Права детей в США: как их защищает ювенальная юстиция в "оплоте демократии"

Поделиться:
10.07.2016

рееее.jpg


Двери лифта открылись, и дорогу нам с детьми заблокировали суровые полицейские, хорошо что сразу оружие не достали. 

«Это не они!» — вовремя подоспел управляющий нашего дома. Люди в форме сразу заулыбались и спросили, как дела, как настроение. 

После прогулки узнала, что стражи порядка вместе с агентами Службы защиты детей (Child Protective Service, CPS) приехали к соседке по этажу Эльвире, чтобы спасти ее двухлетнего сына. 

А спасение заключалось в том, чтобы забрать ребенка у матери. 

Ведь когда Эльвира, она родом с Северного Кавказа, кормила сына, тот капризничал и намеренно ножкой ударил по тарелке с супом. Эльвира рассердилась: шлепнула мальчика по ноге и дала ему легкую пощечину. 

Папа-американец «задокументировал» все происходящее на мобильный телефон и с этой уликой побежал в суд. 

Несмотря на воскресный день, дежурный судья сразу выдал protective order на сына Эльвиры. Согласно этому документу до судебного заседания мама не может приближаться к своему ребенку, видеть его и разговаривать с ним. Полиция и соцработники забрали мальчика на две недели и отвезли его к родителям мужа Эльвиры.

Я собиралась быть свидетелем на суде и рассказать, что соседка — хорошая и заботливая мать, никогда не избивала ребенка. Хорошо, что все обошлось. 

Эльвира рассказала на суде, что всегда старалась привить сыну бережное отношение к еде, уважительное отношение к маме (она сама готовила еду, а не заказывала в ресторане, не покупала полуфабрикаты в магазине, как делают большинство современных американок). 

Мальчик не первый раз разливал кашу или суп или раскидывал еду из тарелки на пол, мама его предупреждала, но, видимо, без шлепка знания не усваивались. Судья вынесла решение: дело закрыть, вернуть ребенка маме, так как в столице оплеуха не считается жестоким обращением с детьми.

Два года назад в штате Мэриленд, недалеко от столицы США, произошла громкая история. 

Родители совершили страшное «преступление» с точки зрения Службы защиты! Они позволяли своим детям 6 и 10 лет играть одним на детской площадке и самим же возвращаться домой (а до дома от площадки всего метров 70–80)! 

Первый звонок поступил в полицию от бывшего моряка, который долго прятался в кустах и следил за детьми, потом короткими перебежками провожал их до дома, чтобы узнать адрес. 

Полиция передала сигнал в службу. Соцработники побывали в семье, и родители им сказали, что это не недосмотр, а их философия и метод воспитания детей. 

Даниэлла и Александр (мама и папа) учат ребят ответственности и самостоятельности, умению распоряжаться своим временем: к определенному часу быть дома, своевременно делать уроки. Доводы не убедили ювеналов, и они настоятельно рекомендовали сопровождать детей во время прогулки. 

Позже поступил повторный сигнал от «добрых прохожих». Родителям грозило судебное разбирательство — но вмешались неравнодушные люди из разных городов и штатов. Был организован сбор подписей в защиту Даниэллы и ее мужа. Эти истории с хорошим концом.

Возможно, Службу защиты детей рядовые американцы боятся так же, как и налоговую инспекцию. 

Служба была создана еще в начале XIX века в Нью-Йорке, чтобы помочь беспризорным детям, а также для того, чтобы бороться с нерадивыми и жестокими мамами и папами вплоть до лишения их родительских прав. 

Это государственная структура, и название ее в разных штатах может быть различным: Департамент детей и семьи, Департамент соцслужбы, Департамент оказания помощи семье — но смысл ее деятельности от этого не меняется. 

Сигнал в службу может поступить от «бдительных» соседей (12-летний ребенок сидит один дома, у 10-летнего мальчика синяк, наверное, папа ударил), а также от полиции. 

«Защитники» детей обязаны реагировать в течение пяти дней. Полномочия у сотрудников такой службы очень большие. Интересно, что при всей американской открытости про эту организацию трудно найти достаточно информации.

Рейд по выявлению преступлений против детей в Лос-Анджелесе

Рейд по выявлению преступлений против детей в Лос-Анджелесе. Фото: АР/ТАСС


Обычно первый разговор ювеналов с родителями строится в виде лекции: им рассказывают о том, как нужно заботиться о своих детях, что недопустимы физические наказания, а также непозволительно любое принуждение ребенка (и это очень широкое толкование: сына или дочь нельзя заставлять читать, делать уроки, заниматься спортом). 

Второе предупреждение уже серьезно, дело могут передать в суд, а там недалеко и до лишения родительских прав. 

Причем поводом может послужить даже положительный ответ ребенка на вопрос судьи: «А не было ли тебе скучно дома одному?». Или, если несовершеннолетнее дите считает, что мама его не удовлетворяет материально, суд может найти другую семью, которая обеспечит все дорогостоящие запросы.

Знаю про многие семьи, которым эта служба испортила жизнь.



Александр Грипас

Источник: РУССКАЯ ПЛАНЕТА


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~2C98G




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: