Сенатор Елена Мизулина: кто голосует "за", тот подставляет Президента

Поделиться:
29.06.2016

2016-06-29_23-39-02.png


Как известно, сенатор Елена Борисовна Мизулина - единственнй человек, который решил открыто выступить в профильном Комитете Совета Федерации против принятия поправки в УК РФ №953369-6 о криминализации семьи

Благодаря усилиям и открытой честной позиции Елены Мизулиной закон в целом хоть и приняли, но именно по этой поправке работа не закончена: будет создана рабочая группа по доработке.


Приводим расшифровку выступления Елены Мизулиной в Совете Федерации 28 июня 2016 года:


Елена Борисовна Мизулина: 

Уважаемый Андрей Александрович, уважаемые члены Совета Федерации, уважаемые присутствующие!

Я предлагаю отклонить этот закон, эти законопроекты с созданием согласительной комиссии, потому что эти законы не соответствуют Конституции Российской Федерации по порядку их принятия и по содержанию. 

Во-вторых, они являются примером того, как Государственная Дума при принятии закона может извратить первоначальное содержание закона, а он был внесен Верховным Судом Российской Федерации, и извратить поручение Президента, обращенное к нам и в его Послании, и на совещании председателей судов в этом году в Верховном Суде Российской Федерации, когда он обратился и к Валентине Ивановне Матвиенко, и к Сергею Евгеньевичу Нарышкину с просьбой как можно быстрее принять эти два закона. 

Я напомню, что эти законы предусматривают декриминализацию, то есть выведение из категории уголовных преступлений ряда деяний и перевода в состав их административных правонарушений, поскольку эти деяния, их отбирал Верховный Суд на основе судебной практики, не предусматривают несоразмерную общественной опасности и тяжести этих деяний ответственность, а именно уголовную ответственность. 

Я напомню, что мы вносили поправки ко второму чтению, где обращались к Государственной Думе с тем, чтобы все-таки по некоторым деяниям они были сохранены, например, за уклонение от уплаты алиментов, но в тех случаях, когда административное правонарушение в виде уклонения от уплаты алиментов совершается повторно в течение определенного срока, чтобы все-таки механизм давления уголовной ответственности на такие случаи сохранялся. 

Но во втором чтении, то есть без учета нашего мнения, концепция была подвергнута изменению, и в ней появились две нормы, которые фактически превращают в свою противоположность закон, который был первоначально внесен. 

Что это за две нормы? Одна – статья 116 «Побои» в Уголовном Кодексе Российской Федерации. 

Напомню, что в первом чтении Верховный Суд справедливо предложил просто побои, а побои, напомню, что это насильственные действия, причиняющие физическую боль, но не влекущие последствия для вреда здоровью, то есть это шлепок, ссадина, синяк и т. д., отнести к административным, а оставить в Уголовном Кодексе только побои, которые совершены из хулиганских побуждений, по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или ненависти, вражды или ненависти по отношению к определенной социальной группе. 

Справедливо? Да, справедливо. 

Но во втором чтении почему-то ответственный Комитет расширил круг тех, кто может быть привлечен к уголовной ответственности за побои, расширил даже по отношению к действующей редакции статьи 116, включил так называемых «близких лиц». 

Формулировка звучит «побои или насильственные действия, совершенные в отношении близких лиц», но понимать надо, как и «близкими лицами» тоже. 

То есть, кто может нанести близким лицам побои? Близкие лица. То есть фактически теперь выделилась специальная группа не по целевой направленности, а по каким мотивам причинены побои: по вражде, ненависти, из хулиганства, а еще и в отношении определенной социальной группы, а именно семьи. 

Это семейные отношения, внутрисемейные отношения, но как сформулирован этот термин «близкие лица»? 

Вы посмотрите, вот то, что делалось быстро, без обсуждений, непродуманно. Близкие лица – это близкие родственники? Родственников нет. Это «лица, состоящие в свойстве». Кто бы сказал, что это такое. До сих пор в законодательстве это не закреплено. 

А меня вот спрашивают: а крестный отец, крестная мать относятся к лицам, которые в свойстве? А кто его знает! И закрепили из советского законодательства жилищного, к близким лицам отнесли еще людей, которые совместно ведут общее хозяйство. В советском жилищном законодательстве это было связано с тем, чтобы людей можно было поставить на учет для получения жилья. Уже давно этой нормы нет. 

А сейчас студентки снимают квартиру и платят за эту квартиру, сбрасываясь. Они что, лица, ведущие совместное хозяйство? Но ответственность за побои по 116-ой введена жесткая: до двух лет лишения свободы. То есть студентка студентку нечаянно ударила, то уголовная ответственность, а если она вышла на улицу или на факультете друг друга, то есть они не платят вместе за квартиру, то административная. 

И такого рода абсурдов появилось много. 

Более того, фактически сейчас такого рода закон легализует ювенальную юстицию, то есть необоснованное вторжение в семейные дела, поскольку уголовное дело теперь можно возбуждать и нужно по любому факту. 

Если у ребенка или у другого члена семьи, или совместно проживающего, есть ссадина, синяк, неважно, что не может быть больничного, нет никакого другого вреда здоровью, можно возбуждать уголовное дело и проверять: а он в семье там упал или его специально стукнули. 

Вы понимаете, когда люди живут совместно, может быть и неосторожный какой-то удар, необязательно побои, побои – это плохо, но мы же ввели административную ответственность. 

Почему выделили применительно к членам семьи? А вы знаете еще и другие ситуации. Сегодня в одной квартире могут жить бывшая семья и новая семья – разъехаться невозможно. И получается в зависимости от социальных связей родственных: бывшую жену ударил – это административная ответственность, а если нынешнюю жену ударил, то это уголовная ответственность. Ударять плохо, но Верховный Суд и предложил административную ответственность за такого рода деяния.

Андрей Александрович Клишас: Она же бывшая.

Елена Борисовна Мизулина: Да, она же бывшая, но вы понимаете абсурд и нонсенс таких вещей. А я хочу обратить внимание еще на один момент. 

Общественные организации по России, родительские комитеты сегодня все с протестами, завтра в приемную президента принесут подписи, которые они уже собрали по всей стране, они фиксируют, что такого рода моментов, когда в семье родители могут и достаточно жесткое наказание применять ребенку: в угол поставить, может и ремнем когда огреют. 

Но вы знаете, что такое воспитывать детей: есть дети, очень подвижные, которых, может быть, ремень, даже то, что показали, если теперь покажут ремень – это, извините, покушение на 116-ю, уже можно уголовное дело возбуждать. 

Мы до какого абсурда дойдем? А что такое возбуждение уголовного дела мы знаем. По сегодняшнему семейному законодательству возбуждение уголовного дела в отношении родителя является основанием для отобрания ребенка. 

Вот вам и опять легализация необоснованных изъятий детей. Скажите мне, пожалуйста, чем обосновано такое ожесточение ответственности во внутрисемейных отношениях? 

Кроме того, примирение между потерпевшим и таким обвиняемым теперь невозможно, потому что эту категорию уголовных дел вывели из дел частного обвинения. 

Я думаю, когда депутаты торопились, они не обратили на это внимания. В той версии, которую вносил Верховный Суд, справедливо побои, основанные на расовой, национальной или религиозной ненависти, в отношении какой-то социальной группы – конечно, это дела частного, публичного обвинения. 

Но могут ли внутрисемейные отношения, тем более, выражающиеся именно в такого рода действиях, не влекущих вреда здоровью, и носят ли они такую общественную опасность и насколько соразмерно такого рода деяния? 

И вторая. Могу сказать, что это выльется в непредсказуемую правоприменительную практику, связанную с изъятием детей, это фактически нанесение вреда нашим семейным отношениям, концепции государственной семейной политики и ее реализации. 

Я могу обратить внимание: откройте статью 5 Конвенции о правах ребенка, которая четко фиксирует, что родители при процессе воспитания ребенка вправе выбирать те методы, которые они считают возможными. 

Да, конечно, без совершения преступлений, без применения чрезмерного насилия к ребенку, но, к сожалению, и лишения еды, и лишения каких-то занятий со стороны родителей – это допустимые вещи зачастую, если они обоснованы соответствующим поведением ребенка и его возрастом. 

Поэтому данная норма ни на чем не основана, и она, конечно, вызывает справедливые возмущения общественности. 

Поэтому надо было бы и отклонить этот закон и в этой части убрать выделение специальной группы «близких лиц». 

Это противоречие Конституции, могу привести вам массу постановлений Конституционного Суда, когда необоснованная дифференциация по признаку принадлежности к той или иной социальной группе является неконституционной. 

И потом, смотрите, почему выбрали такую социальную группу как семья? 

В политической партии вы можете друг друга драть как угодно, ну, ударять, по меньшей мере – это вам, пожалуйста, административная ответственность, а в семье, в этом социуме – это уже уголовная. Чем это обосновано, нам непонятно...

Елена Борисовна Мизулина: Президент, кстати, - против «ювеналки» и никогда не поручал ужесточить ответственность родителей и других членов семьи по отношению к неродственникам, и уж тем более, никогда не предлагал вводить процессуальное неравенство в уголовный процесс.

Елена Борисовна Мизулина: И я хочу обратить Ваше внимание еще на один момент. Ведь это зачем вообще Совет Федерации нужен, если во втором чтении можно как угодно перекраивать закон, нас об этом не ставить в известность, о том, что есть отступление от Конституции, и просто делать «на колене», буквально Вам скажу, потому что эти законы, сопровождая, я в комитете вела? 

Я пыталась получить тексты, сотрудники аппарата, не буду говорить кто, постоянно работали с теми сотрудниками, тексты получить было невозможно, потому что никакие рабочие группы не заседали, их не было, потому что я хотела ходить на эти группы, наши поправки отстаивать – я уверена, мы бы не допустили такого рода отступлений. Это две ляпы, безусловные ляпы. 

И я вам скажу, что все, кто за такое извращенный закон будут голосовать, вот они недоброжелатели Владимира Владимировича, это они его хотят подставить, потому что, в конечном счете, он будет отвечать. 

Вы тоже ссылаетесь на то, что его поручение, это его Послание. Еще раз утверждаю, это не его Послание, не его поручение. Он этого не заявлял.



Поделиться:

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~C90Oo




Чтобы оставить комментарий авторизуйтесь на сайте , или войдите через социальные сети
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
или зарегистрируйтесь


Поддержать РОО «ОБЩЕСТВЕННЫЙ ЦЕНТР ПО ЗАЩИТЕ ТРАДИЦИОННЫХ СЕМЕЙНЫХ ЦЕННОСТЕЙ «ИВАН ЧАЙ»

Сумма: 

Выберите удобный способ пожертвования: