Элина Жгутова приняла участие в обсуждении нового закона о гражданстве на площадке радио "Комсомольская правда" " />

В РОССИИ ВСТУПИЛ В СИЛУ НОВЫЙ ЗАКОН О ГРАЖДАНСТВЕ: ЧТО ИЗМЕНИТСЯ ?

Поделиться:
01.11.2023
На площадке радио "Комсомольская правда" Елена Афонина и Андрей Баранов вместе с экспертами и слушателями обсуждают, какие изменения внесены в закон о гражданстве и смогут ли они решить демографическую проблему в России.
В передаче приняла участие член научно-экспертного совета при комиссии Совета Федерации по семейному праву Элина Жгутова...

Э. Жгутова:

- Добрый день.

Е. Афонина:

- Как вы относитесь к вступившему в силу закону, который позволяет лишать приобретенного гражданства?

Э. Жгутова:

- Я считаю, что справедливость в этом случае не нарушена. В эту землю были похоронены предки этих людей, которые получили гражданство по рождению, в эту землю были вложены ресурсы людей, которые здесь по рождению получили гражданство. 

Учитывая исторический ракурс, абсолютно справедливо. Ты же пришел с пустым багажом, у тебя ничего нет, ты пришел на что-то готовое. И оно тебе показалось лучше, чем то, где ты родился.

Е. Афонина:

- Перейдем к теме, которую собирались обсудить. У нашей страны не все в порядке с демографией, финансовые стимулы, чтобы рожали больше и больше, себя не очень хорошо показывают. 

Появились предложения: давайте тем мамочкам, которые родили первенца, определим возрастной диапазон, до какого возраста будем на первенца давать материнский капитал, а после определенной возрастной отметки на первенца уже не даем. 

Другой перекос этого вопроса – рожать в 19 лет. И чтобы не сметь позже. Как вы к этим инициативам относитесь?

Э. Жгутова:

- Первая точно хуже второй. По поводу первой. Это дискриминация по возрастному признаку. Я понимаю, что депутаты в кулуарах рассуждали примерно так: да чего эта старая баба после 30 может родить? Максимум – одного для себя. Она его и так родит, зачем мы ей деньги будем платить? 

Но эти рассуждения хороши для кухни, но уж не как для людей, которые должны мыслить государственными масштабами. Демография у нас плачет горькими слезами. Любые инициативы, направленные в сторону сокращения мер по улучшению рождаемости, преступны. 

Дискриминация по такому признаку недопустима. У нас не хватает средств? Давайте поощрять в каком-то возрасте. Но лишать людей доплат – это несправедливо.

Я прокомментировала это в своем Telegram-канале, мне тут же начали писать женщины, которые говорили: вышла замуж в 25 лет, не рожала детей, после 30 родила троих. Это абсолютно несправедливая антидемографическая инициатива. Такие инициативы должны отметаться, должен быть какой-то фильтр. Нужна какая-то комиссия по здравому смыслу.

А. Баранов:

- А предложение рожать в 19 лет?

Э. Жгутова:

- Что касается предложения Анны Кузнецовой рожать в 19 лет. Она права в том, что нам нужно расширять репродуктивный коридор. У нас женщин репродуктивного возраста достаточно мало. 

Даже если они все родят, то мы не воспроизведемся. Нам нужно задействовать максимально этот коридор. Нужно понимать, в каких реалиях мы живем. 

Если женщина в 18 лет сегодня родит одного, двух, трех детей, то она обречена, как минимум, на одинокое нищенское существование. Для начала, у ребенка не будет отца. Это просто по статистике. 

Потому, что у нас разводов больше, чем браков иногда. Если у нее нет образования, она будет получать в два раза меньше, чем женщина, которая имеет образование. 

Я занимаюсь противодействием ювенальной юстиции, неправомерному вторжению в семью. Я понимаю, какие перспективы ей уготованы. Дети – в приют и в более благополучную семью за государственным обеспечением, а у нее доля будет горькая.

Какие могут быть варианты? Хорошо, чтобы женщина успевала и то, и другое, и третье. Я слышала инициативу уполномоченной по правам ребенка Татарстана Ирины Волынец

Она говорила о том, что при институтах, университетах, при студенческих общежитиях, на рабочих местах, где много молодых женщин, должны быть организованы комнаты матери и ребенка

Чтобы освободить это время женщине, чтобы она точно понимала, что ребенок у нее в этот момент присмотрен, социализируется, накормлен, обут-одет за счет государства, которому нужно, чтобы она в 18 лет родила. 

Тогда можно говорить о каких-то возможностях для этих женщин. Но при сегодняшней ситуации это абсолютно популистская инициатива, ее невозможно реализовать.

Это при том, если мы еще в головах этих 18-летних мамочек порядок наведем, среди которых половина чайлдфри, половина неизвестно чего. Мы только сейчас начинаем скидывать с себя вот эту шелупонь, которую нам навешивали на уши тридцать лет, о том, что живи для себя, съешь завтра больше, чем сегодня.

Е. Афонина:

- Тут есть еще важный момент – получение гражданства. В новом законе прописано, что гражданином Российской Федерации может стать человек, который усыновил ребенка. 

Если молодая мамочка с маленьким ребенком понимает, что перспективы у нее незавидные, то она просто может продавать это право усыновлению гражданину другой страны, который этого ребенка будет видеть раз в жизни, когда придет его усыновлять.

А. Баранов:

- Или сделать из этого ребенка врага России.

Е. Афонина:

- И это очень страшная история, которая вполне может стать реальностью. СВО и два ковидных года демографическую ситуацию отнюдь не улучшают. Сейчас получить гражданство Российской Федерации по браку уже нельзя, если в нем нет совместных детей. 

А это не обязательно рожденные в браке дети, это может быть и ребенок супруга от предыдущего союза. Мы ситуацию делаем лучше или хуже? Регионы стонут, что у них нет рабочих рук. 

А соцпакеты из небольших бюджетов получают в таком объеме, что регионы не знают, что с этим делать. Рабочих рук нет, но семьей, которые сидят на дотациях и выплатах, максимальное количество.

Э. Жгутова:

- Это издержки миграционной политики, которая у нас велась в последние годы под строительный бум, который начался в середине 2000-х. Была спущены инициатива любыми средствами незаменимых специалистов ввезти в Россию. 

Хлынул абсолютно неконтролируемый поток. Сразу включились коррупционные механизмы. Пока у нас все-таки не такая ситуация, как в Германии с засильем мигрантов. Или там, где на сто коренных жителей тысяча мигрантов приходится в маленьких городках.

То, что гражданство будут получать за усыновленного ребенка, могу со своей колокольни засвидетельствовать, что это увеличит емкость рынка сбыта сирот, соответственно, увеличится спрос, ювеналка будет только расширяться. 

Где-то детей надо брать, чтобы их усыновить. Тоже недостаточно радужная перспектива с точки зрения демографии. Ювеналка – это разрушительный фактор для демографии. Любое поле, прежде чем засеять какой-то культурой, нужно избавить от сорняков. 

На вопрос, что нам нужно привнести в нашу демографическую политику, я предпочитаю сначала говорить, от чего нам нужно избавиться. Бессмысленно засевать поле, если там все заросло чертополохом.

Потихоньку начинаем избавляться. Вот эта идеология ЛГБТ, трансгендерность. Будем избавляться от деструктивных явлений в культуре. Все не пропишешь в законах, нужно говорить об этических нормах, о нравственной цензуре. 

Нужно убирать запрет на цензуру. Я не говорю о политической. Нравственная цензура напрямую связана с демографией. Если вспомнить цензуру на площадках, с которых нас уже либо убрали, либо они у нас запрещены, всякие Facebook и YouTube, там все четко. 

Если ты не поддерживаешь повестку ВОЗ, которая говорит, что есть безопасный аборт, то мы вас просто выключаем, блокируем. Введена уже цензура. И я предполагаю, что скоро слово «демография» вообще будет запрещенным. 

Демография в принципе говорит о том, что мы можем гипотетически увеличить население планеты. А нам говорят, что мы зажились, слишком часто выдыхаем СО2. А уж плодить детей – это вообще уголовное преступление.

Е. Афонина:

- Что еще за «сорняки», которые не позволяют нам улучшать демографию? Мы понимаем, что не деньги – основа, чтобы дети в семье были. Безусловно, это немаловажно. Но наши бабушки в Великую Отечественную рожали, ни у кого не возникало вопроса – рожать или не рожать.

А. Баранов:

- Времена поменялись, мировоззрение, реалии другие.

Э. Жгутова:

- Пример еще тогда нищего Китая и уже сегодняшней не очень богатой Индии показывает нам, что не все измеряется деньгами. У нас в указе президента о защите духовных и культурно-нравственных ценностей сказано, что у нас должен быть приоритет духовного над материальным. 

Такая установка тоже поможет людям думать не о том, сколько муж получает, нужен ли такой нищеброд, вообще я с этими детьми по миру пойду, а будут другие засеваться ценности в голову и в сердце человека.

Мы едем по Москве и видим плакаты с дивой, которая поет «За деньги да». Нужно как-то привести в соответствие с указом первого лица наши ценности. И убрать эти плакаты. 

И вообще пересмотреть через призму духовно-нравственных ценностей все, что мы видим в повседневной жизни. Иначе у нас будет какой-то диссонанс.

А. Баранов:

- Мировая статистика показывает, чем богаче живет население, тем меньше они хотят рожать детей. Эгоизм растет. Раньше рожали, потому что надо было выживать. 

Из родившихся шести-семи детей в крестьянской семье выживало трое-четверо. Нужны были работники. Как только материальное состояние человека улучшилось, он начинает думать о себе, о привилегиях для себя, новых возможностях.

Е. Афонина:

- Был проанализирован регион, сколько денег на что было потрачено. На поддержку многодетных семей 14 %, остальные 86 % были распределены между детскими домами, социальными учреждениями и приемными родителями.

Э. Жгутова:

- Это называется – институт профессионального родительства. Мы предупреждали, что он будет развиваться. Это американская схема. У нас был такой лозунг «Россия без сирот». 

Мы еще тогда говорили, что это лукаво. Мы уничтожили детские дома, но пришли к тому, что у нас должна быть профессиональная семья. Уже договорились до того, чтобы выдавать сертификаты не только приемным родителям, но и родным хорошо бы. 

Просто перевести на профессиональные рельсы – коммерческие. Нужно громко озвучивать эти цифры. Порядка 30 млрд. тратится на эту сферу ежегодно. А может, мои подсчеты слишком скромные. Ничего не идет в копилку демографии.

Один телефон доверия чего стоит. Там проводится куча мероприятий, сидят какие-то люди, которые принимают неизвестные звонки, неизвестно, кто о чем говорит и как консультирует. 

Мы неоднократно пытались попасть в эту черную комнату, найти эту черную кошку, но нам говорят: извините, это профессиональная тайна. Есть проект, который за все хорошее, против всего плохого.

С моей точки зрения, он еще и вреден тем, что воспитывает Павликов Морозовых, которые могут позвонить и рассказать о том, какие плохие родители, какая тетя на телефоне его поймет. И туда деньги тратятся – чуть ли не миллиард. Надо пересматривать наши приоритеты.

А. Баранов:

- Проблема требует решения и постоянного внимания.

Е. Афонина:

- Спасибо за ваше участие в эфире.

Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~P5XtB



 
Текст сообщения*
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: