлана Варламова - она прямо заявляла об этом - сторонница оригинальной, мягко говоря, методики воспитания. Называется "терапия привязанности". Автор - американка Нэнси Томас, и там, в Штатах, для многих приемных мамаш ее книжки - настольные. Да, уроки Нэнси - именно для приемных родителей. Главный посыл - ребенок из интерната автоматически страдает так называемым "реактивным нарушением привязанности". Плохо приспосабливается к нормальной жизни. И чтобы ребенка "привязать"...

- ... надо его иногда в прямом смысле - привязывать, - объясняет Элина Жгутова. - Воспитание по Нэнси Томас порой больше напоминает пытки. Ребенка надо ограничивать в движении - например, завернуть в ковер, ограничивать в еде (воспитатели, напомню, говорили - дети Варламовых вечно голодные и воруют продукты у других детей, - Авт.), физически и морально подавлять и в чем-то унижать. Например, обкакался - стираешь штанишки сам. Есть документальные факты, что дети после таких "уроков" умирали. Профессиональные психологи и психиатры считают методику Томас лженаучной и крайне опасной.

... Нэнси Томас - не учитель и не врач. Она кинолог. И дети для нее - как собачки. Воспитание - переключение рефлексов хозяином.

Ни я, ни Жгутова не утверждаем сейчас, что Светлана Варламова закатывала детей в палас. Но по моим данным, для приемных детей в квартире были отдельный туалет, душ, холодильник. А то, что 6-летний мальчик, у которого в садике заметили синяки и из-за которого все закрутилось, признавался: меня побили за то, что украл хлеб - это соцслужбы и психологи говорили открыто. И про этого же мальчика мама Света предупреждала всех и писала в своих инстаграммах, что он болен тем самым -"расстройством привязанности".

 

 

 


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~qyBbl




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: