Схема нефтяного бизнеса используется для вывода денег из театров

Поделиться:
27.05.2017

Скандал, взбудораживший театральную общественность страны, заставил нашего колумниста вспомнить историю с «ЮКОСом»

Журналисты у здания "Гоголь-Центра" в Москве.Фото: Евгения ГУСЕВА

01.jpg


Многие эпизоды этого дела являются пока тайной следствия, но кое-что уже известно.

Итак, 1 февраля 2014 года Минкульт (в лице директора департамента поддержки профессионального искусства и народного творчества Софьи Апфельбаум) заключил договор с некоей автономной некоммерческой организацией по развитию и популяризации современного искусства «Седьмая студия». Создателем и руководителем студии был Кирилл Серебренников. Деньги выделялись на организацию перформанса под названием «Платформа». За три года (с 2012-го по 2014-й) - около 200 млн. руб. В 2014-м - 66,5 млн.

Некоторые источники со ссылкой на следствие утверждают, что перформанс, включающий в себя танцы и музыку, вовсе не проводился. Следствие, конечно, покажет, но, думаю, вряд ли. Даже если предположить, что финансовые злоупотребления действительно имели место, надо учитывать: никогда квалифицированный расхититель не будет красть всю сумму. Если деньги выделены, например, на дорогу, то дорога будет. Но метра на два уже и из более дешевого асфальта.

В интернете есть сведения об этом перформансе, есть и кадры с него, что позволяет предположить, что как минимум несколько «Платформ» все-таки прогрохотали в полукилометре от станции Курская - там находится арт-центр «Винзавод».

«Седьмая студия», получив от Минкультуры 66,5 млн. рублей, 1,28 млн. перевела некоему ООО «Инфстиль». Через несколько месяцев последнее ликвидируется.

Еще сведения из дела, попавшие в открытые источники. «Гоголь-центр», возглавляемый известным режиссером Серебренниковым, получив госконтракты, часть денег переводит в «Седьмую студию». Все бы ничего, если не помнить о том, что эта студия тоже связана с Серебренниковым.

Конечно, режиссер не бухгалтер и не юрист. Его дело шевелить ум, наводить на размышления. Не буду даже рассуждать на тему, виновен или нет, - есть для этого следствие и суд.

Но все вот эти картинки и стрелочки, все эти деньги туда-сюда, все эти контора моя, а эта хоть и не моя, но тоже моя, все это заставляет вспомнить прошлое.

Например, историю Михаила Ходорковского. Еще до «ЮКОСа», когда был банк «МЕНАТЕП». Эта финансовая организация стала работать с деньгами Москвы. Как удалось? Очень просто: догадались устраивать к себе на работу родственников тех, кто принимал решения на уровне отраслевых департаментов города. Что общего? Стремление максимально подойти к государственным деньгам.

Или взять эпизод по приватизации «ЮКОСа» - на тот момент крупнейшей компании по запасам нефти. Заведующим по аукциону был назначен тот же «МЕНАТЕП». В итоге победила фирма, с ним же связанная. То же мирное соседство двух «своих» фирм: локомотива, известного, находящегося рядом с властью и возможностями получать немалые суммы из бюджета, и фирмочки поменьше, предназначенной для решения локальных задач: тендер выиграть, деньги получить и перераспределить.

Но самое главное сходство в другом. В деле Ходорковского есть явная политическая составляющая. Не значит, что он чист перед законом. Просто не будучи чистым, он позволял себе такие вещи, что в конце концов именно он, а не те, кто был также не чист, но подобного не позволял, оказался в местах не столь отдаленных.

Творчество Кирилла Серебренникова тоже вызывало у людей множество вопросов. Главный из которых: почему это спорное искусство оплачивается из государственных денег? Видимо, и этим тоже в определенной степени объясняется то, что пришли именно к художественному руководителю «Гоголь-центра», а не к кому-либо из его собратьев по цеху.

И наконец, последнее. После ареста Ходорковского по стране прокатилась волна либерально-интеллигентского протеста: руки, мол, прочь. Поднялась она и после обысков по делу «Гоголь-центра». Тогда она не повлияла на ход следствия. Посмотрим, как будет сейчас.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

О бедном Кирилле замолвите слово

Будничную процедуру обысков в организации театральные звезды обратили в шоу «Свободу Юрию Деточкину!»

Во вторник 23 мая в здании популярного столичного театра "Гоголь-Центр"

02.jpg


Шестидесятники 2.0

На площади у Гоголь-центра собралась творческая элита страны. Народные артисты РФ Евгений Миронов и Чулпан Хаматова. Режиссер Алексей Агранович и его жена, актриса Виктория Толстоганова. Многие другие.

Громко звучат громкие слова: «Работа театра была прервана обыском... выражаем слова поддержки поддержку Кириллу Серебренникову... надеемся на объективное расследование....»

Мельпомена опять в коме.

Казалось бы, только оживили несчастную после пламенного спича Константина Райкина о цензуре (театру «Сатирикон» обещали 250 миллионов рублей в текущем году), как опять. Цензура, сатрапы, узурпаторы и душители свобод взялись за топоры.

Швондеры из СК. Ворвались, топтали ковры, изымали документацию.

И где?

Практически в алтаре искусства... позор!

Артисты — люди впечатлительные, увлекающиеся, экзальтированные и чаще всего не склонные к анализу и погружению в вопрос. На это попросту нет времени, репетиции постоянно идут, тонкие материи не терпят отлагательств. Муза капризна. Услышали звон — прибежали на помощь. Театральное братство, актерская кровь, это прекрасно.

Только вот речь идет о хищении 200 миллионов рублей из бюджета. Худрук «Гоголь-центра» проходит по делу свидетелем. Это ведь его заведение. Нет? Пришли сыщики, предъявили документы, дело разрабатывали давно, пришло время взглянуть на отчетность. Как известно, «Гоголь-центр» не частная лавочка, а госучреждение.

Тогда зачем это все?

03.jpg

Режиссер Кирилл Серебренников.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Жажда позы тоже объяснима — это часть профессии. Надо нравиться режиссеру, нравиться зрителю, нравиться самому себе. Это и есть конкурентное преимущество актера. Чулпан Хаматова недавно исполняла роль Беллы Ахмадулиной в сериале «Таинственная страсть» и до сих пор не вышла из образа. Пафос шестидесятников прямо завис в воздухе у театра. Рев воронков гудел в ушах подписантов. Пепел товарища Сталина стучал в сердца. Плечо к плечу. Скорбь на лицах. Вот-вот придут и за ними.

Интересно другое: откуда такая вера в собственную значимость? На чем основан этот апломб. Солженицын писал совсем о другом. Не про вас.

Как бы ни хотелось побыть диссидентами хотя бы полчасика, пришло разобраться внутри головы. Вы же против коррупции и хищений. Так?

Вот! И следователи против. И сам Кирилл Серебренников наверняка тоже. Он бы не потерпел казнокрадства у себя под носом. Вот теперь они дружно сядут за стол и вспомнят, куда и сколько утекло. Все ходы записаны.

Или это действует иначе? В одном полушарии мозга — чиновники, губернаторы, министры и силовики. Одним словом, жулики и воры. Над ними можно смеяться, глядя фильмы Навального. В другом полушарии — честные, порядочные и открытые люди. Например, Кирилл Серебренников. Полушария никак не взаимодействуют друг с другом. Диагноз: либеральная суггестия (метод воздействия на психику человека - ред.).

Медвежья услуга и мораль по вызову

Хочется понять — где прошел водораздел. И по каким принципам определяют вора и не вора? Это разве не СК делает в результате обысков? Или достаточно быть против Путина, против любой власти, чтобы получить индульгенцию.

Или гражданская совесть действует, как наркоз, местно?

По желанию.

Евгений Миронов получил Театр наций от кого?

Чулпан Хаматовой помогал построить Центр им. Димы Рогачева кто?

Звания народных артистов обоим присваивали кто?

Видимо, кровавый режим, от которого и надо защищать взрослого человека — режиссера Кирилла Серебренникова.

Так в чем проблема? Может, вы сами подозреваете друга и решили его отбить, пока не поздно? Зря. Кирилл Семенович в состоянии за себя постоять. Вопли и истерика вокруг «Гоголь-центра» только мешают работе и дискредитируют режиссера.

Или кто-то всерьез верит, что на фоне массовых посадок (к которым либеральная братия призывала каждый день) губернаторов, следователи на полном серьезе вняли крикам блаженного скомороха, называющего себя «православным активистом», Дмитрия Энтео и состряпали дело, чтоб посадить Серебренникова, оскорблявшего чувства верующих? Вы серьезно?

Кирилл Семенович — бесспорно прекрасный режиссер. Его спектакль «Отморозки» по прилепинскому роману «Санькя» — одно из лучших высказываний современности. Он воспитал в МХТ целый курс талантливых актеров: Никита Кукушкин, Филипп Авдеев, Риналь Мухаметов, Артем Шевченко. Это готовые звезды. Разве кто-то может это оспорить.

Но как это связано с хищениями бюджетных денег? Или про 200 миллионов рублей надо забыть из уважения к таланту режиссера?

Он вам не Кирилл, вольный художник из Ростова. Серебренников — руководитель крупной структуры, получавшей деньги из бюджета. Большого московского театра. Или центра творчества для хипстеров — как угодно. Ему и нести ответ.

Не стоит превращать стандартную процедуру в пошлое шоу скорбящих. Чтобы не попасть впросак, как в случае с операцией «Спасти рядового Райкина».

04.jpg

Через несколько часов после появления новостей об обысках, у здания театра собрались десятки неравнодушных.Фото: Евгения ГУСЕВА

Где деньги, Кир?

В 2015 году «Гоголь-центр» провел аукцион. Точнее, аттракцион. Заказал у единственного поставщика спектакль «Мученик». Три миллиона рублей ушли в кассу компании «Седьмая студия», руководит которой Кирилл Серебренников. Некто сам у себя заказал работу на бюджетные деньги от имени театра.

Это разве не та схема, которые нам через день показывает господин Навальный в своих клипах?

Только выглядит более абсурдно и высокохудожественно: 345 тысяч рублей (размещено на сайте госзакупок 15.07.2014) тратится на — внимание! — «создание сценарного произведения искусства к спектаклю «Мученик» по пьесе Мариус фон Майенбург».

05.jpg

Скриншот с сайта Госзакупок.

Пьеса по пьесе.

До такого даже Товстоногов не додумался.

Чехов же неважно написал «Три сестры»? Давайте пьесу по пьесе закажем лучше. Кому? Как кому. Самим себе.

Конечно, знатоки скажут, что это обязательная процедура и по-другому нельзя. Но у самих себя — правда? Неужели мюнхенский драматург Мариус фон Майенбург настолько бездарен? Видимо, осовременить надо было пьеску, освежить. Но почему Юрий Бутусов ставит и Брехта, Чехова и других, не переписывая пьесы? И переводит тоже сам! «Добрый человек из Сезуана» именно так был создан. Для этого Бутусов не брал ни у кого треть миллиона рублей.

Это микроэпизод, суть которого разбирать будет СК РФ.

Проблема в другом. В очередной раз неполживая братия пытается навязать единственно верную парадигму: главенство «их» права.

Когда три года тюрьмы дают Олегу Миронову, прыснувшему из газового баллончика на концерте Андрея Макаревича — молчок. Это уголовщина. Когда 200 миллионов бюджетных рублей увели из вотчины Кирилла Серебренникова — выходим на улицы с письмами и печатью скорби на лицах. Ведь мы креативные, одаренные, у нас заслуги есть — нас не тронь. Логика именно такая.

06.jpg

Актриса Чулпан Хаматова зачитывает открытое письмо в защиту режиссера Серебренникова.Фото: Евгения ГУСЕВА

Очень точно коллизию сформулировали словенские коллеги Кирилла Серебренникова и Чулпан Хаматовой.

— Искусство является объектом политических манипуляций. За исключением искусства, которое говорит языком политических манипуляций, — прописано в манифесте арт-объединения NSK («Новое словенское искусство»). В состав которого входят не только культовая группа Laibach и театральная труппа Scipion Nasice Sisters, но и Славой Жижек — один из главных интеллектуалов постмодернизма.

Так и есть. Ведь последние «оплоты свободомыслия» Кирилл Серебренников и Андрей Звягинцев давно уже стали объектами манипуляций. Обласканные либеральной прессой, поцелованные в маковку европейскими кинофестивалями, они необходимы всем видам властей. Для баланса, так сказать, сил. И, скорее всего, режиссеры это понимают. Неслучайно ведь Серебренников ставил в Табакерке спектакль по одноименному роману «Околоноля», авторство которого приписывают Владиславу Суркову. Он, кстати, был на премьере.

07.jpg

Полицейские отделяют толпу от проезжей части.Фото: Евгения ГУСЕВА

Да и театр имени Гоголя «зачистили» и передали Серебренникову молниеносно — ни Чулпан Хаматова, ни Евгений Миронов не вышли тогда поддержать уволенных коллег. Были заняты, наверно.

— С любой властью нужно идти и разговаривать, — говорил Кирилл Серебренников в интервью одному дорогому журналу. — Ты говоришь: «Власть, я знаю, что ты лживая, корыстная, но по закону ты должна помогать театру, искусству, так что будь добра — выполни свои обязательства». Ради театра мне не стыдно это делать.

Теперь режиссеру предоставится уникальный шанс подтвердить слова делом: поговорить с властью, а заодно доказать свою честность, открытость и бескорыстность.

Ради театра, конечно.

 

ИСТОЧНИК


Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~WJEn6




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: