Протоиерей Всеволод Чаплин отвечает на вопросы родителей Тюмени в студии "Иван Чай"

Поделиться:

06.11.2017


Андрей Добрынин, руководитель ТРК:  

- Отец Всеволод, Вас приветствует Тюмень. Здесь собрались участники встречи с родительской общественностью, обсуждающие современные вызовы благополучию семьи, опыт родительской взаимопомощи. Мы благодарим Вас за то, что Вы решили поддержать наше сегодняшнее мероприятие, и хотели бы к Вам обратиться с рядом вопросов.

Протоиерей Всеволод Чаплин:

- Дорогие братья и сестры, дорогие друзья! Большая радость с вами общаться. Жалко, что не смог приехать в Тюмень лично, но вот пользуюсь случаем, чтобы свидетельствовать, как важна работа вашего комитета. Я получаю достаточно часто ваши рассылки, вижу, что вы пользуетесь самыми разными источниками информации – как местными, так и общероссийскими, а также, можно сказать, вселенскими, всемирными. И даете очень правильную, твердую, спокойную, но одновременно быструю нравственную оценку тем явлениям, которые происходят в разных областях и которые волнуют родителей, волнуют педагогов, волнуют самых разных людей и в нашей стране, и в мире.

Вот это очень правильная работа. Слишком привыкли мы считать, что все делается здесь, в Москве. И некоторые даже в связи с общественными дискуссиями, которые ведутся по разным поводам, вспоминают только российских деятелей. Вот вы знаете, госпожу Поклонскую сейчас несправедливо обвиняют в чем угодно, включая ересь. И почему-то при этом считается, что именно с нее или еще с каких-то московских деятелей началась та или иная общественная волна, та или иная общественная кампания. А я прекрасно знаю, что такое явление, как всероссийское родительское движение и педагогическое движение в защиту нравственности, есть. Ваши инициативы показывают, что не какие-то политтехнологи московские и не какие-то деятели, связанные со столичной политической тусовкой, а простые люди по всей России подмечают то неправильное, что делается (в частности, в отношении традиционной семьи), и начинают бить тревогу.

Та же кампания в связи с «Матильдой» началась не с депутатов, не с политтехнологов, не с медийных персон, она началась с одного из провинциальных священников, а потом вслед за ним стали выступать многие и многие православные общественные организации, и потом уже подтянулась госпожа Поклонская, ваш покорный слуга, еще кто-то. Вот так же было и в случае с ювенальной юстицией. Это не придумки каких-то московских политтехнологов. Сначала русские люди, живущие на Западе, потом русские люди, живущие в самых разных регионах нашей страны, стали эту тему поднимать, а потом подключились московские политики. Очень рад тому, что вы постоянно поднимаете сложные темы, рад тому, что вас много, что вы активны в том числе в медийном пространстве. Успехов и помощи Божией! Очень рад вот такой личной, хоть и опосредованной техническими каналами, встрече.

- Конечно, отрадно слышать такую похвалу из Ваших уст, и это обязывает ко многому нас в будущем, но тем не менее мы сегодня собрались разговаривать о сложностях, о том, что нас тревожит, о тех проблемах, которые пока не можем никак пробить, разрешить. В частности, один из вопросов: как сделать так, чтобы нас слышали, как нам бороться против корпоративной солидарности СМИ, подконтрольных не настоящим представителям общественности? В Совете ветеранов мало что говорят о проблемах пенсионеров, а профсоюзы подчас ничего не могут противопоставить популярным мерам, которые предпринимаются со стороны работодателей. Точно так же общественные советы не имеют самостоятельной как бы повестки. Что делать нам, чтобы нас, родительскую общественность, услышали,  чтобы мы могли решить те проблемы, о которых мы говорим?

- Спасибо. Вы очень правильно ставите вопрос. Действительно, часто наши системные общественные организации проявляют слишком много сервильности, слишком много утрированной лояльности по отношению к власть имущим. Общественные советы, если они не согласны с позицией министерства, переживают не самые лучшие времена. Мы знаем с вами, что недавно общественный совет при Минкульте был обезглавлен и в значительной степени отстранен от принятия решений, когда он не согласился с позицией министра. Не столько, наверное, с позицией министра, сколько с позицией Старой площади. В этих условиях очень важно создавать общественное движение, не обязанное ничем власти, не связанное никакими обязательствами перед властью, и ставить вопросы вслух. Понимаете, мы не являемся властью, у нас нет армии, полиции, каких-то силовых структур, нет большого количества денег. На самом деле единственное, что мы можем, это говорить и ставить в юридические плоскости вопросы перед органами власти. И делать это можно – капля камень точит. Мы вправе добиваться ответов, вправе добиваться изменения политики, законодательства. И очень правильно, сегодня общественность - и православная, и родительская - именно так поступают.

Та же тема ювенальной юстиции началась с почти вроде бы бесперспективного, невлиятельного голоса простых людей, однако многого удалось добиться. По крайней мере, власти уже знают, что в этой теме есть вопросы, которые лучше не трогать без консультации с обществом. Лобби, которые работают на Запад и на разрушительные для России международные силы, достаточно сильны. У нас сюда входят многие олигархи, некоторые деятели экономического блока правительства, некоторые деятели высшей школы, некоторые деятели экспертного сообщества, которые весьма и весьма влиятельны, которые вхожи в разные властные кабинеты.

Пока эти люди пытаются торжествовать победу в связи с целым рядом общественно значимых тем, включая вывод абортов из системы ОМС, включая тот же фильм «Матильда» и т. д. Но нужно в большей степени проявлять себя как сплоченный народ, который, собственно, является согласно конституции властью в нашей стране, поэтому нужно устраивать общественные мероприятия, включая уличные (в рамках, естественно, закона), нужно стараться пробиваться в СМИ, стараться действовать через соцсети и подавать разного рода импульсы в органы власти, особенно тогда, когда органы власти обязаны отвечать. Можно подавать и в суды, если есть какие-то противоправные проявления; можно подавать в прокуратуру.

Нам  не нужно этого бояться. Нужно делать так, чтобы какой-нибудь чиновник или общественный деятель, который связан с одной из западных организаций, чья деятельность направлена на ограничение населения Земли, каждый день получал по десять исков и по десять честных импульсов, его жизнь должна превратиться в кошмар, если он действует не в интересах нашего народа, а в интересах тех самых сил, которые работают на ограничение роста населения  Земли. Мы знаем эти организации (это часть структур программы развития ООН, это практически вся деятельность ЮНФПА (фонда народонаселения), это всякие неправительственные структуры, связанные с Соросом, известным всем нам с плохой стороны, еще некоторые фонды). Вот та пропаганда против традиционной семьи, та пропаганда и поддержка абортов, гомосексуализма, иных форм поведения, которые не связаны с деторождением, поддержка эгоизма в культуре, поддержка культа одинокого волка или одинокой волчицы – все это имеет своим корнем оккультную, сатанинскую идеологию и мальтузианство, породившие, в частности, фашизм, идеологию, которая направлена на ограничение роста народонаселения Земли. Идеология эта мало того что человеконенавистническая и богоборческая, она еще и нечестная с точки зрения науки. Возможно прокормить 50 миллиардов населения планеты, а нам говорят, что имеющееся количество населения слишком велико, что мы скоро все умрем от голода. Чушь это, антинаучная чушь.

И нам надо ясно говорить о том, что уж, по крайней мере, в России стоит не задача сдерживания роста населения, а как раз задача его многократного увеличения. Не за счет миграции, а за счет поддержки многодетных семей, борьбы с разводами, борьбы с абортами, борьбы с промискуитетом. И вот об этом всем нужно стараться говорить. Поверьте мне – капля камень точит, особенно если это не капля, а большой людской поток в разных местах, разных регионах, состоящий, по крайней мере, из нескольких тысяч людей, при большом количестве сочувствующих.

И очень важно пробиваться в СМИ, очень важно пробиваться на местное телевидение, и плевать надо на все импульсы из Москвы по линии правительства или по линии администрации президента, где говорят, что не надо раскачивать лодку. Нам надо полностью избавиться от несправедливостей, связанных с идеологией и экономической структурой, которые были устроены в 90-е годы. Это все нужно смести, это все антироссийская, антинародная политика.

- Мы - родители и в первую очередь должны заботиться о воспитании детей, о их благополучии. Отсюда следующий вопрос: что делать с открытостью Интернета для детей, других источников? Очень сложно детей воспитывать при конкуренции между родителями и всем, что ребенка окружает. Так же добиваться каких-то ограничительных решений? Мы не можем оградить детей от открытости информации, невозможно оградить ребенка от всех соблазнов.

- Надо начинать с семьи, надо ставить разного рода фильтры, ставить безопасный Интернет. Сегодня есть, насколько я знаю, достаточно много программ, которые позволяют это делать. Дальше нужно работать на уровне школы, на уровне библиотеки, на уровне тех мест, где предоставляется доступный бесплатный вай фай, если там бывают дети, подростки. Также добиваться того, чтобы там стоял безопасный Интернет, чтобы стояли фильтры. Если в школе нет фильтров, это катастрофа. Если в школе можно, например, смотреть порнографию или какие-то сайты для наркоманов... Если что-то подобное происходит в библиотеке, это тоже катастрофа. В общедоступных местах, таких как кинотеатр, какой-нибудь ресторан, кафе, тоже должны быть фильтры. Везде, где бывают дети и подростки, должен быть Интернет, свободный от безнравственности: от порнографии, педофилии, пропаганды наркотиков, алкоголя и т. д. Ну и дальше нужно добиваться, чтобы такого же рода решения, могущие обезопасить детей и подростков, принимались на уровне региона и на уровне государства.

Я убежден, что если будет полностью исключена анонимность в Интернете, то есть если войти можно будет только через логин и пароль, подтвержденные твоим паспортом, исчезнет (по крайней мере, в основном легальном пространстве Интернета) любая порнография, особенно детская, любая торговля наркотиками, вообще любая незаконная торговля. Исчезнут всякие экстремистские группы, если можно будет в Интернет входить так, как мы сегодня покупаем сим-карты, обязательно с паспортом (то есть если со своего мобильного телефона входишь на сайты, тебя точно можно вычислить, хотя некоторые люди пытаются сегодня от этого уходить, но все понимают, что мобильный телефон – это ты, это гарантированная идентификация тебя). Точно так же нужно сделать в Интернете. Это очень и очень просто. Вопрос одного закона, одного политического решения и каких-то технических особенностей, возможностей, которые можно, по-моему, наладить за месяц или два максимум.

- Последнее время действительно говорится о том, что анонимность Интернета развращающим образом действует на тех, кто им пользуется, а такая мера, как исключение анонимности, наверное, давно назрела. Хотя она в какой-то степени противоречит такой либеральной  установке, когда никакой ответственности. Должны быть какие-то приоритеты и какая-то взвешенная консервативность…

- В Интернете общаются прежде всего не программы, не машины, а люди. Значит, должны действовать определенные принципы человеческого общения, человеческой взаимной ответственности. Когда мы приходим в магазин или в какое-то публичное учреждение, мы не скрываем своего лица. Если это публичное учреждение, мы обязаны предъявить паспорт, обязаны как-то себя идентифицировать. Люди вообще привыкли общаться с тем, кто не скрывает своего лица. А если это общение официальное, связанное с какими-то граждански значимыми действиями, тогда уже нужно просто официально представиться. Почему в Интернете должны действовать другие правила? Чем общение в Интернете отличается от личного или другого (как, например, мы сейчас разговариваем через видеоканал)? Ничем. А те, кто говорит, что Интернет – это особое пространство, поэтому там нужно сохранить анонимность, по определению злоумышленники, потому что пытаются скрывать что-то нехорошее

Вопрос участницы встречи: - В школах удалось отменить празднование Хеллоуина. Но у нас теперь другая проблема. У нас учреждение областного уровня – областной драматический театр, видимо, решил стать филиалом сатанинской церкви, которая официально зарегистрирована в Америке, и они нынче очень широко отметили Хеллоуин для детей (пляски с чертями, кровавые разводы на лицах). Что нам делать? Есть ли такая практика в Москве,  других регионах?

- Нечто подобное происходит периодически в Москве и в других местах, но можно попробовать посмотреть на это вот с какой стороны. Это ведь деятельность, которая может быть названа псевдорелигиозной. Если кто-то в том же театре будет, например,  устраивать православный праздник, или исламский, или протестантский, или, предположим, кришнаитский, сразу будет очень много разных дискуссий относительно того, является ли это миссионерской деятельностью, является ли это деятельностью, связанной с  той или иной религиозной группой.

Когда изображается нечистая сила, это на самом деле псевдорелигиозный символ, это символ сатанизма. Эти изображения могут быть восприняты как квазирелигиозная, псевдорелигиозная деятельность, как деятельность миссионерская. Я бы как христианин сказал – деятельность антимиссионерская. Если демонстрируется изображение демонов, разных сущностей, которые являются духовными, но в то же время связаны с темным духовным миром, миром темных, злых духов, это можно квалифицировать как религиозную деятельность и поэтому можно требовать у этих людей отчета о том, занимаются ли они миссионерством, понимают ли они, что любое изображение злой силы – это некая квазирелигия.

И в этом случае должны действовать все те жесткие правила, которые касаются миссионерской деятельности, которые касаются вовлечения детей в псевдорелигиозную деятельность. Вовлекать их в такую деятельность точно нельзя без согласия родителей, это абсолютно ясно сказано в законе о свободе совести и религиозных объединений. Я думаю, стоит в случае организации таких праздников подавать заявление в прокуратуру, иные органы власти, в местные структуры МВД, ставить вопрос о том, что ведется квазирелигиозная деятельность с псевдорелигиозными символами и подростков вовлекают в чуждый их родителям, имеющим право определять их мировоззрение, псевдорелигиозный культ.

- Мы Вас благодарим, отец Всеволод, за внимание, за развернутые ответы. Очень рады, что Вы активны и не снижаете планку Вашей общественной деятельности. Дай Бог Вам энергии и сил для продолжения. Вы, безусловно, приносите очень большую пользу, поэтому мы Вас благодарим. Надеемся на то, что в каких-то более удобных случаях мы встретимся у нас, приглашаем в наш город.

- Спаси Господи! Успехов всем вам в каждом добром деле. Помните о том, что это наша страна. Определять ее будущее должен прежде всего ее народ, не какие-то внешние силы, не маленькая элитная московская тусовка, а именно люди, которые связаны с этой землей и хотят на ней дальше жить, а не убегать куда-то, как это делают некоторые элитные деятели. Ваше движение растет действительно из самой почвы великой Сибири. Очень хочется надеяться, что ваша энергия не ослабнет. Очень хочется надеяться, что вас будут слышать как местные власти, так и вся Россия и весь мир. Еще раз крепости, победного духа, умения не угашать вашего слова, горения ваших сердец. И таким образом менять, по слову Христову, окружающий мир, менять верой и любовью. Помогай Бог!

- Спасибо! Всего доброго, до свидания. 


Поделиться:


Возврат к списку


Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: